Ненасильственное сопротивление вертикали

Поправки в закон РБ «О массовых мероприятиях», внести которые Совмин предложил депутатам Палаты представителей, вызвали вполне предсказуемую реакцию. Дескать, власти делают все, чтобы еще больше ограничить свободу граждан и силой подавить любую возможность протеста. Действительно, зачем еще может понадобиться ужесточать и без того строгое законодательство, добавляя в него санкции за флеш-мобы.

На первый взгляд идея закрепить ответственность граждан за «организованное бездействие» в общественных местах кажется абсурдом и триумфом распоясавшейся диктатуры. Но если присмотреться к реакции разных государственных органов Беларуси на проходившие летом флеш-мобы, то в инициативе Правительства при желании можно разглядеть неуклюжую попытку противостоять чрезмерной агрессии силовиков во время разгона молчаливых акций.

Серия флеш-мобов «Революция через социальные сети» реализовала неписанное право граждан на участие в ненасильственном сопротивлении властям. Если за собой мы такое право признаем, то разве справедливо отказывать в нем членам Правительства и депутатам Парламента? Тем более что кроме них сигналы о готовности к ненасильственному сопротивлению силовикам подает и Генеральная прокуратура, и даже МВД.

Расколотый авторитаризм

Образ современной Беларуси, аккуратно поделенной на разрозненный и запуганный народ и бесчинствующее монолитное государство, путешествует по белорусским и зарубежным СМИ не одну пятилетку. При этом, он странным образом уживается с надеждами на всевозможные расколы внутри нашего государственного аппарата: между широкой номенклатурой и узкой правящей верхушкой, между про-европейскими космополитами и про-белорусскими тутэйшими, между молодыми «волчатами» и бывалыми «волками».

Если первый образ целиком авторитарного государства оккупировал журналистское сетевое сообщество и сковывает внимание читателей Интернета, то второй образ расколотого авторитаризма все чаще появляется в западных экспертных публикациях и претендует на то, чтобы стать основой для новой политической стратегии ЕС в отношении Беларуси.

Из серии таких экспертных материалов достаточно назвать две наиболее показательных статьи: The EU and Belarus after Elections (Jar?bik et al.) и How to deal with Belarus? (May). Авторы сходятся во мнении, что новая политика Брюсселя в отношении Минска должна целить как раз в разломы белорусской бюрократии и искать внутри вертикали власти про-европейски настроенных аппаратчиков, а внутри общества – про-европейски же настроенную молодежь.

Оставляя в стороне вопрос об эффективности и новизне такой стратегии, важно поддержать коллег в самом подходе: внутри любого государства существуют конфликты, а значит, есть недовольные люди и группы чиновников. В случае с Беларусью, после разгона демонстрации 19 декабря и особенно после взрыва в минском метро 11 апреля растущее напряжение между силовыми и несиловыми органами власти, и даже внутри стана силовиков очевидно. Вопрос в том, кто и как сумеет этим напряжением воспользоваться

Шарахнуть по флеш-моберам

Как известно, июльские акции кампании «Революция через социальные сети» спровоцировали государство не только на чрезвычайно жесткое применение силы, но и на выход за рамки закона. Пока никто не взял ответственность за действия неизвестных бойцов в штатском, которые демонстративно и без объяснений, иногда с применением спецсредств жестко задерживали участников флеш-мобов и случайных прохожих. Однако мало кто забыл июньское обещание президента Лукашенко «шарахнуть так, что не успеют за границу перебежать».

Особенность любого флеш-моба в том, что он формально не регулируется законом «О массовых мероприятиях», и таким образом оказывается вне закона. Действительно, разве можно применить санкции к группе людей, которые стоят на остановке и молчат? Кампания «РЧСС» показала, что в определенных обстоятельствах коллективное бездействие может стать политическим поступком. Более того, такой поворот событий вынудил государство пресекать внезаконные флеш-мобы незаконными действиями.

Короткое лето 2011 уже показало, что готовность президента выйти за рамки закона якобы для спасения стабильности разделяют далеко не все его коллеги по государственному аппарату. Разумеется, мы не видели открытых выступлений белорусских чиновников в защиту граждан, закона или против произвола силовиков. Но не многого ли мы от них хотим – ведь это все же чиновники, которым совсем не хочется становиться политиками.

