Заготовка зерна и война. Уроки «Книги правителя области Шан» для Беларуси

В исследовательской литературе говорится о том, что между авторитарными обществами нет никакого формального различия. При этом не важно, о каких временных рамках идет речь. «Книга правителя области Шан», «1984» Оруэлла, социологические и политологические тексты, сравнивающие режимы Сталина и Гитлера, Китая и арабского Востока, философия постмарксистов –  все, что касается диктатур, человечество познало, изучило, исследовало, проанализировало. В этом плане жизнь в современной Беларуси оставляет впечатление «опять наступил на грабли». А кривляния белорусских чиновников, после 19 декабря который месяц пребывающих «в недоумении» по поводу международной реакции, – вызывают чувство, близкое к брезгливости. Такое чувство испытываешь к невежде, считающему себя умнее и хитрее окружающих.

Китайская «Книга правителя области Шан», которая считается воплощением первой в истории мировой культуры модели тоталитарного общества, удивительным образом вызывает целый ряд «белорусских ассоциаций». И дело даже не в репрессивной составляющей современных белорусских реалий и не в очевидных перегибах судебной системы, на которых, как правило, делают акцент независимые эксперты и международные наблюдатели. Лично у меня как у гражданина Беларуси, связывающего с этой страной свое будущее и будущее моих детей, наибольшую тревогу и озабоченность вызывают действия власти в сфере, которая уже сегодня характеризует белорусов будущего – сфере образования.

«Для государства ценность составляет только армия и заготовка зерна» («Книга правителя области Шан», глава 3).

Сегодня власть в лице представителей министерства образования и лично главы государства открыто и цинично заявляет, что ей не нужны образованные белорусы. Мотивация, на первый взгляд, вполне рациональна: экономия средств и социальный заказ. Вначале высшая школа испытала шок дегуманитаризации, когда были резко сокращены объемы базовых социогуманитарных дисциплин. Почти повсеместно были полностью упразднены такие дисциплины, как религиоведение, эстетика, культурология. В итоге обычным явлением белорусской действительности становятся люди с университетским образованием, не знающие, например, различия между православием и католицизмом.

В настоящее время снова идет речь о сокращении сроков обучения в ВУЗах. Базовым социогуманитарным дисциплинам грозит преобразование в солянку с неопределенным пока названием. Для чего нужно было «переименовывать» большую часть ВУЗов республики в университеты? Чтобы потом сделать из высшего образования суррогат? Наиболее животрепещущим представляется вопрос о причинах. Дело только в экономии, или современному белорусскому государству не выгодны и не нужны последствия гуманитарной составляющей образования?

«Красноречие и острый ум способствуют беспорядкам, ли и музыка способствуют распущенности нравов» (Книга правителя области Шан, глава 5)

Последствия дегуманитаризации катастрофичны в первую очередь для перспектив развития личного потенциала. В конечном итоге мы видим людей с узким кругом интересов, не знающих, что делать со своим свободным временем.

Низкий уровень гуманитарного образования нивелирует критичность мышления. Есть очень емкое определение философии: философия – это деятельность по моделированию возможных миров. На обыденном уровне философская составляющая образования дает возможность осмысления с альтернативных позиций, умение подвергать сомнению очевидное, позволяет более богато и разносторонне смотреть на вещи. Нужен ли современной белорусской власти критично мыслящий человек, тот, кто умеет видеть альтернативу, сравнивать и делать выводы? Как говорится, без комментариев. Гсударство хочет иметь пассивного потребителя БТ-пропаганды с минимальными запросами на уровне пресловутых «чарки са шкваркай». Только вот хочет ли белорус быть таковым потребителем? Рискну высказаться насчет молодежи: однозначно не хочет.

Дегуманитаризация, наконец, бьет по элементарной эрудированности. Разве государству удобны люди, знающие азбучные истины о различии авторитаризма и демократии, подлинные, а не в специфически-белорусской трактовке принципы разделения ветвей власти и свободы слова. Разве нужны те, кто понимает, что мы не уникальны, и никагого особого белорусского пути нет, и могут провести исторические аналогии с той же Польшей, Венгрией или Румынией. Или понимающие, что «китайский путь» – это великолепно для чиновников, а рядовых граждан ничего хорошего на этом пути не ждет.

Вопрос о причинах нездорового подхода к образованию, с одной стороны, кажется очевидным – сложная финансовая ситуация. С другой стороны, мы все недавно наблюдали, как переживали экономический кризис европейские страны, – экономия касалась в первую очередь сокращения расходов на содержание чиновничьего аппарата. У нас об этом даже речи не идет. Как речь не идет и о сокращении сотрудников органов внутренних дел, которых, по недавним подсчетам, рекордное в мире количество. Не считая спецслужб. И каждый помимо получения зарплаты имеет право на постройку льготного жилья. Но ведь это все нужные люди. Ведь для государства имеет значение только армия и заготовка зерна.

«Почитание традиций, культ предков, конфуцианские ценности, учёность, ритуал, музыка, литература являются паразитами, которые отвлекают народные массы от Единого – заготовки зерна и войны» («Книга правителя области Шан», глава 8).

Есть в Беларуси категория людей, неожиданно узнавших о своей ненужности в начале этого учебного года – школьные учителя музыки, хореографии, а также, как я понимаю, те, кто готовит данных специалистов в ВУЗах. Уроки музыки и хореографии в массовом порядке попали под сокращение, учителя, их преподающие, отправлены фактически на улицу. Не нужно белорусским детям эстетическое воспитание. Зато нужны уроки и вузовский предмет по идеологии белорусского государства, которой, вообще-то, по утверждению лица, его возглавляющего, как бы и нет. Вероятно, предполагается, что преподающие данный предмет должны ее придумать.

Нормальное чувство, которое должен испытывать человек от такого подхода, – это чувство унижения. Это шаг, унижающий наших детей. По сути, им заявили: не нужно вам, будущим белорусам, заниматься танцами/музыкой/рисованием. Читать-писать научились – и на завод. А дальше белорусский минимум счастья в виде чарки и шкварки. Особенно издевательски все это выглядит на фоне недавних комментариев посла Великобритании о количестве учебных виз для белорусов. Ведь не рядовые белорусы там учатся, а дети тех же чиновников, принимающих эти указы.

О шагах белоруской власти в области образования сказано много, и чаще всего они тактически истолковываются соображениями экономии. Однако, на мой взгляд, это тот случай, когда «приятное совпало с полезным». При нынешних тенденциях эволюции нашего общества государству не просто не выгодны, а именно идеологически неудобны образованные белорусы.

Возможно, на фоне взбесившихся ценников проблемы образования кажутся не столь значительными. Но это очередная лакмусовая бумажка, однозначно демонстрирующая, что наша вертикаль работает только на собственное выживание, с акцентом на «теперь» и с абсолютным равнодушием к будущему.