Административные рынки в Беларуси

Простейшая форма человеческого взаимодействия – обмен. Предметом обмена, между тем, может стать что угодно – вещи, идеи. Любое человеческое общение строится на обмене, хотя этот обмен может касаться не только материальных ценностей, но и символических явлений: любовь, внимание. Базовые экономические отношения строятся на обмене именно материальными благами. Заметим, что как только стало складываться общение первых людей, оно стало протекать в форме обмена. Поэтому рыночные отношения, в которых допускается свободный обмен, являются неотъемлемой частью человеческого общества.

Рыночные отношения можно обнаружить даже там, где их пытаются нещадно уничтожать. Дело в том, что в самой человеческой природе заложено стремление к общению и обмену.

В Республике Беларусь, казалось бы, рыночной экономики нет. Подавляющее число предприятий – государственные. Общество выстроено как жесткая административная пирамида, поэтому место свободному рынку вроде бы найти нельзя. Так ли это? Действительно ли у нас нет рыночной экономики?

Государственные служащие как игроки рынка власти

Белорусское общество – это общество государственных служащих. Именно в сфере административной работы открываются немногие возможности для карьерного лифта в нашей стране. И именно в этой сфере бушуют основные нешуточные страсти нашего общества, и разворачивается специфический рынок, где предметом обмена становится власть. Такой рынок называется административным.

Данный рынок специфичен тем, что в нем в отношения обмена вовлекаются ценности и институты, которые, как правило, не могут использоваться в виде товара на нормальном капиталистическом рынке. «Рыночная экономическая деятельность не иерархична, связи в ней по преимуществу горизонтальны. Известные рыночные иерархические институты, такие как биржи и банки, вписаны в не иерархичные отношения и не могут существовать вопреки рыночным законам. Покупатели и продавцы на рынке равны, и мерой всех вещей служат деньги. Количество денег, имеющихся в распоряжении агента рынка, есть мера его значимости в экономике. В отличие от рыночной, политическая деятельность иерархична и определяется априорными ценностями, целями и средствами для их достижения. Политическая деятельность иерархизирует включенных в нее людей, наделяет их властными полномочиями. Политический статус является капиталом политика, которым он пользуется для достижения своих целей. А цели, как правило, заключаются в стремлении к повышению политического веса (статуса) или, как минимум, его сохранению, так как только обладая политическим весом политик может достигать свои цели» (Симон Кордонский, Административные рынки СССР и России).

Итак, административный рынок, в отличие от нормального капиталистического, иерархичен, хотя в нем присутствуют и горизонтальные отношения обмена, которые называются логроллингом. Простейший пример логроллинга отражен в следующем принципе выживания, известном любому успешному чиновнику: «ты ставишь мне визу на этом документе, а я визирую нужный тебе документ». Одним словом, логроллинг – это «ты – мне, я – тебе».

В нашем регионе административный рынок впервые расцвел буйным цветом в брежневскую эпоху: «Эта экономика сформировалась после Сталина и была нашим великим завоеванием, положительным результатом которого было то, что страна подготовилась к обменным отношениям задолго до того, как Гайдар пришел со своими реформами. Можно сказать, что брежневская эпоха – это эпоха торговли» (Виталий Найшуль, Публичная лекция для Полит.ру, апрель 2004 г.). «Типичная схема управления экономикой в брежневскую эпоху выглядела следующим образом. Предприятия делали заявки на ресурсы, которые суммировались, поднимаясь вверх по административной лестнице, пока не достигали органа власти, полномочного дать задания производителям. Затем эти задания распределялись между предприятиями-изготовителями, которые в ответ предъявляли встречные требования к поставкам входных ресурсов, так что цикл планирования повторялся снова и снова. Планирование начиналось не "сверху", как в сталинской командной системе, а "снизу" и носило не директивный, а согласующий и итеративный, повторяющийся характер. (…) Система вертикальных торгов дополнялась нелегальными, легализируемыми или легальными горизонтальными торгами – обменами между организациями. (…) Такие обмены не являлись и не являются коррупцией (в смысле преступления), а сложной системой всеобъемлющего административного рынка, где всё покупается и продаётся» (Виталий Найшуль, Либерализм, обычные права и экономические реформы).

Командно-административная система Советского Союза плавно трансформировалась в административные рынки. Именно эти рынки сыграли затем решающую роль в трансформациях постсоветского общества: в приватизации, в так называемых рыночных реформах и т.д. В настоящее время эти рынки формируют основные правила игры в экономике не только Беларуси, но также Украины и России.