Коалиция бессильных

Совместная инициатива Правительства и Парламента по легализации флеш-мобов вполне может быть понята как попытка вернуть незаконные действия силовиков, ответственных за разгоны акций, в правовое поле. Логика примерно такая: раз мы не в состоянии усмирить силовиков, то хотя бы усмирим флеш-моберов – и дай бог, чтобы силовики после этого успокоились.

На языке государственной бюрократии это звучит вполне красноречиво. Чего только стоит заявление депутата ПП НС А. Глаза: «В законопроекте мы намерены четко определить правила проведения массовых мероприятий, лиц, ответственных за их проведение, и меры ответственности, чтобы не давать возможность ни той, ни другой стороне трактовать по-своему те или иные положения закона».

Еще более откровенным сигналом из недр государства стало известие о том, что разработчиком поправок в закон является МВД – т.е. как раз то ведомство, которое должно было обеспечивать правопорядок на улицах городов и пресекать беззаконие неопознанных бойцов неизвестных подразделений. При должном усилии это известие можно понять как «мы здесь не причем» или «нам приказали, но мы готовы исправить положение».

Бюрократическая солидарность

Недавно Генеральная прокуратура, безуспешно призывавшая милицию действовать во время акций в рамках закона, провела проверку действий МВД во время задержания журналистов и потребовала наказать виновных. Вопреки очевидному, это действие ГПК можно рассматривать именно как солидаризацию с МВД. Оба ведомства на все том же языке бюрократии дают нам понять, что осуждают действия тех самых неизвестных силовиков, которые управляют неизвестными бойцами.

Не зря же во время посещения журналистами «Еврорадио» Генпрокуратуры произошла встреча с пресс-секретарем ГУВД Мингорисполкома А. Ластовским, который «случайно» оказался в кабинете следователя как раз перед тем, как туда отправился журналист для дачи показаний о неизвестных нападавших. Ранее А. Ластовский лично занимался освобождением журналистов, задержанных во время летних демонстраций.

Наконец, тот самый проект поправок в закон содержит интересное новшество в статью 11. Правительство предлагает себя в качестве арбитра на время проведения акций: «Порядок организации взаимодействия правоохранительных органов и организаторов массовых мероприятий по вопросам охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности при проведении массовых мероприятий определяется Советом Министров Республики Беларусь».

Таким образом, нашумевшие поправки в закон «О массовых мероприятиях» не столько усиливают монополию белорусской диктатуры над правами и свободами граждан, сколько являются точкой кристаллизации для вполне определенных сил (или «слабостей») внутри нашего государства. Новая воображаемая коалиция единых в своем бессилии ведомств состоит, как минимум, из МВД, Генпрокуратуры, Правительства и нескольких депутатов ПП НС.

На этом фоне молчание президента по поводу правового беспредела в белорусских городах становится особенно пронзительным и не оставляет у наблюдателей сомнений в том, куда сходятся нити управления бойцами неизвестных гарнизонов и кто лично отвечает за правовой беспредел по средам.

Если образование «коалиции бессильных» внутри государства продолжится, то президент Лукашенко рискует лишиться не только поддержки электорального большинства, но и гораздо более ценной административной поддержки. Вокруг останутся одни бойцы в штатском.

Комментарии

Вместо того, чтобы попытаться убрать с улиц «бешеных собак», или надеть им намордники, или хотя бы показательно грохнуться в обморок, «центры кристаллизации прогрессивных «слабостей» , решили заботливо предложить гражданам сидеть по норам и не высовываться, дабы не раздражать и без того очень возбудимую собачью психику. И в этом уважаемый автор узрел не только добродетель, но и хитрый партизанский ход к «демократизации».

Леонтий Усталый

Леонтий, вы правда верите, что это возможно? Скажем, генпрокурор вместе с премьером публично обращаются к президенту с требованием немедленно прекратить произвол, пишут письмо в Совет Европы и Международную амнистию, объявляют голодовку...

Это был бы хороший сюжет для фильма или поэмы, но тут же кругом реальная жизнь. Кстати, это не партизанский ход к «демократизации». Просто определенная группа людей внутри нашего государства не хочет нести ответственность за действия другой вполне определенной группы, и активно подает сигналы. Мне кажется, важно эти сигналы ловить, а не стричь всех под одну авторитарную гребенку.

Алексей Медвецкий

Во- первых бесполезно говорить об «ответственности». Да еще и «всеобщей». В расколотом обществе, политически, идеологически и экономически. Ответственность во всём цивилизованном мире почему-то переносится на собственность, или на должность, то есть на источник существования. А у нас на мораль , размазанную по всем одинаковым слоем . А что еще взять с нас, кроме морали?

