Пятилетку в четыре года: «мысленный эксперимент» о досрочных парламентских выборах

Пятилетку в четыре года: «мысленный эксперимент» о досрочных парламентских выборахПредположения о возможности проведения тех или иных выборов ранее обычного срока с завидной регулярностью циркулируют в отечественном аналитико-оппозиционном сообществе. Этому способствует неопределенность в соответствующих нормах Конституции Беларуси, устанавливающей, к примеру, лишь самый поздний срок проведения президентских выборов, но не устанавливающей максимально ранний срок. Белорусам остается только мечтать о той определенности, которая характерна для  выборов президента США с их сакраментальным «первым вторником после первого понедельника ноября в год, делящийся на четыре без остатка».

Обоснованности подобного рода предположениям добавляет и то обстоятельство, что и в 2006, и в 2010 годах выборы были назначены на даты, значительно превышающие установленный конституционно самый поздний срок. Таким образом, в «массовом экспертном сознании» досрочные выборы главы государства стали восприниматься как устоявшаяся практика, которую в принципе можно распространить и на выборы иного уровня.

Пожалуй, эти слухи о возможном досрочном назначении выборов парламента, наряду со старательно подогреваемыми властями надеждами-опасениями о введении элементов пропорциональной системы, выполняют своеобразную компенсаторную функцию: они позволяют анализировать предвыборные расклады и вероятности вне контекста конкретных групп интересов (которые в Беларуси действуют на выборах исключительно латентно и непублично). Таким образом, анализ проблем досрочных выборов и введения пропорциональной системы – это тренажеры для белорусских комментаторов внутренней политик, забава в период до начала активных внутриполитических игрищ.

Согласно Конституции, очередные выборы в нижнюю палату парламента – Палату представителей пятого созыва – должны быть назначены не позднее, чем за четыре месяца и произойти не позже чем за 30 дней до окончания полномочий Палаты представителей четвертого созыва. Таким образом, выборы должны состояться не позднее чем в конце сентября 2012 года. Последняя возможная дата выборов в Палату представителей -  23 сентября 2012 года. Если выборы будут проводиться в эту крайнюю дату, то указ президента о назначении выборов должен быть подписан не позднее, чем 23 июня 2012 года. Так же в качестве возможной даты выборов называется 16 сентября 2012 года и, соответственно, крайней датой объявления о проведении выборов становится 16 июня 2012 года.

Сентябрьские даты назывались председателем Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов Лидией Ермошиной в качестве наиболее вероятных сроков проведения выборов. Госпожа Ермошина в начале сентября текущего года отметила, что хотя на взгляд организаторов выборов, их удобнее всего проводить поздней весной (используя работников школ в качестве членов избирательных комиссий), но серьезно вариант о перенесении выборов на более ранние сроки уже не рассматривается.

Однако при оценке этих высказываний госпожи Ермошиной следует учитывать, что ее полномочия в качестве председателя Центральной комиссии приближаются к завершению: их срок истекает 26 декабря 2011 года, и назначение давно достигшего пенсионного возраста чиновника на новый пятилетний срок представляется сомнительным, особенно с учетом непривычного для белорусской системы продолжительного нахождения на этой должности в течении беспрецедентных для высших чиновников пятнадцати лет. Кроме того, назначение нового председателя Центральной комиссии может быть воспринято позитивно внешними наблюдателями. В таком случае прогнозы госпожи Ермошиной могут быть дезавуированы.

Общие функции парламентских выборов в Беларуси практически утрачены – парламент практически  не является институтом, формирующим государственную политику. Более того, он уже давно не является даже инструментом обновления элит, превратившись из места старта политических карьер в пункт завершения карьерных траекторий. Но ситуация  выборов остается тем пунктом, с которым соотносятся остальные действия демократических партий и который означает для властей момент нежелательной политической ответственности, связанный с угрозой дестабилизации и разрушения существующей политической системы.

Похоже, что сейчас власти снова будут стараться не допустить, чтобы парламентские выборы получили хоть какой резонанс в обществе. Найдутся другие, более безопасные механизмы для выпускания пара социального напряжения, вроде мнимой либерализации или нагнетания антизападной либо антироссийской истерии, шумной пикировки с российскими корпорациями-империалистами. Для властей будет выгодно, если выборы будут не политической ситуацией, а рутинным процессом перестановки кадров внутри властной элиты. Выборы должны быть незаметными для белорусского народа и здесь перед правящей  администрацией предстает несколько возможных опций.

