Роль российского фактора в обеспечении четвертого срока Лукашенко

Роль российского фактора в обеспечении четвертого срока ЛукашенкоВизит премьера РФ Владимира Путина в Минск в середине марта 2011 г. сделал актуальным прояснение роли России в переизбрании Александра Лукашенко на декабрьских выборах прошлого года. Интересно также проанализировать последствия данного факта для развития отношений между нашими странами. Хорошо известно, что на всех белорусских выборах российский фактор играл существенную роль. За исключением президентских выборов 1994 г., Россия оказывала политическую, экономическую и дипломатическую поддержку только одному кандидату – Александру Лукашенко. Это создавало существенный дисбаланс сил в нашей стране в пользу одной политической фигуры, которая использовала данную поддержку для сооружения одного из самых жестких авторитарных режимов в Европе. Казалось, что выборы в прошлом году должны были пройти по другому сценарию. Ведь, начиная с лета, развернулась самая настоящая пропагандистская война между руководством двух стран. Однако после неожиданных переговоров между президентами Медведевым и Лукашенко в Кремле 9 декабря 2010 г. все вернулось на круги своя, т.е. к эксклюзивной поддержке российским руководством действующего главы белорусского государства.

Для того чтобы понять причины воистину судьбоносной встречи двух президентов нужно взглянуть на ситуацию, предшествующую визиту Лукашенко в Москву 9-10 декабря на саммиты Таможенного Союза + ЕврАзЭс, ОДКБ и СНГ. Пропагандистская война набирала обороты в сентябре-ноябре 2010 г. и пошла на убыль только после встречи в Кремле.

«Белорусский президент провел встречу с российскими журналистами 3 октября, на которой не просто жестко раскритиковал руководство РФ, а, по сути, обвинил его в попытках отстранить его от власти… Критические материалы о Беларуси в российских СМИ, заявил он, готовятся по указанию высшего руководства РФ и «по команде лично Медведева». В этом, убежден господин Лукашенко российского президента поддерживает премьер Владимир Путин. С его слов выходило, что атаки на него – часть масштабного заговора, жертвами которого уже пали такие политические тяжеловесы в РФ, как покинувшие свои посты руководители Татарии, Башкирии и Калмыкии Минтимер Шаймиев, Муртаза Рахимов, Кирсан Илюмжинов, а также мэр Москвы Юрий Лужков…Он разоткровенничался до того, что впервые публично прокомментировал отношения с господами Медведевым и Путиным. Они, признал он, «плохие, если не сказать хуже»…Обвинив Москву в финансировании белорусской оппозиции, он сообщил, что на границе Беларуси был задержан курьер, перевозивший $200 тыс., направленных Москвой на нужды его недругов. По его словам, деньги из РФ поступают в Беларусь не напрямую, а через другие страны – в частности, Литву и Польшу. В ответ на подобные происки Александр Лукашенко заявил, что Москве все это может выйти боком, напомнив, что на западном направлении ее безопасность обеспечивается силами и средствами белорусской ПВО: «Все! У вас здесь больше ничего нет. Вам надо это сегодня сломать? Ломайте. Но потом к этому вернуться будет практически невозможно» [1].

Официальной российской реакции на высказывания Лукашенко сразу же не последовало. Высокопоставленный собеседник Коммерсанта в российской исполнительной власти, настояв на анонимности, ограничился на этот счет всего одним  предположением: «У Александра Григорьевича идет предвыборная кампания, которую проводит известный политический технолог Борис Березовский. Видимо, эти неудачные пиар-ходы являются следствием его рекомендаций» [2].