Во-вторых, сигналы у нас подаёт, пока лишь только власть. И, увы , не сигналы «SOS».

В-третьих, 'демократизация' безответственным ( или ответственным только морально) еще, как минимум, сто лет не нужна.

Леонтий Усталый

Алексей, попробуй посмотреть на проблему с точки зрения теории имитационной демократии. Согласись, вот выборы сколько раз имитировали, а Запад их ни разу так и не признал. Белорусскую власть постоянно обвиняют в том, что она не соблюдает собственные законы (выходит из правового поля). Так она законы подкорректирует и тем позволит милиции в форме разгонять хлопающих на законном основании.

Николюк

Сергею Николюку: Так ведь никто не мешал разгонять флешмобы силами милиции в форме, как это было в июне, а потом подкорректировать закон. Но в июле зачем-то были привлечены бойцы в штатском. Вопрос - зачем, если этого можно было не делать? Тем более, что последствия такого выхода за рамки закона нетрудно просчитать даже на коленке.

Вариант ответа - это было чье-то особое распоряжение. И наверняка оно не всех устроило внутри государства, вон милиция уже вовсю оправдывается. Вы же сами часто напоминаете о расколе в белорусском обществе, а такой раскол наверняка затрагивает и государство и должен как-то проявляться. Поэтому я не думаю, что наше государство действует тут как единое целое - наоборот, и реакция на флеш-мобы это показывает.

Другой известный пример - совершенно разное поведение номенклатурных верхов и низов в ходе приватизации. Наверное, правильнее будет предположить, что разные госструктуры имитируют демократию по-разному, и у них нет заранее согласованного единого плана 'подавления свобод' или 'укрепления диктатуры'.

Алексей Медвецкий

Сразу вспомнилось оруэловскoе doublethink. Свобода мирных собраний и затем уже одновременный запрет бездействия, мирного априори. Странно, что всё еще находятся люди, пытающиеся найти некий скрытый смысл во всей этой шизофрении обыкновенных социопатов.

Николай

Николаю

Не следует упрощать ситуацию и сводить все к шизофрении. Так мы происходящее в Беларуси никогда не поймем и будем постоянно объяснять нащи проблемы действиями отдельных людей, к тому же больных. Отсюда рукой подать до теории плохих и хороших царей.

Алексею

Кто бы спорил. Подобные системы всегда функционируют в реактивном режиме.

Николюк

Если что-то выглядит как кот, ходит как кот и мяукает как кот, то скорее всего это кот. При отсутствии сильного гражданского общества у власти будут либо самые беспринципные и отмороженные, либо марионетки. На второе в нашей ситуации не очень похоже. Поэтому что есть, то есть. Хлопающие революционеры продемонстрировали, что нынешняя власть ничем не отличается от быков в кожанках и спортивных штанах начала 90х. Вот кто-то и пытается обьяснить социопатам-шизофреникам, что общество базируется на неких ценностях, на определенной морали, на законности. Вот созданием видимости этого сейчас, по видимому, и занимаются.

Николай

Николаю.

Вы пишете:

Вот кто-то и пытается обьяснить социопатам-шизофреникам, что общество базируется на неких ценностях, на определенной морали, на законности.

Интересуюсь,а кто эти кто-то.

И добавлю,что вся проблема в том,что нет у белорусского населения,обществом его назвать трудно,единых ценностей,моральных и этических норм.

Кто в лес,а кто и по дрова.

Леонид

Закатил ребенок истерику в магазине - его пытаются успокоить или отшлепать. Механизмов отшлепывания у нас нету, вот его и успокаивают. Приближенная ничего не решающая прислуга на птичьих правах.

Николай

И добавлю,что вся проблема в том,что нет у белорусского населения,обществом его назвать трудно,единых ценностей,моральных и этических норм

........

ценности есть, просто это в основной своей массе скорее ценности крестьянского общества, пережившего за последние 100 лет не одну кровавую мясорубку. Поэтому стабильность пока в этом обществе ценится выше, нежели индивидуальные свободы.

Николай

''Поэтому стабильность пока в этом обществе ценится выше, нежели индивидуальные свободы.''

*

Стабильность нынче очень дорога

И, ради вслед идущих поколений,

Мы не полезем к чёрту на рога,

А бУхнем перед чёртом на колени.

Леонтий Усталый

Стабильность нынче очень дорога

И, ради вслед идущих поколений,

Мы не полезем к чёрту на рога,

А бУхнем перед чёртом на колени.