Слухи о назначении досрочных выборов возникают в Беларуси постоянно в преддверии новой избирательной кампании. И если в отношении президентских выборов эти слухи находили свое подтверждение (выборы назначались на три-шесть месяцев до истечения сроков полномочий президента), то в отношении парламентских выборов подобных случаев пока не было зафиксировано,  выборы и в 2000, и в 2004, и в 2008 году проводились в установленный конституцией срок. Возможно,  что такой вариант время от времени и рассматривается, но всегда отбрасывается как создающий ощущение чрезвычайного процесса.

В отличии от президентских выборов, проведение досрочных парламентских выборов ограничено на конституционном уровне. И если президентские выборы сместить  на ранний срок можно на основании того, что в конституции отсутствует ограничение на добровольное уменьшение полномочий президента то парламентские выборы можно провести досрочно лишь в случае роспуска парламента, как того требует установленная процедура.

Очередные выборы в «нормальный» срок (сентябрь 2012 года) могут принести несколько потенциальных бонусов действующей власти. Их можно зафиксировать следующим образом:

1)                  К моменту назначения и тем более проведения выборов будет ясность с вопросом лидерства в Кремле, а так же в отношении возможного ужесточения линии Москвы в отношении белорусского режима.

2)                  Замирение с Западом и торговля по вопросам условий войдет в активную и институированную фазу («диалог»), а вопросы условий выборов могут стать предметом переговоров как с Западом, так и внутри страны, буде оппозиция окажется достаточно сильной и сформулирует общее видение ситуации выборов.

3)                  Летние месяцы являются периодом, неудобным оппозиции с точки зрения участия в выборах  как организационно (возможны трудности в мобилизации актива для сбора подписей, агитации, работы в наблюдении за выборами и для выдвижения в состав комиссий), так и политически (избиратели будут голосовать до очередного витка повышения цен на услуги ЖКХ и роста платежей за отопление)

4)                  Проведение выборов в конституционный срок будет служить свидетельством стабильности политической компоненты белорусской модели, которая в таком случае не будет требовать таких чрезвычайных мер, как отставка парламента.

5)                  К тому же скорее всего через год у режима откроется доступ к дополнительным источникам финансирования в виде кредитов МВФ, что позволит попытаться снова запустить обычный политико-экономический цикл.

В целом все факторы указывают, что политическая коньюнктура складывается в пользу проведения выборов в установленный срок. Однако, имеются и определенные рациональные предпосылки и для болен раннего проведения выборов.

1) Отставка правительства Мясниковчиа – фактор, который мог бы задобрить население в ситуации кризиса, отрицание которого госпропагандой не вызывает уже ничего кроме раздражения (в таком случае на господина Мясниковича можно было бы возложить всю политическую ответственность за финансовые и экономические трудности страны). Но для реализации такого спектакля показательного жертвоприношения парламент должен не согласится с кандидатурой предложенной президентом взамен Мясниковича, а учитывая характер белорусского депутатского корпуса такая неуступчивость крайне  маловероятна, поскольку потребуется фантастический театральный талант, которого пока в корпусе депутатов-андроидов не обнаружено. В любом случае досрочные выборы на основании роспуска парламента будут связаны с политическим кризисом, который не выгоден действующим властям.

2) Застать врасплох оппозицию, инициировав досрочные выборы – соблазнительная инициатива для правительства. Выпущенные к этому времени политзаключенные не успеют адекватно войти в политический процесс и перехватить контроль за ресурсами и сценариями у уже действующих группировок, а оппозиционная инфраструктура не сумеет оперативно развернуться  – это тоже потенциальный плюс для властей.  Но пока не ясно как оппозиция вообще  собирается учувствовать в выборах (не исключен вариант бойкота).

3) Для властей было бы соблазнительно решить  вопрос с парламентом до российских президентских выборов – однако сроки для объявления выборов в таком случае уже приближаются (их тогда нужно объявить в ноябре-начале декабря 2011 года).

4) Привлечение кредитов и инвестиций с Запада является важной задачей, неразрешимой без вступления в диалог. Но для этого необходимо продемонстрировать стремление к позитивным шагам – и проведение выборов в свободной атмосфере, скажем, в апреле, наряду с освобождением политзаключенных, может быть позиционировано в качестве такого шага.

