Газовое сражение на южном фронте (2)

Газовое сражение на южном фронте (2)2. Европа наносит ответный удар

В предыдущей статье (Газовое сражение на южном фронте) речь шла о принятом 12 сентября решении Евросоюза содействовать строительству Транскаспийского газопровода, необходимого для заполнения газом трубопровода Nabucco. Известно, однако, что Россия стремится использовать свои энергоресурсы в качестве рычага влияния в Европе, в том числе посредством строительства в том же регионе собственного газопровода – «Южный поток».

Поэтому уже через два дня еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер пригрозил «Газпрому» проблемами с контрактами, если «Южный поток» помешает Nabucco. По его словам, «русским выгоднее иметь долю на газовом рынке Европы в 30% от объема 600 млрд кубометров, нежели 40% от 400 млрд». Тем самым он дал понять, что наращивать закупки газа из России Европа согласна лишь если доля «Газпрома» на ее энергетическом рынке и, следовательно, зависимость Евросоюза от российских энергоресурсов будут сокращаться.

Тем не менее, еще два дня спустя, 16 сентября, «Газпром», немецкая компания BASF, французская EdF и итальянская ENI в присутствии премьер-министра РФ Владимира Путина подписали акционерное соглашение по «Южному потоку».

Этот трубопровод ведет в Европу, минуя украинскую территорию. Его проектная мощность составляет 63 млрд куб м газа в год, а первая нитка мощностью 15,75 млрд куб м должна быть запущена не позднее 2015 года. Глава российского монополиста Алексей Миллер заверил, что проект будет осуществляться строго по графику.

Трудно сказать, почему Кремль не прислушался к предостережению. Вполне возможно, на тот момент он спешил воспользоваться благоприятной ситуацией, чтобы «дожать» Украину, с которой обострился давний энергетический конфликт. В начале августа Киев заявил о возможности привлечь Москву по газовому вопросу к международному арбитражному суду. Сейчас Украина является основным транзитером российского газа в Европу. После длительного периода субсидированных поставок в обмен на теплые отношения Россия постепенно повышает ей цену на газ, которая к концу года может составить более 400 долларов за тысячу кубометров.

Украина называет действующий контракт, подписанный бывшим премьером Юлией Тимошенко (находящейся сейчас под следствием как раз в связи с обвинениями в согласии платить за российский газ слишком много), «несправедливым и порабощающим» и требует снижения, угрожая либо существенно сократить закупки, либо значительно поднять стоимость транзита.

На словах не отказываясь сделать скидку, российские дуумвиры в качестве непременного условия чуть ли не хором выставили вхождение Украины в Таможенный союз, созданный Россией для обеспечения своего экономического доминирования на постсоветском пространстве, и/или передачу «Газпрому» контроля над транзитом газа.

К занятию подобной позиции их явно подвигло событие, состоявшееся 7 сентября: началось заполнение первой очереди трубопровода «Северный поток», по которому российский газ будет напрямую поставляться в Европу по дну Балтийского моря. 8 ноября по его первой нитке мощностью 27,5 млрд куб м газа в год должны начаться коммерческие поставки. К тому же уже на 60% построена вторая нитка такой же мощности.

Выход обоих «потоков» на проектную мощность позволил бы Москве полностью отказаться от украинского транзита. Тем самым Кремль в очередной раз продемонстрировал, что сущность его сегодняшней внешней политики заключается в том, чтобы взять под контроль соседей, загоняя их в угол. Очевидно, что выставление Украине упомянутых условий в ситуации, когда практически всем основным потребителям газа в Европе уже была предоставлена скидка в 15-25%, является ничем иным, как откровенным политическим шантажом.

Правда, слухи об ультиматуме, который Медведев и Путин вроде бы готовились предъявить украинскому коллеге на состоявшихся 24 сентября в Москве переговорах, не подтвердились. По сообщениям СМИ, российские власти, по крайней мере, на тот момент, отказались от идеи втянуть Киев в Таможенный союз.

Впрочем, говорить о прекращении противостояния пока все равно не приходится, так как Киев считал, что существенный прогресс был достигнут по газовой проблеме в целом, тогда как Москва утверждала, что это относится только к ставке транзита. Более того, позднее вся информация о договоренностях была опровергнута.

На этом фоне Гюнтер Эттингер сделал заявление, что Украина останется главным и наиболее важным транзитером газа из России в Европу и обещание выделить USD 310 млн на модернизацию ее газотранспортной системы. Не исключено, что в результате объявления о возвращении Путина в Кремль в ЕС укрепились опасения усиления агрессивности России в продвижении ее энергетических интересов.