.......

Стратегия выживания такая. Те, кто сопротивлялись и лезли на рога, давно уже сделались удобрением. Те, кто никуда не лез - в принципе выжили. Такая вот генетическая и культурная память.

В принципе мысль про стабильность не моя, а Снайдера. В своих Bloodlands он очень интересно систематизирует историю части Европы, где перехлестнулись гитлеровский и сталинаский режимы. Беларусь была как раз в центре всего этого. Белорусы по его подсчетам в процентном отношении пострадали не больше всех, он их ставит на четвертое место вслед за евреями, украинцами и поляками, но белорусы получили практически полное уничтожение национальной элиты, в отличае от тех же евреев или поляков.

Николай

Николаю.

Я не утверждал,что ценностей нет.Нет единых ценностей.

У колхозников одни,у вас другие.

Поэтому среди населения разброд и шатание.Сегодня оно дружно

за,завтра дружно против.Потом кинут ему конфетку, оно опять за,потом...

Думает свой головой 20%,остальными манипулируют как хотят то левые,то правые.

Леонид

Николаю.

Да,и про рога.Лезть на них в любом случае глупо.

Леонид

ценности есть, просто это в основной своей массе скорее ценности крестьянского общества, пережившего за последние 100 лет не одну кровавую мясорубку. Поэтому стабильность пока в этом обществе ценится выше, нежели индивидуальные свободы.

================

Согласен.

Че делать то?

Тутошний

Че делать то?

Ждать, пока созреет фрукт. Всячески его оберегать, удобрять. И вполне возможно при благоприятном стечении обстоятельств всё у нас получится.

Николай

П*нуў як кот у ваду - ёсць на весцы такая прымаўка. Хай выбачае мне аўтар, але менавіта гэтак і атрымалася, бо занадта ўжо ён хоча ўбачыць тое, чаго папраўдзе няма.

Так, з юрыдычнага пункту гледжання, былі і есць фактам праблемы супрацьпраўнага затрымання грамадзян на вуліцах, гордзіеў вузел якіх, па версіі Аляксея, быў 'дэмакратычна' рассечаны выразнай забаронай адпаведнага ім дзеяння ці бяздзеяння з боку гэтых самых грамадзян, а менавіта з мэтай абароны апошніх і дзеля прыхаванага пратэсту супраць прынцыпу беззаконнасці (sic!). Мушу заўважыць тады, што паралельна, існуюць, прыкладам, і шматлікія нараканні на жорсткае абыходжанне са зняволенымі (арыштантамі, падследнымі, падсуднымі, асуджанымі), у абгрунтаванасць якіх я прынамсі веру. Дык што калі заўтра Минюст, МУС ці якая-кольвечы яшчэ установа распрацуе законапраект, каб легалізаваць здзекі і катаванні прыгожай фармулёўкай накшталт 'допускается применение воспитательных мер физического воздействия, не приводящих к стойкой частичной или полной утрате работоспособности' і вярнуць праз тое эвалюцыю (ці рэгрэс?) айчыннай пенетэнцыярнай сістэмы ў прававое рэчышча? Ліберальна настроеная публіка, да якой, спадзяюся мы ўсе належым, без пакарання (на гэты раз, бо ў такіх выпадках дазволена) папляскае у ладкі супрацоўнікам сілавых і крымінальна-выканаўчых органаў і шчыра парадуецца, што ёсць яшчэ сярод іх сумленныя людзі, якім сорамна катаваць НЕ ПА ЗАКОНЕ. Калі па законе - дык калі ласка, ім не сорамна зусім, таму што ўсе у адпаведнасці з дзеючымі нормамі, ды і нам не так крыўдна: здаровы сэнс і юрыдычны падыход пры ўдзеле шырокіх колаў грамадскасці атрымалі чарговую перамогу. Так, яна фармальная, так, новыя нормы супярэчаць фундаментальным канцэпцыям сучаснага права, але першы крок зроблены, ёсць станоўчыя зрухі. Можна ісці піць піва (гарэлку, шампанскае?), суцяшаць сябе тым, што жывем мы зрэшты ў прававой дзяржаве, што трэба толькі пачакаць і што ў выніку натуральнае імкненне чыноўнікаў да парадку, прыгажосці і справядлівасці аднойчы, пакрысе або раптам, разбурыць ці перайначыць свавольны 'рэжым'. Наіўна, смешна? Але менавіта такая пазіцыя ў аналагічных абставінах нам прапанаваная ў артыкуле вышэй. Выдатная doublethinking (дваядумнасць)! Гэтак і прыход да ўлады Гітлера можна разглядаць як выключны пазітыў для развіцця прававой і палітычнай сістэмы Германіі толькі на той знешняй падставе, што напачатку абiраўся ён, маўляў, параўнальна дэмакратычным шляхам. Дык вось, вернемся да галоўнай тэмы, няма ў нас наверсе ніякага разладу вакол азначанага аўтарам прадмета, няма ніякага одуму і пагатоў - няма зрухаў, ёсць звыклая 'барацьба лепшага з харошым', рыццё акопаў і прыкрыванне тылоў з прыцэлам на працяглую і зацятую абарону...