Гораздо эмоциональнее на выпад белорусского лидера отреагировал глава думского комитета по делам СНГ Алексей Островский (член фракции ЛДПР). «Выступление господина Лукашенко – это его политическая агония. Он как никто другой знает, в каком глубоком кризисе находится белорусская экономика, – заявил депутат Думы Коммерсанту. Поставив себя в один ряд с руководителями субъектов РФ, он признал, что должность главы государства для него слишком высока. Этот человек реально понимает свое место в мировой политике, которое сводится к месту главы одного из российских субъектов. Он высказал то, чего давно хотят большинство белорусов: жить в одном государстве с братской Россией». Господин Островский озвучил и вероятный ответ Москвы на политику белорусского руководителя: «России, видимо, пришло время последовать примеру западных коллег и либо не направлять своих наблюдателей на выборы в Беларусь, либо, направив их, прямо сказать о том, что там происходит, и поставить под сомнение законность возможного избрания Александра Лукашенко» [3]. Президент России в своем видеоблоге заявил, что «президенту Беларуси следовало бы заниматься внутренними проблемами. В том числе, наконец, расследовать многочисленные дела об исчезновении людей. России, как и другим странам, это не безразлично. Медведев также отметил, что эта бессмысленная полоса напряженности обязательно закончится, а Россия готова к развитию союзнических отношений с Беларусью» [4].

Нельзя сказать, что у президента РБ не осталось аргументов для того, чтобы отстоять свою позицию. Ну, если Россия и не признает выборы, намеченные на 19 декабря, то признает Запад, да еще и денег даст на решение проблем переходного периода от авторитаризма к демократии. Именно такие предложения привезли в Минск министры иностранных дел Польши и Германии, а также действующий президент Литвы. Однако обещание поддержки со стороны Запада в этом вопросе не совсем подходили белорусскому руководителю. Ведь взамен требовалось проводить реформы в области экономики и политики, создавать конкурентную среду, играть в которой провинциальный белорусский лидер так и не научился.

Это вынужден был признать Лукашенко в интервью для некоторых российских изданий во время визита Путина в Минск 15-16 марта 2011 г. В частности, «белорусский руководитель успокоил восточных соседей: зря кто-то в России подумал, что он флиртует с Западом. «Я же понимаю, что на Западе никому не нужен – я для них идеологически чужой человек, я не могу их песни петь…Никто не в состоянии повернуть Беларусь спиной к России»» [5].

Кстати здесь проходит демаркационная линия между суверенитетом Лукашенко (неограниченной личной властью над страной) и независимостью государства. Ее в упор не видят сторонники продолжения политики диалога Запада с лукашенковским режимом (от Макея до Милинкевича). Но все предельно просто. Для укрепления суверенитета государства нужно было выбирать европейский вектор развития, чтобы избавиться от опасной зависимости от одного внешнеполитического партнера. Необходимо было срочно проводить рыночные реформы, так как государственный социализм можно было сохранять на плаву только с помощью кредитов нашего капиталистического восточного соседа и попадания в долговую яму к нему. Требовалось создавать реальную, а не мифическую многопартийность и т.д. и т.п. все то, к чему привыкли цивилизованные страны мира. Правда, этих целей можно было добиться только за счет ослабления режима личной власти в стране. На это никогда не пойдет Лукашенко, которому российские империалисты милее, так как не «достают» с либерализацией и демократизацией и гарантируют сохранение личной власти в его руках. Да, ему все время приходится поступаться государственным суверенитетом, к которому у президента РБ, к сожалению, выработалось отношение как к товару для продажи. Диалог в подобных условиях не может быть ничем иным, кроме аморальной сделки с авторитарным лидером, за счет интересов белорусского народа.

Аргументация Медведева была еще более слабой, чем озвученная позиция Островского. Какое право имел президент РФ упрекать Лукашенко в отсутствии прогресса в расследовании дел, связанных с  похищением белорусских политиков и журналистов. Ведь в самой России давно и с размахом грубо попираются права человека, не расследованными остаются заказные убийства известных журналистов и бывших депутатов. Авторитетная международная организация Freedom House с 2004 г. относит РФ к «несвободным странам». Если Россия вдруг решила сыграть роль освободителя Беларуси от лукашенковской тирании, ей самой вначале следовало бы стать демократическим государством. Кроме того, до сих пор Российская Федерация остается не защитником демократии, но спонсором самых разных авторитарных режимов на постсоветском пространстве.

