Белорусский зубр для катарского эмира

В описании визита президента Лукашенко в Катар неизбежны преувеличения. Ведь официальная белорусская сторона вынуждена по-максимуму использовать визит в не самую заметную на мировой карте страну, чтобы компенсировать явный дефицит внешнеполитических контактов. Примечательно, что Лукашенко летит в регион Персидского залива лишь ради Катара. Как правило, официальные визиты в отдаленные регионы, которые не имеют первоочередного значения для страны, включают посещение сразу нескольких государств.

Для друзей все?

Среди подписанных в ходе этого визита в Катар документов действительно важными являются лишь межправительственный Меморандум в области разведки, добычи и переработки минеральных ресурсов, Меморандум о взаимопонимании между Белорусским госконцерном по нефти и химии и компанией «Катар Петролеум» и Меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству между Нацбанком Беларуси и Центробанком Катара.

Что касается первого документа, то вполне реально просматриваются перспективы вовлечения катарских инвесторов не только в многостороннюю сложнейшую игру вокруг продажи «Беларуськалия», но и в организацию других добывающих и перерабатывающих предприятий. Потому стороны и обсуждали строительство завода по производству комплексных удобрений в Катаре с использованием белорусского калия, а также возможность создания совместного предприятия по добыче калийной руды в Беларуси.

В нефтяной отрасли катарский контакт важен в частности в связи с иранскими проектами «Белоруснефти». Напомним в частности, что белорусская сторона, несомненно, хотела бы найти дополнительные источники для финансирования своих проектов в Иране и первоначально вообще пыталась найти для них внешние источники финансирования (на определенном этапе рассматривался даже вариант привлечения вьетнамских денег). Вопрос финансирования проектов добычи нефти в Иране, несомненно, затормозил их реализацию.

Меморандум в банковской сфере, подписанный в Дохе, поможет в налаживании связей не только с арабским, но и мировым финансовым миром, учитывая действительно широкие международные связи Катара, особенно на Западе.

В то же время адекватность и реалистичность заявленных планов вызывает сомнения. Следует отметить, что в отличие от ряда других белорусских партнеров в развивающемся мире, Катар поддерживает прекрасные отношения и с Западом, и с большинством стран своего региона. Т.е. катарцы вряд ли испытывают недостаток в инвестиционных проектах.

Совершенно очевидно, что на обычных, существующих в настоящее время в нашей стране условиях они, как и любые другие рационально мыслящие инвесторы, деньги в Беларусь с ее сложной, непрозрачной и малопредсказуемой правовой и административной системой вкладывать не будут. Впрочем, Александр Лукашенко уверен в обратном: «Беларусь обладает уникальными возможностями, а Катар – огромными финансовыми ресурсами. У них не хватает возможностей, у нас – финансовых средств». Но это сомнительно.

Поэтому, чтобы катарцы заинтересовались, белорусской стороне стоило бы предложить нечто действительно экстраординарное, по-принципу «для друзей – все, для врагов – закон». Например, продать кусок земли в центре белорусской столицы с разрешением делать там все, что пожелается. И на этом фоне уже выданное разрешение на проведение работ в водоохраняемой зоне реки Свислочь или освобождение от налогов при строительстве объекта – сущая мелочь.

На таких условиях Эмир Катара мог действительно выразить заинтересованность в «создании объектов недвижимости» в Беларуси, в частности собственной резиденции и крупного спортивно-гостиничного комплекса на проспекте Победителей в Минске возле футбольного манежа. Официальное информагентство БелТА называет это эвфемизмом «уникальный проект».

Охотничий домик для эмира

Официальное описание предлагаемого Минском проекта «Катарского острова в Европе», заставляют усомниться или в действительности той его концепции, которая была обнародована, или же в адекватности белорусских чиновников, разработавших подобную идею. Ведь предлагается «создание в Беларуси специальной зоны, в которой будут размещаться катарские банки, деловые и культурные центры арабских стран Залива, жилье и объекты социальной инфраструктуры».

