Линия 4/11

 Линия 4/11Взрыв 11 апреля в минской подземке породил волну версий на тему: кому это выгодно и кто за этим стоит. На самом деле, как ни странно бы это не звучало, это не важно. Не столь важно. Тем более в условиях информационного тумана, который по традиции мгновенно заполнил всё белорусское медиа-пространство. Версий уже десятки, и можно смело предположить, что будет их еще больше, и они будут множиться до тех пор, пока никто внятно не возьмет на себя ответственность за теракт. Потому что заказчиком и исполнителем может быть кто угодно.

Особенно, если допустить, что оперативно найденные террористы таковыми вовсе не являются. Поскольку однажды такое уже было: нашли, а потом вынужденно отпустили.

СМИ уже определились с основными версиями относительно заказчиков:

в) отечественные «деструктивные элементы». В терминологии официальных медиа – «уроды»;

б) внешние игроки (спецслужбы Запада или Востока);

в) одна из структур белорусского силового блока. (Цель – запугать главу государства и соответственно расширить свои сферы влияния. Грубо говоря, «принцип 19 декабря»).

Фактически эти же версии воспроизвел глава КГБ Вадим Зайцев. С той лишь поправкой, что пункт «в» по версии КГБ именуется «поступок нездорового человека «не только психически, но и с точки зрения личных амбиций».

Ну, и что нового в этих версиях? Это классический, джентльменский набор всех громких белорусских терактов. После взрыва в ночь с 3 на 4 июля 2008 года точно также говорили и о «московском следе», и о внутренних разборках внутри силового блока и т.д.

Повторюсь, на данный момент, кто бы это ни сделал – не так важно. Важно другое. Почему это стало возможным? Почему с завидной периодичностью в «самой стабильной стране мира» происходят теракты? Вот, пожалуй, вопросы, на которые сейчас стоит искать ответы.

В любой системе, открытой или закрытой, террористический акт, в первую очередь – акт коммуникативный. Ключевой продукт взрыва – эта ретрансляция некоторых идей. В текущих условиях взрыв – это один из немногих, если не единственный, способ быть услышанным. Это лишний раз говорит о том, что коммуникационные лифты между социальными группами в белорусском обществе не работают. Ни элиты, ни номенклатура, ни граждане в штатном режиме не слышат друг друга, поскольку каналы связи заблокированы. И взрыв в метро, и события 19 декабря, – красноречивые свидетельства этого невеселого обстоятельства. Вместо того, чтобы завершить избирательный алгоритм в конце прошлого года, произошел системный сбой с сотнями задержанных и десятками политзаключенных. Теперь цена ошибок политической коммуникации выглядит еще более ужасающе.

И если раньше вместо терактов мы сталкивались скорее с информационными продуктами локальных и контролируемых взрывов и их медиа-эффектами (взрывы в Витебске и во время празднования Дня независимости), то сейчас произошли принципиальные изменения. Контекст. Вот чем теракт 11 апреля отличается от всех предыдущих историй.

Начиная с 1994 года, электоральная поддержка режима никогда не была такой вялой. Поэтому взрыв в минском метро – это послание лично президенту. Ключевой месседж – власть не контролирует ситуацию в стране; А. Лукашенко не в состоянии обеспечить безопасность граждан Беларуси. Можно пойти несколько дальше, и прочитать данный месседж и таким образом: после 19 декабря власти в Беларуси просто нет. Власть не способна обеспечить ни финансовую, ни продовольственную, ни физическую безопасность своих граждан. Просто потому что этой самой политической власти в стране практически не осталось. Она переварила всё вокруг, включая саму себя. После 11 апреля это уже не власть – это вспоминание о «сытых» 2000-х. Поэтому основная проблема не в том, кто взрывал. Проблема в том, что социально-политическая система в Беларуси деградировала настолько, что способна лишь торговать политическими заложниками и реагировать исключительно на кровь. Другими словами, белорусская система уже давным-давно сама стала террористом №1 по отношению к своим гражданам.

Комментарии

В настоящее время белорусы все еще стараются осмыслить последствия кровавого теракта 11 апреля 2011 г. Нет сомнения, что этот день останется одним из самых страшных дней в современной истории Беларуси, а о самом событии еще долго будут рассуждать политологи, философы, журналисты.

К сожалению, полностью оправдались мои ожидания, что гибель и увечья ни в чем не повинных людей станут удобным поводом для некоторых политических сил в очередной раз заявить о себе, использовать кровь и слезы соотечественников в своих сиюминутных политических интересах.

Ничем иным как кощунством нельзя назвать измышления, уже активно распространившиеся по Интернету, о якобы имевшей место причастности властей к этому теракту. Омерзительна не сама попытка, не дождавшись официальных результатов следствия, не имея никакого доступа к его материалам, не приведя ни малейших фактов в пользу своей версии, выдать на-гора псевдоэкспертное заключение. Омерзительно использование трагедии, которая, по идее должна объединить нацию, для ее раскола, для нагнетания обстановки, для очернения всех и вся, для запугивания людей, которым и так тяжело осознать все произошедшее.

