Зарабатывать в России с белорусским паспортом

Зарабатывать в России с белорусским паспортомУгрозой поглощения Беларуси Россией озабочены и белорусская оппозиция, и европейские политики. Но пока речь может идти не столько о политическом поглощении или экономических дивидендах, которые получит Россия в Беларуси, сколько о совершенно очевидной уже угрозе вывоза белорусской рабочей силы в Россию.

Тут, в Беларуси, российская власть (а также экономическая «элита», если это не та же власть) найдет для себя безопасный вид субстрата, коего ей так недостает. И субстрат этот – работники, готовые трудиться за умеренную плату. А безопасный он потому, что выгодно отличается от трех других, подобных субстратов.

Первый из этих трех – рабочий люд самой России – опасен тем, что позволяет себе что-то требовать от власти, иногда даже бастовать при неудовлетворении его требований, а также удивительным «умением» вовсе не работать (об иждивенчестве российских граждан, порожденном благоприятной для России конъюнктурой на рынке углеводородов, сейчас в самой России не говорит разве что только будущий премьер-министр и нынешний президент Дмитрий Медведев).

Второй вид – среднеазиатские и молдавские гастарбайтеры, которые многого не просят, но часто низкой квалификации, работают без официального разрешения и из-за своей «неславянской» внешности вызывают возмущение аборигенов (правда, последние говорят, что «понаехавшие» враги им только потому, что претендуют на их рабочие места, хотя сами трудиться за такую плату не считают возможным).

И третий вид – избыточные кадры, выпавшие из самой бурно развивающейся экономики мира: китайцы. Эти работоспособны и законопослушны, однако… нет! не вытеснят русских из Сибири и Дальнего Востока, пока у России есть возможность откупаться от них нефтьюпока есть озволит сделать это в то время, когда Китаю так нужна нефть. Просто они никогда не станут русскими, а идентификационный вектор России, несмотря на популярные байки о евразийстве, все-таки европейский. Неевропейцем у русского получается быть только до момента сравнения его с азиатом (даже с тем, у которого есть российский паспорт).

Белорусский субстрат, таким образом, безопасен во всех отношениях: русский или белорус, с физиогномической точки зрения лучше признать родство, так что генотипу русской нации угрозы никакой; уровень образования и квалификации белорусов по пятибалльной шкале можно оценить на «4». Работают белорусы не так усердно, как китайцы, но усерднее самих русских, и – что для российских властей, не сумевших уничтожить независимые профсоюзы и теряющих самообладание при стихийных выступлениях рабочих, должно быть особенно приятно – никогда не идут против работодателей организованным фронтом, если последние, по крайней мере, не дают им помереть от голода.

Правда, и российской власти, и российскому бизнесу не стоит слишком «расслабляться», потому что все качества белорусов, которые им так нравятся, также импонируют европейской политической и деловой элите. Мы не солидарны, как поляки или прибалты, не активны, как французы, не озабочены сохранением своих прав, как англичане, не выходим, в отличие от греков и испанцев, на многотысячные демонстрации, когда правительство предлагает нам затянуть пояса – в общем, очень подходящие для разнеженной Европы граждане. Так что за «сердце Европы», как любит называть Беларусь наш чрезмерно говорливый президент, готов платить не только Восток, но и Запад. И белорусская власть, будучи по своей сути торгашеской, пытается этой ситуацией пользоваться. В последнее время, к сожалению для самой власти, не очень удачно.

Зато этими неудачами вполне ожидаемо пользуется Россия. Причем при всей ностальгии ее высшего руководства по Советскому Союзу прямых предложений вступить в состав Российской Федерации белорусскому руководству не делается уже давно. Если, скажем, лично Путину и хочется получить в свое распоряжение очередной федеральный округ, то – вспомним последнюю сходку правильной «единоросовской» молодежи на Селигере – говорит он об этом обтекаемо: мол, если белорусский народ проголосует на референдуме за то-то и то-то, тогда… и т.д. и т.п. Изменение риторики Владимира Путина можно объяснить не только тем, что за годы нахождения на вершине российской власти он стал более дипломатичным (как будто и не было «мух с котлетами» и предложения «войти в состав РФ шестью областями»), но также и переоценкой роли Беларуси во внешнеполитическом курсе России.

Российскому руководству гораздо удобнее оставить Беларуси все атрибуты независимого государства (ну хотя бы из соображений экономии в области социальной политики), но при этом сделать ее зависимой от каких-то конкретных проектов (их можно называть интеграционными, а можно и просто двусторонними, если кому-то кажется, что первое определение «унижает» Беларусь как суверенное государство). О преимуществах и недостатках, какими располагает или будет располагать Беларусь, согласившись (соглашаясь) на членство в ТС или ЕЭП, можно долго спорить, но одно уже сейчас выглядит бесспорным. Возможность беспрепятственного трудоустройства белорусов в России (которая существовала и до подписания документов по созданию ТС) скрепляет Беларусь и Россию значительно сильнее, нежели все рассказы об общей истории и сотрудничество в военной сфере (последнее, как мне кажется, держится, скорее, на идеологическом мифе «союзного государства», нежели на действительно стратегическом фундаменте).