Теория административных рынков

Одним из первых предположил невозможность чистой плановой экономики Людвиг фон Мизес, обратив внимание на то, что бюрократический аппарат станет сам выполнять какие-то функции рынка. И действительно, в условиях сворачивания товарных рынков будут формироваться их заменители, в частности – административные рынки. На Западе эти рынки изучают в вирджинской школе общественного выбора, ее представители: Джеймс М. Бьюкенен, Гордон Таллок, Кеннет Дж. Эрроу, Манкур Олсон.

В Советском Союзе административные рынки впервые стали изучать в рамках двух исследовательских групп: московской (один из ее лидеров – Виталий Найшуль), которая изучала Госплан, и новосибирская (один из ее лидеров – Симон Кордонский), изучавшая сельский район Алтайского края.

В настоящее время теория административных рынков хорошо изучена – имеются математические модели, которые описывают эти рынки. В России теория административных рынков используется даже в управлении страной. В Беларуси местные административные рынки изучены плохо и, понятное дело, их анализ нигде не используется.

Особенность белорусских административных рынков

Вершина в пирамиде административных рынков Беларуси более или менее всем известна во многом благодаря либеральной прессе. Около двадцати человек, имеющих прямой доступ к первому лицу государства, фактически управляют и координируют все сферы жизни нашего общества: от бизнеса и производства до культуры и науки. Крупнейшие бизнесмены страны входят в этот узкий круг доверенных лиц. Среди этих бизнесменов можно назвать Владимира Пефтиева, куратора «Белтехэкспорта», и Юрия Чижа, хозяина многопрофильного холдинга-фаворита «Трайпл».

Если спускаться по пирамиде ниже, то прозрачности будет меньше. Дело в том, что вершина административных рынков в нашей стране крайне монополизирована. С другой стороны, чем дальше от вершины, тем больше конкурирующих групп на рынке власти и тем больше желание сохранять конфиденциальность при административных обменах.

Условия выживания в белорусских административных рынках непростые. Покажем это на примере одного коррупционного скандала.

Без логроллинга невозможно сделать карьеру – стать со временем более значимой фигурой на рынках власти. Однако отдельные формы логроллинга при желании можно квалифицировать как уголовное преступление, например, как злоупотребление должностным положением или служебными полномочиями.

Дмитрий Адамович (бывший начальник Управления по расследованию преступлений ДФР КГК) и Ирина Ильюкевич (бывшая начальник управления предпринимательства и лицензирования комитета экономики Миноблисполкома) имели приятельские отношения, и время от времени между ними имел место логроллинг. Оба готовились к повышению. Но не всем планам суждено сбыться. Оба стали фигурантами коррупционного скандала. Им вменялось получение взяток. Вот только доказательства данного преступления оказались не очень убедительными. Хотя Адамович и проявил небольшой интерес к одному делу своего ведомства, но никакой заметной выгоды от этого он сам не получил. С другой стороны, хотя Ильюкевич и получила заметную сумму денег, но фактически она ее получила от мужчины, с которым сожительствовала. Выходит, что не исключено, что стандартные отношения логроллинга были раздуты до коррупционного скандала.

Можно вполне предположить, что за данным уголовным делом скрывается желание одних влиятельных групп рынка власти расправиться с ключевыми представителями других групп рынка власти. Ведь отношения логроллинга характерны абсолютно для всех. Например, можно ли считать коррупцией следующий факт: одна кафедра пишет положительный отзыв на диссертацию представителя другой кафедры, ожидая подобное же отношение к представителям своей кафедры? Эти отношения характерны для всех слоев нашего общества.

Специфика белорусских рынков власти в том, что они слишком иерархизированы, поэтому конкуренция слишком жесткая и всегда есть возможность пойти под суд за обычный логроллиннг, как в вышеописанном примере.

Жизненный цикл административных рынков

Административные рынки процветают там, где нет нормального капиталистического рынка. Их особенность в том, что они паразитарны для экономики, медленно подтачивают ее изнутри. Они надстраиваются над реальным сектором экономики подобно финансовой пирамиде и рано или поздно им суждено лопнуть. Поэтому у любого административного рынка есть свой жизненный цикл: рождение, расцвет и закат.

В России устойчивость административных рынков определяется колоссальными природными ресурсами. В Беларуси постоянной подпитки административных рынков уже нет. Поэтому жизненный цикл белорусских административных рынков на порядок короче жизненного цикла российских административных рынков.

Нынешний экономический кризис в Беларуси – это во многом кризис административных рынков. С приватизацией российскими инвесторами ряда белорусских стратегических предприятий возможности белорусских административных рынков еще больше сократятся. Неизбежное сворачивание политики социально-ориентированного государства также ослабит административные рынки. Таким образом, рано или поздно эти рынки будет ждать полное переформатирование.

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.

{* *}