Самой Беларуси столь масштабный проект вообще не нужен, а вести речь о доступе катарцев в регион Восточной Европы в нынешних условиях изолированности нашей страны просто невозможно. Но особенно примечательно, что «площадка для ее создания будет предоставлена в районе Бреста». В то же время, если речь идет о финансовых центрах (а вряд ли возможно рассчитывать на содержание такой зоны за счет культурных центров арабских стран на Полесье), то даже Минск недостаточно включен в глобальную транспортную сеть, чтобы стать таким финансовым центром, не говоря уже об областном Бресте, который будет все больше терять и свое нынешнее транзитное значение в силу объективных причин политического и технологического характера.

Впрочем, в другом материале БелТА «Остров» описывался уже как «проект создания мощной промышленной зоны». Но, на самом деле, скорее всего, единственным реальным наполнением «острова» могут стать лишь охотничьи домики для катарского эмира и его приближенных – упомянутые в описании «жилье и объекты социальной инфраструктуры». А возле Бреста они будут, потому как где еще найдется уникальное место для уникального проекта как ни в Беловежской пуще?

Впрочем, катарцы действительно могут содействовать в развитии какого-либо финансового центра в Беларуси, но для этого власти страны должны действительно постараться в создании условий для его деятельности. По сути, реальностью это станет лишь, если такой финансовый центр будет функционировать как оффшор.

На самом деле многие обнародованные идеи могут быть реализованы, но лишь в многократно уменьшенном масштабе. В частности реалистичное направление сотрудничества – это логистика. «Мы готовы предоставить возможность строительства логистических центров возле Орши и Бреста», – сказал белорусский лидер. Но, учитывая общие условия для бизнеса в Беларуси и то, как страна отгораживается от своих соседей – какой смысл строить логистические центры, рассчитанные на регион Восточной Европы или Россию, именно здесь?

Оружие для ливийских повстанцев?

Впрочем, есть одно направление сотрудничества, которое не упоминалось в официальных сообщениях о визите, но следует из общей канвы белорусско-катарских отношений. Это военная сфера. Даже беглый просмотр официальной хроники катарских газет показывает, что с самого начала развития двусторонних отношений в середине 2000-х годов большинство контактов между странами имело место при участии представителей силовых ведомств. Например, с белорусской стороны в этих контактах принимал весьма активное участие сын белорусского лидера Виктор, курирующий, как известно, вопросы безопасности и уже два года подряд посещающий вместе с катарским наследником престола церемонию выпуска кадетов в Дохе.

Соглашение о сотрудничестве в области безопасности между Беларусью и Катаром было подписано одним из первых, уже на заре белорусско-катарского сотрудничества в августе 2008 года. Начальник катарского генерального штаба – регулярный гость в Минске, а катарские военные даже принимали участие в маневрах на территории Беларуси в прошлом году.

Действительно, белорусская сторона с середины 2000-х годов ищет новые рынки и новые контакты для своей военной индустрии, стремясь вырваться из сужающегося круга традиционных клиентов – бывших «друзей» Советского Союза. Одним из наиболее перспективных направлений были признаны страны Персидского залива. Но вряд ли речь идет о том, чтобы продать катарской армии, имеющей доступ к самому современному западному оружию, что-то из белорусских арсеналов советского и российского происхождения.

Советское и постсоветское оружие и сопутствующие услуги могут быть поставлены другим заинтересованным сторонам – повстанческим движениям/террористам или же режимам, которые не могут за них заплатить сами, но за которых это охотно сделают катарцы или другие государства Персидского залива. В начале 2000-х Беларусь уже пыталась продавать грузовики Судану за счет Саудовской Аравии, а в прошлом году министр иностранных дел Мартынов говорил об участие Беларуси в программах помощи африканским странам, финансируемых арабскими странами Залива, посредством поставок белорусских товаров и услуг.

Та же схема вполне может быть использована и в отношении Катара. Любопытно, что учитывая факт щедрого финансирования Катаром ливийских повстанцев, оружие из Беларуси вполне поможет оптимизировать в финансовом плане затянувшееся свержение Каддафи.