Финансовый кризис, который усилиями белорусских властей все-таки перерос в экономический, вынудил многих белорусов подняться с насиженных мест и отправиться на поиски работы в Россию. Российские работодатели отреагировали на прилив трудовых мигрантов вполне по рыночному: теперь и строителям, и водителям, и менеджерам, и IT-шникам из Беларуси предлагаются меньшие зарплаты. Это и есть демонстрация прагматического подхода, причем не в «политизированных» сферах, каковым являются поставки нефти и газа в Беларусь, а в тех, где целесообразность сотрудничества определяется исключительно экономическими принципами.

А что же те, кого белорусские власти с 2008 по 2010 год, демонстрируя свою «многовекторность», призывали стать противовесом российскому влиянию? Они по-прежнему держат цену на шенгенскую визу в 60 евро (теперь это сумма составляет треть от среднемесячной заработной платы по стране) и, разумеются, не могут себе позволить такую роскошь как обеспечение беспрепятственного трудоустройства белорусских граждан в странах Евросоюза. Что же касается 9 миллиардов, недавно обещанных  Дональдом Туском нашему руководству в том случае, если оно согласится с требованиями Евросоюза (освобождение и реабилитация всех политзаключенных, переговоры с оппозицией, прозрачные выборы в парламент и либерализация в отношении СМИ), то эти деньги как раз и есть не экономически обоснованные ресурсы, а политически мотивированная подпитка. Вероятно, по мысли некоторых европейских стратегов, это должно помочь Беларуси не скатиться в экономические объятия Москвы.

Однако белорусской экономике, чтобы она функционировала так же, как до кризиса, внешних заимствований требуется от 6 до 8 миллиардов долларов ежегодно. Таких денег нам никто не даст. Нужны реформы, которые неизбежно приведут к значительному повышению безработицы. Что делать с безработными? То же, что и сейчас: не мешать их выезду на заработки. Куда? В Россию. Куда же еще, если в Евросоюзе рабочие места для белорусов не предусмотрены.

Пока такое положение дел сохраняется, российским лидерам беспокоиться не о чем. В настоящее время привлекательность Евросоюза для белорусов обусловлена тамошним уровнем жизни. Да, белорусы тоже хотят жить «как в Европе» (при всей неоднозначности этого сравнения), но по-настоящему «за Евросоюз» они будут только тогда, когда смогут оценить преимущества «проевропейской ориентации» уже в качестве полноправных субъектов экономической деятельности. Проще говоря, будут в Европе рабочие места и более высокая, нежели в России, оплата труда – белорусы будут образцовыми европейцами, не будет всего этого – Россия по-прежнему будет для них центром притяжения. Но центром притяжения без всякой идеологической мишуры вроде «самодержавия, православия, народности» или «единства славянских народов», т.е. просто соседней страной, в которой можно без виз и специальных разрешений на занятие трудовой деятельностью зарабатывать неплохие по белорусским меркам деньги.

Комментарии

Странно с самого начала. Там, где открывается новый рынок с новыми возможностями, автор видит угрозу поглощения.

Гость

Европа для людей, которые РЕАЛЬНО хотят туда попасть, открыта.

Поспрашивайте людей 'в-теме': людям с белорусскими паспортами при получении политубежища/ВНЖ везде зелёная улица. Отказов минимальный процент.

А Роисся... Друг- HR в компании в Мск, да, говорит очень увеличилось количество резюме от белорусов.

К чему это я. Лично я вижу ситуацию так:

Умные - в Европу

Средние - в Россию

Остальные - деградируют на Родине.

Причём первые и вторые, если реально что-то из себя представляют, на Родину уже не вернутся (отпуска не в-счёт).

Гость

Очередной белорусский мечтатель. Белорусы с образованием на четверочку уехали еще до первой волны кризиса, во время бума 2006-2007 года. Сейчас же из квалифицированных формируется жиденький ручеек, но огромной волной уезжают даже троечники.

Гость

вчера, 9:29 Гость

Европа для людей, которые РЕАЛЬНО хотят туда попасть, открыта.

Поспрашивайте людей 'в-теме': людям с белорусскими паспортами при получении политубежища/ВНЖ везде зелёная улица. Отказов минимальный процент.

======================

Бред. Вы ничего не знаете. В среднем ВНЖ удовлетворяется в Европе для соискателей-беженцев лишь 5-6% из 100. Остальных подержат 1-2-3-5 лет и насильственный депорт.

Гость

вчера, 11:47 Гость

Очередной белорусский мечтатель. Белорусы с образованием на четверочку уехали еще до первой волны кризиса, во время бума 2006-2007 года. Сейчас же из квалифицированных формируется жиденький ручеек, но огромной волной уезжают даже троечники.

===================

Соглашусь. Батьке остается лишь его колхозный ляхтарат- быдломасса. Они памяркоуныя, но и ни черта не подымут экономику. Короче, деиндустриализация Беларуси практически гарантирована. Сперва начнут умирать районные пром.предпритятия. Затем в областных центрах. Минск будет трепыхать до последнего, но скукоживаться. Лет через 10 в Минске останется тысяч на 100-300 меньше населения.

Гость

Мне кажется речь здесь идёт скорее о возможности массовой (не единичных сверх-специалистов) занятости для разных уровней квалификации, а, соответственно, и об основном векторе ориентации всего белорусского общества - Запад, или Восток... Здесь противоречий нет - всё верно. Российское руководство может быть спокойно - никуда РБ не денется, пока 1 500 000 - 2 000 000 белорусов будут работать на Востоке.

Гость
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.

{* *}