5) Российский фактор остается энигмой: угроза ужесточения российской политики после будущих президентских выборов может стать импульсом, который действительно подтолкнет власти к инициированию досрочных выборов. Да и с точки зрения экономического самоощущения населения не исключено, что осенью 2012 года массовые протестные настроения еще более взрастут, а обыватель будет уже просто ненавидеть любых провластных кандидатов и боготворить самую радикальную оппозицию

Техническая возможность объявления досрочных парламентских выборов есть, однако законным образом она может быть реализована только в случае досрочного роспуска Палаты представителей третьего созыва, что потребует определенного политического напряжения и неизбежно придаст процессу признаки политического кризиса. На фоне кризиса экономического и общей нервозности в обществе не исключено, что именно в таком формате внеочередных выборов оппозиция будет выглядеть привлекательнее – что, естественно, не устраивает власти.  Возможен и сценарий добровольной отставки правительства Мясниковича и отстранения парламентом предложенной президентом кандидатуры нового премьера - но вряд ли действующий депутатский состав способен выполнить подобную роль. Более вероятным представляется самороспуск парламента, но для этого нужна какая-то причина, которая должна иметь характер чрезвычайного события, за которые политическую ответственность могут понести депутаты.

Упомянутые выше хозяйственные трудности вынуждают режим искать экономического спасения через контакты с Западом, в первую очередь через обретение огромных кредитов, другие экономические выгоды. Во всем мире правительственные кризисы решаются через роспуск парламента и назначение досрочных выборов - почему же провальная внешнеэкономическая политика действующего белорусского правительства должна быть исключением? Для европейского наблюдателя роспуск парламента и отставка правительства могут быть позиционированы как приближение к европейским принципам парламентаризма и взаимоотношений между ветвями власти.
Правительственный кризис может быть инспирирован на заказ администрации президента в целях разрядки социальной неудовлетворенности.

В целом представляется, что маловероятный и маргинальный сюжет о досрочных парламентских выборах скорее может быть сознательным распространением слухов либо спланированной утечкой, нежели реальным планом правительства. Аналогичным образом тема реформы избирательного законодательства искусно канализируется в дискуссии о необходимости введения элементов пропорциональной системы.

Мажоритарная избирательная система не закреплена конституционно, поэтому для ее введения достаточно принятия парламентом новой редакции Избирательного кодекса. Конечно, остается нюанс с конституционной нормой об отзыве депутата, однако теоретически его можно обойти (белорусская конституционная юстиция преодолевала такие противоречия). В отличие от досрочного проведения выборов, признаков политического кризиса в таком варианте  не будет - будет только совершенствование и демократизация избирательной системы, которое, кстати, можно трактовать как основание для проведения досрочных выборов. Усилия некоторых политических сил уже сейчас можно расценить как подготовку к выборам по партийным спискам. Однако, как представляется, не следует делать поспешные выводы  относительно этого предмета: хотя по инициативе ряда региональных отделений произошло начало юридической процедуры преобразования общественного объединения «Белая Русь» в политическую партию, это может оказаться единственным изменением политико-правового ландшафта в преддверии выборов. По крайней мере, со стороны Центральной комиссии было сделано заявление о том, что следующие парламентские выборы пройдут по старому законодательству.

Что касается вероятности совмещения парламенских и президентских выборов, то такой формат означал бы нечто вроде референдума о доверии правящему главе государства. Реальным основанием для такого варианта является добровольное стремление инкумбента проверить уровень поддержки своей политики со стороны народа. Такой сценарий является крайне маловероятным с учетом имеющихся данных. Потенциально его инициировать может только фактор России, совмещенный с тяжелым экономическим положением действующего режима. С другой стороны, такое совмещение двух кампаний могло бы стать сильным шагом со стороны действующего президента, как попытка восстановления пошатнувшейся в результате политического и экономического кризиса рейтинга за счет личной харизмы. Ясно, что такой сценарий для его успешной реализации будет требовать поистине невероятного  масштаба репрессий и тотального выжигания не только политической оппозиции и инакомыслия, но и любой общественной альтернативы.

Таким образом, в Беларуси сейчас происходят важные процессы, но на сроки и правовой формат проведения будущих парламентских выборов они, скорее всего, не повлияют. Парламентские выборы пройдут в установленный срок в конце сентября будущего года как очередные выборы и не будут совмещены с досрочными выборами президента. Нарушить этот установленный порядок может только российское влияние, которому белорусская официальная сторона будет противиться, в том числе на основании ограничений, налагаемых белорусской правовой системой. Преобразование общественного объединения «Белая Русь» в политическую партию может быть осуществлено в декабре 2011 – январе 2012, но эта трансформация останется лишь формальной и не повлечет за собой существенного изменения механизмов избирательной системы. Введение элементов пропорциональной системы будет важным аргументом риторики со стороны властей, что создаст надежды в оппозиции на переход к более свободным методам ведения избирательной кампании,  но до  реального изменения условий проведения выборов дело не дойдет.