Учитывая все сказанное выше, следует признать плохо продуманными стратегии тех кандидатов в президенты от белорусской оппозиции, которые делали ставку на непризнание победы Лукашенко на прошедших выборах со стороны России. Речь идет, прежде всего, о Некляеве и Санникове. Подобно Козулину в 2006 г. они переоценили усталость Кремля от Лукашенко, наличие там сильной заинтересованности в выстраивании чисто рациональных отношений с оппонентами действующего главы белорусского государства. Как и Козулин, они поплатились за эти иллюзии и, скорее всего, получат максимальные сроки за несовершенные преступления. Москва же палец о палец не ударит для их освобождения.

Как мы видим ни истерика Лукашенко по поводу открытия им «заговора» против его персоны, в котором якобы участвовало все высшее руководство России, ни угрозы российского руководства не признать итоги белорусских выборов и занять солидарную с Западом позицию в вопросе о похищенных политиках, не возымели искомого эффекта. Они не побудили российское руководство идти на уступки официальному Минску, предоставлять ему все новые и новые кредиты для выполнения обещаний президента РБ его избирателям по росту зарплаты и материального благосостояния в целом. Более того, как заявила пресс-служба Кремля, «отношения между Минском и Москвой не будут прежними».

«За 16 лет своего президентства Александр Лукашенко привык к определенному формату дружбы с Москвой и определенному распределению ролей в этой дружбе. Себе Лукашенко отвел роль человека, которому позволено говорить что угодно и когда угодно. Москве же досталась роль великодушного, щедрого, а главное – терпеливого партнера, обязанного не только обеспечивать экономическое процветание режима Лукашенко, но и прощать ему любые высказывания в адрес российского руководства… Итак, если отношения уже не будут прежними, то какими они будут? Свое мнение Голосу России высказал эксперт Института стран СНГ Владимир Жарихин: «Экономическое и политическое сотрудничество между Россией и Беларусью будет в рамках только тех договоренностей, которые официально достигнуты и подписаны. Например, в рамках Таможенного союза, Союзного государства. Но преференций, которые достигаются на уровне устных договоренностей, как это было раньше, теперь не будет. Вот, наверное, в чем отличие»» [6].

На наш взгляд, ключевую роль в резком потеплении отношений между руководством двух стран накануне выборов президента Беларуси сыграла не угроза «тандемократов» (Путина и Медведева) оставить белорусского руководителя без преференций. Куда более весомым фактором стала утечка информации из Администрации президента Беларуси о том, что в случае не признания итогов президентских выборов в РБ руководством РФ, Республика Беларусь выйдет из всех интеграционных соглашений с Российской Федерацией. Об этом сообщало Информационное Агентство REGNUM со ссылкой на источник в Минске.

«Согласно информации источника, логика заявления Лукашенко сводится к тому, что в случае непризнания его победы он оказывается нелегитимным руководителем для тех, кто хочет участия Белоруссии в Союзном государстве, СНГ, ОДКБ, Таможенном союзе и прочих постсоветских интеграционных образованиях. Соответственно, и присутствие Беларуси в таких объединениях становится нелегитимным» [7].

Такого удара по престижу русские господа-товарищи не могли допустить. Это, что ж получается? Белорусский режим, на поддержку которого убахали такие огромные деньги, решил пойти по грузинскому пути! Россия потеряет крайне важный ей геостратегический форпост в Восточной Европе. Образовавшуюся пустоту тут же заполнят недруги из ЕС, а через какое то время танковые дивизии НАТО окажутся  под Смоленском. Несмотря на то, что глава администрации президента РБ Макей попытался смягчить удар, назвав публикацию агентства REGNUM «дезинформацией и грязной провокацией, медвежьей услугой (неназванных – зам. авт.) политологов и паркетных писак», он не прошел мимо цели [8].

В течение почти целого месяца выдерживалась пауза. В Астане, на саммите ОБСЕ, где президенты двух стран имели возможность пообщаться друг с другом на нейтральной территории, Медведев демонстративно уклонился от контактов с белорусским коллегой. Однако шли интенсивные закулисные консультации и обмены мнениями. Накануне визита Лукашенко в Москву состоялась встреча белорусского и российского премьеров. Сидорского принял Путин, хотя никаких предложений, связанных с белорусско-российскими экономическими отношениями, он с собой не привез. Скорее всего, главной целью его визита стала подготовка переговоров между Лукашенко и Медведевым.