В попытках бросить тень на власть не брезгуют откровенной ложью. Я лично читал резолюцию Совета Безопасности ООН, материалы англоязычной прессы. Уже в пятницу я был в шоке, когда на некоторых сайтах появился весьма вольный перевод выдержки из революции Совета Безопасности ООН, в которой осуждался «очевидный (а именно так, а вовсе не как «предполагаемый» переводится английское слово «apparent», в чем может убедиться каждый, кто возьмет англо-русский словарь) террористический акт». Бросился перепроверять, проконсультировался со специалистами-филологами – ну нет там «предполагаемый», нет и все!

Почему-то, опять-таки не дожидаясь результатов следствия, суда, официальных заключений экспертов, делается вывод о невозможности совершения преступления умственно больными людьми. Неужели есть страны, где нет сумасшедших?

Ведь в Беларуси нет оснований и предпосылок для террористической деятельности, нет непреодолимого раскола в обществе, нет криминальных разборок, сепаратистских движений и т.д. Но есть объективный факт – от действий сумасшедших не застрахован никто. Простая статистика: в 2010 г. по данным ООН, в мире произошло более 50 террористических актов. И многие из них произошли не в беспокойных Ираке, Афганистане или Пакистане, а в таких благополучных странах, как Великобритания (9), Греция (3), Дания (2), Швеция (2), Сербия (2) Канада (1) и др. И это только за 2010 год! А у нас только три теракта за 17 лет!!!, все, по-видимому, совершенные одной группой лиц.

Мне кажется, нужно прекратить строить бесплодные домыслы, оскорблять собственное государство, для которого, как правильно подчеркнул В.Соловьев в ответ на голословные обвинение С.Шушкевича, стабильность была, есть и будет важнейшим направлением внутренней политики. Работают эксперты, причем, что очень важно, не только белорусские. И если у кого-то есть какие-то факты, то их надо предъявлять следствию, в крайнем случае, если уж кто-то настолько не доверяет своему государству, в ООН. Но это должны быть факты, а не домыслы, голословные обвинения, оскорбления и клевета в адрес властей, призывы к удару (например, экономическим санкциям), по отношению к собственному народу.

Sargon

7 июля 2005 года в Лондоне в метрополитене сработали взрывные устройства.

В мае 2006 года Министерство внутренних дел Великобритании обнародовало официальные итоги расследования терактов в Лондоне.

29 марта 2010 был совершен теракт в московском метро. 13 мая 2010 глава ФСБ Александр Бортников заявил, что ФСБ рассчитывает в ближайшее время завершить расследование терактов в московском метро. РАССЧИТЫВАЕТ в ближайшее время завершить.

У нас заявили о расскрытии теракта практически «не выходя из кабинета» спустя сутки после взрыва. Чувствуете разницу? Я не утверждаю, что теракт организовали белорусские спецслужбы. Хотя еще в конце марта Андрей Почобут, который сегодня отмечает свой день рождения в изоляторе Гродненской тюрьмы и которого я искренне поздравляю с днем рождения, опубликовал симптоматично статью, под названием «Лукашенко как террорист».

Что касается заявлений про «умственно больных людей». Следствие, которому вы по всей видимости доверяете, уже говорит о задержании группы из 5 человек. Вы всерьез думаете, что группа из пяти психически нездоровых людей способна, с 2005 года организовавыть теракты в том числе в непосредственной близости от президента как в 2008-м? Я в это не верю. Как не верю и возможность раскрытия за сутки преступления, аналоги которого до этого не раскрывались годами. Вот по Станиславскому просто -- не верю. И все.

А. Нестеренко

Re:

После 11 апреля это уже не власть - это вспоминание о «сытых» 2000-х. Поэтому основная проблема не в том, кто взрывал. Проблема в том, что социально-политическая система в Беларуси деградировала настолько, что способна лишь торговать политическими заложниками и реагировать исключительно на кровь. Другими словами, белорусская система уже давным-давно сама стала террористом № 1 по отношению к своим гражданам.

-----------------------------------------------------------

http://www.politoboz.com/content/terakt-110411-diskussiya?page=32#comment-172257

Совершенно верно . 8 апреля , согласно Конституции РБ , истекли полномочия гр-на лукашенко как легитимного президента , и он сам об этом прекрасно знает . С 9 апреля полномочия главы государства должны были перейти г-ну мясниковичу , однако этого не случилось . В первый же рабочий день следующего 'этапа' существования 'номенклатурного' белорусского государства - 11 апреля , кое-кто кое-кому просто напомнил об этом . Таким вот , изуверским способом . Все дальнейшие события лишь подтверждают , что месседж достиг своего адресата .

Обоз
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.

{* *}