Поскольку Еврокомиссия уже в ближайшее время предполагает стать ключевой стороной во всех газовых переговорах стран-членов ЕС, то сомневаться в ее возможности осложнить реализацию глобальных российских замыслов не приходилось.

Это подтвердилось в самом скором времени, причем давление началось сразу с нескольких сторон. Так, 27 сентября сразу в десяти странах-членах ЕС представители Еврокомиссии без предупреждения провели обыски в офисах дочерних фирм «Газпрома», а также местных энергетических компаний, тесно связанных партнерскими отношениями с российским газовым монополистом. При этом ни один из европейских партнеров «Газпрома российскую компанию не поддержал – они либо отмолчались, либо заявили о полной готовности «сотрудничать со следствием». Позже появились сообщения что Еврокомиссия готовит иски против 18 стран ЕС за срыв сроков введения Третьего энергопакета, так как они не разделили поставку, транспортировку и сбыт энергоресурсов.

Официальный представитель Еврокомиссии заявил, что рейды были частью усилий по сокращению степени зависимости континента от российского газа. Их цель состояла в установлении возможных нарушений законодательства Евросоюза о свободной конкуренции. На нарушителей могут быть наложены штрафы в размере до 10% от выручки. В случае с «Газпромом» при худшем развитии событий эти санкции могут превысить USD 10 млрд. По мнению аналитиков, если факты нарушения правил будут доказаны, «Газпром» может потерять ряд активов, и будет вынужден притормозить «Южный поток».

Такой вариант не исключен, ибо у компании не слишком хорошая репутация в Европе и во всем мире. Согласно рейтингу влиятельного американского инвестиционного журнала Barron\`s, «Газпром» по степени уважения в бизнес-кругах занимает последнее место. К тому же наложение Еврокомиссией огромных штрафов на таких гигантов, как E.on и Microsoft, наглядно показало, что она громких имен не боится.

Кроме того, 29 сентября министр энергетики Турции Танер Йылдыз заявил, что Анкара может не продлить подписанное 25 лет назад и действующее газовое соглашение с Россией, если та не уменьшит цену на газ. По подсчетам экспертов, возможный убыток «Газпрома» из-за разрыва контракта составит около USD 3 млрд. Тем самым Турция присоединилась к целому ряду других партнеров «Газпрома», настаивающих на снижении цен. Ряд немецких энергокомпаний уже подали соответствующие иски в Стокгольмский арбитраж, а вскоре к ним может присоединиться и Польша. При этом Турция находится в особенно выгодном положении, так как именно через ее воды должны проходить как «Южный поток» (разрешение на что, кстати, еще не дано), так и Nabucco. И если маршрут российской трубы одобрен не будет, то ситуация может измениться на прямо противоположную: свои условия получит возможность диктовать уже Украина.

Наконец, на состоявшемся в Астане в начале октября VI Евразийском форуме KAZENERGY Гюнтер Эттингер встретился с премьер-министром Казахстана Каримом Масимовым и сделал формальное приглашение по «Транскаспию», за которым последовало заявление казахского МИДа: «Казахстан придает особое значение созданию новых энергетических мощностей и развитию инфраструктуры транспортировки энергоресурсов».

Таким образом, Европа перешла от обороны к нападению, хотя понятно, что борьба будет упорной. Владимир Путин уже встретился с главой «Газпрома» Алексеем Миллером, дабы продемонстрировать, что работа над «Южным потоком» будет продолжаться, а также припугнуть европейцев возможной переориентацией экспорта газа в азиатском направлении.

На первый взгляд может показаться, что в силу удаленности Беларуси от рассматриваемого региона происходящие там баталии на «газовом фронте» могут вызывать здесь лишь чисто академический интерес. На самом же деле исход сражения для нашей страны не безразличен.

Если «Южный поток» будет проложен, то Россия сможет полностью прекратить транзит газа через Беларусь или Украину, либо полностью через Беларусь и в значительной степени через Украину. В таком случае Москва получит возможность шантажировать любую из них, добиваясь своих политических целей.

Если же этого не произойдет, то в силу меньших объемов прокачки Минск все равно будет в более угрожаемом положении. Однако в целом потенциал для шантажа тогда существенно ослабнет, так как Украина останется основным транзитером. Для Беларуси такое положение будет существенно более выгодным, но, разумеется, лишь при проведении грамотной политики.

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.

{* *}