Выход на единый курс: проблемы, вызовы и перспективы

Выход на единый курс: проблемы, вызовы и перспективы30 августа, А. Лукашенко объявил о пакете антикризисных мер, призванных стабилизировать валютный рынок Беларуси за ближайшие один-два месяца.

Среди основных мер были названы следующие:

- Сохранение обязательной продажи валютной выручки (30%) по фиксированному курсу (5000+/-2%) для оплаты критического импорта (энергоносители и медикаменты);

- Вторая (дополнительная) сессия на межбанковской бирже, призванная определить рыночный курс белорусского рубля и отмена межбанка и всех "псевдо бирж" внутри министерств и концернов;

- Отмена всех льгот по обязательной продаже валютной выручки;

- Свободная продажа валюты населению через обменные пункты КБ и возможность конвертации рублевых вкладов в валютные по рыночному курсу. Новым/старым изменением станет фиксация данных покупателя валюты в специально созданной базе данных;

- Запрет на эмиссионное кредитование госпрограмм и серьезное ужесточение монетарной политики;

- Возврат валютной выручки предприятий: угрозы в адрес "нечестных" экспортеров и банков, карт-бланш Комитету госконтроля и другим контрольным органам на проверки (отмена моратория на проведение внеплановых контрольных проверок). Негативная лексика, использованная Лукашенко в адрес банков, может говорить о том, что выбран следующий донор для экономики (бизнес и импортеры уже свое "отработали"), накопивший излишний жирок, чьи аппетиты следует умерить ("алчность банковской системы, "раздевайтесь и работайте… по ночам", "зашлифовать и зачистить банковскую систему"). Отвлекаясь, можно отметить, что все это косвенно подтверждает тезис о вынужденном характере действий властей. А. Лукашенко по-прежнему делает ставку лишь на госпредприятия, колхозы и не любит бизнес. Строить рынок с такими установками проблематично.

С помощью этих мер правительство и Нацбанк попытаются увеличить предложение на допсессии, искренне надеясь, что высокий курс быстро погасит отложенный спрос или в значительной мере его отсечет.

Начало реализации предложенных мер – середина сентября (12-14 сент.), что, по-видимому, связано с дополнительным приходом средств в страну к этому времени (или надеждой на их скорый приход, что должно укрепить доверие к потенциалу монетарных властей страны). Об этом намекнула и глава НБ Н. Ермакова («Источники для этого (интервенций) есть, но их я пока назвать не могу. Они лежат у нас на счетах, и не только в резервах. Будут и новые источники поступать. В этом плане все у нас просчитано. Лукашенко на совещании не зря сообщил о поступлении до конца года инвестиций на $5 млрд. Не зря названы и сроки открытия дополнительной сессии – середина сентября – все это просчитано»). Скорее всего, речь идет о продаже БТГ и привлечении кредита под залог экспортной выручки/акций "Беларуськалия".

Опубликованный план действий не является чем-то новым или полностью рыночным. Белорусское руководство как могло затягивало принятие решения. Однако к осени разбалансированность экономики стала принимать угрожающий характер, инфляция и девальвация на теневом рынке приняли неконтролируемый масштаб, даже госпредприятия стали прятать валютную выручку, отказываясь продавать ее по единственному легальному курсу "НБ +2%". Рекордный рост экспорта оборачивался отсутствием валюты в стране. Кроме того, приватизационные планы властей все еще остаются планами, в то время как возможности получения Беларусью второго транша из антикризисного фонда ЕврАзЭС увязываются с четкой критикой Кудрина по действиям белорусских властей. В этой ситуации окно возможностей у Лукашенко было минимальным: нужно было или полностью закрывать страну и рынок, или открывать. Был выбран второй вариант. В тоже время, полностью и сразу перейти на рыночное управление страной и курсом для основных полисимейкеров оказалось невозможно. В результате, принятая программа действий – это лучше, чем ничего неделание или дальнейшее "закручивание гаек" в экономике, однако хуже, чем полная либерализация рынка.

Пока сложно прогнозировать, что удастся и что не удастся властям в плане выхода на единый курс в течение ближайших месяцев, каким будет механизм функционирования допсессии и каким будет новый курс. Пока можно отметить лишь некоторые вызовы и проблемы, с которыми столкнется НБ:

1. Сохранение двух курсов противоречит требованиям России и МВФ по реформированию экономики страны (со всеми вытекающими выводами и последствиями);

2. Из-за наличия заниженного административного курса, по которому будет продаваться 30% валютной выручки страны, второй, рыночный курс, будет завышен как по причине т.н. "конфискационного налога на экспортеров" (первый курс), так и сохранения спекулятивной и инфляционной составляющей;

3. Будет продолжено "бегство от рубля", сохранена масштабная долларизация экономики из-за недоверия национальной валюте и проводимой политике. Усиление репрессий не давало результата и в прошлые годы, в настоящее время репрессий со стороны КГК из крупных игроков (госпредприятия, крупные банки) уже почти никто не боится – соответственно, возможно сохранение "серых" (легальных и не очень) схем по уводу валютной выручки из страны;

4. Из-за наличия спекулятивной составляющей и т.н. отложенного спроса на валюту (рублевые депозиты населения, белые импортеры, накопленная задолженность поставщикам и пр.) велика вероятность того, что курс на второй сессии будет 10000 и выше (хотя власти надеются на 8000), что будет вынуждать власти либо к значительным интервенциям (на которые нет денег), либо административному регулированию спроса (путем рекомендаций и пр.), что моментально приведет к существованию параллельных "черных", параллельных курсов. Кроме того, само наличие курса свыше 10000 будет серьезным вызовом для властей в плане долларового эквивалента зарплат, цен и пр., а также последующего сведения курсов;

5. Сохранится спрос на валюту со стороны НБ для пополнения резервов, выплаты и обслуживания долгов прошлых лет и пр. Для чего нужны будут либо внешние заимствования, либо продажа серьезных активов (помимо намеченных к продаже в этом году);

6. Всем нужно готовиться к новому всплеску инфляции со всеми вытекающими экономическими и социальными последствиями;

7. Искусственное сдерживание энергетических тарифов (через заниженный курс рубля) будет означать не только невыполнение требований кредиторов по доведению доли оплаты услуг ЖКХ до 30%, но и серьезный отложенный вызов по их адекватному росту в будущем (при переходе на единый курс, при последующем росте доли оплаты их стоимости населением) и соответствующие социальные протесты;

8. Давление на банки (особенно крупные) в плане привлечения ими дополнительных кредитов, и как следствие, рост рисков в банковской сфере, ухудшение их рейтингов и финансовых показателей в средне- и долгосрочном плане.

Таким образом, перспективы выхода на единый курс по-прежнему неясны, а сам этот путь будет труден и тернист. Пока непонятно, насколько власти страны морально готовы к тому, что рыночный курс рубля будет, как минимум, в два раза отличаться от существующего, и не возникнет ли у них опять соблазна его "подкорректировать, а также найти очередного "стрелочника" – банки, которые будут виноваты в отсутствии валюты в обменниках и не способности "подставить плечо государству". Эксперименты над финансовой системой страны продолжаются, и пока цена, заплаченная экономикой, не адекватна результату (мизерному снижению отрицательного сальдо торгового баланса). Растерянность и непрофессионализм высших топ-чиновников становятся все очевиднее.

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.