Белорусская ситуация с точки зрения теории катастроф – 5

Это уже становится традицией для нашей власти: при подходе к очередной точке бифуркации не принимать конкретное решение, а отказываться от выбора в пользу какого-либо конкретного решения. Однако, как утверждает теория катастроф, в этом случае происходит следующее: «система затягивает процесс перехода: при увеличении числа новых признаков соответствующего изменения поведения системы не происходит, в результате чего энтропия растет, система перестает выполнять свои функции и дезорганизуется». В принципе, этой особенности «управленческой стратегии» наших властей уже был посвящен отдельный материал серии («Белорусская ситуация с точки зрения теории катастроф – 4»). Но там приводились суждения более общего порядка, а сегодня мы можем наблюдать конкретный пример, подтверждающий теорию. Я имею в виду последние «телодвижения» нашей власти в области валютного «регулирования».

Когда валютный кризис в стране стал очевидным, система в своем кризисе подошла к очередной точке бифуркации, можно было выбрать несколько вариантов решения.

(1) Можно было провести девальвацию на 20%, как всеми ожидалось, а по слухам, и планировалось. В начале марта этого было еще достаточно, теперь уже, вероятно, нет. Конечно, такой шаг имел бы негативные последствия, но в конце концов это привело бы к некоторой стабилизации экономической ситуации. Во всяком случае, купировало бы предвыборный популизм. Ясное дело, популярности в народе после того у властей не прибавилось бы, ну так не вечно же выезжать на голом популизме. И понятно, это не спасло бы ситуацию без системных реформ, но хотя бы дало время для начала их проведения.

(2) Можно было бы не проводить девальвацию, любой ценой тянуть до 2012 года, в надежде, что ЕЭП поможет как-то исправить экономическую ситуацию, после того, как начнет работать. За счет снижения цен на энергоносители, например. Лично я, в снижение цен на энергоносители не очень верю, но наша власть верит, поэтому могла действовать и по такому варианту. Как мне кажется, этот вариант хуже – тем более что он предполагает элементы неопределенности – но и он не привел бы к краху финансового рынка и развалу хозяйственной деятельности. Понятно, в этом случае пришлось бы поддерживать функционирование валютного рынка за счет опустошения золотовалютных резервов, а может еще и приватизации, вернее валютных доходов от нее.

Однако власть традиционно выбрала вариант отказа от выбора, вариант «зависания» в точке бифуркации. Это, согласно теории катастроф, должно привести к наихудшим последствиям и уже начинает приводить. Нацбанк, правда, принял и затем отменил несколько «недорешений», но потом официально отказался что-либо решать, объявил мораторий на исполнение своих обязанностей. Сейчас, правда, НББ выступил с «грозным» заявлением: продавайте валюту, а то накажем, – но это по сути дела тоже не решение. То есть власть довела ситуацию до полного ступора именно в точке бифуркации.

Видимо, придется принимать решение Минфину России. Они его примут, это без сомнения. Но не факт, что решение будет в наших интересах, у России ведь есть и свои. Даже, если Россия и «подаст» это не решит проблему, а только продлит подвешенное состояние в точке бифуркации. Но, как гласит теория катастроф, оттягивание выбора лишь усугубляет ситуацию. То есть кредиты в конечном итоге лишь ухудшат ситуацию, а не облегчат ее.

Да, многие проблемы можно решить, «плюнув на них и отправившись на рыбалку». Применительно к валютному кризису можно, скажем, ликвидировать Нацбанк и отменить всякое регулирование: дескать делайте все, что хотите, а мы «на рыбалку». Может, в конце концов, что-то бы и сложилось – не исключено, что и работоспособное. Но у нас поступили вовсе не так. Нацбанк от решения проблем самоустранился, но решать эти проблемы другим агентам свобода представлена не была. То есть из двух зол наша власть выбрала обе.

И если во внешней политике зависание в точке бифуркации не привело к немедленной катастрофе (многие даже восхищались нашими «качелями» от одного «выбора» к другому), то структурно сходный вариант в экономике фактически привел к ее коллапсу. Оказывается, экономика к таким ситуациям более чувствительна. Хотя и в политике зависание в точке бифуркации, в конечном итоге, принесло гораздо больше вреда, чем пользы.

Если решение не принимается в точке бифуркации, то это быстрая катастрофа. Теперь уже ясно, что, как отмечалось в самой первой статье цикла в 2007 году, решение будут принимать другие. И не исключено, что это будет решение о смене власти. На Западе о таком варианте говорят открыто, на Востоке пока колеблются, но прежней любви к нашей власти там уже явно нет (это очень мягко выражаясь). Так что и в политике зависание между вариантами – пресловутая «многовекторность» – дивидендов нашей власти не приносит, если смотреть в долговременной перспективе. Отдельные тактические выигрыши были, но это уже в прошлом.

Таким образом, вместо того, чтобы решать проблемы последовательно, по мере их проявления, мы складировали проблемы в «долгий ящик». В результате дотянули до того, что имеем. И если продолжать тянуть и дальше, то ситуация будет только усугубляться. Во всяком случае, так утверждает теория катастроф.