Аўтар некарэктна ставіць пытанні і, адпаведна, робіць недарэчныя высновы. Мэта, здаецца, адна - самазаспакойванне, самаапраўданне, імітацыя прагнастычнага кантролю над сітуацыяй. Не патрабую, канешне, забараніць падобныя летуценні (чытай трызненні), але дакладна лічу шкоднымі. Гэта - МАЯ пазіцыя.

Ахрэм

Проверка.

Комметарий

Ахрэму: спасибо за комметнарий. Несколько соображений: 1. Разлад 'вакол азначанага прадмета' есть. И у него уже есть последствия, вот, например поищите в сети статью в Вечернем Бресте 'В рамках закона и тисках реальности' (тут, кажется, запрещены ссылки). Милиция волей-неволей нарушила закон, и теперь кому-то придется отвечать, а отвечать неохота. Поэтому обязательно появятся недовольные.

2. Это не 'станоўчыя зрухі' в сторону демократии, как хотелось бы нам, либерально настроенным наблюдателям. Это всего лишь несколько сигналов, указывающих на небольшой внутренний конфликт внутри государства, который может набрать силу и вылиться во что-то серьезное, а может и нет.

3. Суть дела, похоже в том, что никто в госаппарате не хочет демократии или диктатуры. Все хотят сохранить статус-кво и избежать лишней ответственности. Если какая-то группа рискует понести ответственность больше остальных, то она начинает шевелиться и пытается менять статус-кво. Причем, делается это 'вслепую', а не ради установления демократии или усиления диктатуры.

4. Это не двоемыслие. Я вообще не уверен, что Оруэлл годится как образец для аналитической журналистики. Мэтр все-таки либерал-просвещенец, и для него отношения государства с человеком довольно упрощенные: вот комната 101, а вот последний герой. Грубо говоря, трения между Министерством любви и Министерством правды его не интересуют.

5. Одна из целей здесь - понимать работу государства. Поэтому нужно отслеживать сигналы, которые оно подает, а оно вовсю их подает, причем разные. Как-то так.

Алексей Медвецкий

На первый взгляд основная мысль статьи действительно кажется, грубо говоря, бредовой. А именно в словах автора 'Но если присмотреться...в инициативе Правительства при желании можно разглядеть неуклюжую попытку противостоять чрезмерной агрессии силовиков во время разгона молчаливых акций' можно найти логическое противоречие. Ведь это именно по инициативе мвд совмин и внес в палатку предлагаемые поправки. Получается мвд выступает против самого себя.

Но с другой стороны, исключать, что у руководства силовиков (мвд) сдают нервы и таким экстравагантным способом оно хочет высказать свое фе на попытки объявить их козлами отпущения тоже нельзя. Обидно, что даже если палаточники прекрасно осознают внутренние мотивы мвд, это абсолютно не остановит их от нажатия кнопки 'да'.

обыватель

или 'за'. Не знаю как у них там.

обыватель

На первый взгляд основная мысль статьи действительно кажется, грубо говоря, бредовой. А именно в словах автора 'Но если присмотреться...в инициативе Правительства при желании можно разглядеть неуклюжую попытку противостоять чрезмерной агрессии силовиков во время разгона молчаливых акций' можно найти логическое противоречие. Ведь это именно по инициативе мвд совмин и внес в палатку предлагаемые поправки. Получается мвд выступает против самого себя.

Но с другой стороны, исключать, что у руководства силовиков (мвд) сдают нервы и таким экстравагантным способом оно хочет высказать свое фе на попытки объявить их козлами отпущения тоже нельзя. Обидно, что даже если палаточники прекрасно осознают внутренние мотивы мвд, это абсолютно не остановит их от нажатия кнопки 'да'.

обыватель
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.