В независимых белорусских СМИ преобладала негативная оценка и самой этой встречи, и особенно того факта, что она состоялась накануне президентских выборов в Беларуси и тем самым предоставила прекрасные возможности властям использовать ее в своих пропагандистских целях. Несколько иную точку зрения высказывали российские эксперты по белорусским вопросам. Например, по мнению Андрея Суздальцева, итоги встречи оказались не в пользу белорусского президента, хотя встреча нанесла имиджевый ущерб главе российского государства.

В своей статье «Эйфория и истерика» российский политолог признает, что в официальном Минске беседа президентов вызвала эйфорию. «Между тем, ни для кого не является секретом, что двустороннюю встречу белорусский президент буквально вырвал у президента России… Между прочим, белорусские СМИ сообщили, что встреча состоялась по инициативе российской стороны, что, естественно, является ложью… Если бы Д. Медведев ее действительно планировал она состоялась бы в Астане и не имела бы столь серьезного негативного эффекта для имиджа российского президента. А такой эффект естественно есть… Но как сам стиль встречи и ее результаты оказались крайне неприятны, прежде всего, для А. Лукашенко… Трудно было ожидать, что человек ради власти, денег и т.д., хотя, конечно, скорее всего, ради власти, может так унизиться, что и произошло на двусторонней встрече 9 декабря… Ему досталась неприглядная роль. Опустив глаза, извиняться за июньские оскорбления в адрес президента России и тут же просить поддержки, власти над республикой, т.е. нефти, нефти, нефти сейчас, много, всю… и дешевую… Необходимо отметить, что в ходе встречи выплеснулись все особенности характера белорусского правителя, человека, в принципе, открытого и эмоционального. Это, прежде всего, касается активности Минска на Западе, контактов с Литвой, Польшей, Германией, США. В общем, WikiLeaks отдыхает. По сути, Лукашенко мгновенно сдал Кремлю всю многомесячную работу господ Макея и Мартынова, да и их с головой в качестве бонуса…

Энтузиазм, с которым белорусские власти приступили к оформлению участия Беларуси в ЕЭП (Единое экономическое пространство), говорит не о готовности республики к третьему этапу экономической интеграции, а стремлении использовать политические и экономические последствия вступления РБ в единое экономическое пространство. Лукашенко не захотел стать новым Бакиевым и выбрал власть, т.е. нефть, формат поставки которой предлагала Россия. Итогом встречи двух президентов стало принятие главой белорусского государства условий России, формализованных еще в начале ноября зам.министром финансов России Шаталовым. Причем принял беспрекословно, чем с одной стороны развязал нефтяную проблему, лежащую замаскированной миной в основании Единого экономического пространства, а с другой стороны полностью обесценил многонедельное выклянчивание у России беспошлинной нефти Сидорским и Семашко… А. Лукашенко безоговорочно согласился на российский вариант поставки нефти в РБ в 2011 году, практически на условиях ЕЭП. Условия очень просты: ввозит Беларусь российскую нефть беспошлинно и потребляет ее у себя. По этой схеме топливо на белорусских заправках, по идее, должно быть не дороже чем в России. Если выработанные из российской нефти нефтепродукты пойдут на внешний рынок, то Беларусь обязана вернуть в российский бюджет экспортную пошлину на вывезенные нефтепродукты. Пока пошлина на нефтепродукты ниже, чем на сырую нефть на 50%. Скорее всего ее поднимут и поднимут высоко, но не сейчас» [9].

Во-первых, сводить ущерб России к «имиджевым потерям» президента Медведева является явной недооценкой. Ради возвращения в будущем утраченной власти над очень важной для России территорией, которая пока что остается независимым государством, нынешнее руководство РФ забыло не только грубые оскорбления, которые звучали из уст белорусского руководителя и антироссийскую истерию на государственном радио и телевидении во время избирательной кампании. Лукашенко был признан в его стремлениях и дальше править Беларусью (получил «ярлык на Великое княжение» из рук тандемократов), невзирая на систематические нарушения закона о выборах, украденную у народа волю, массовые акции протеста, жестоко подавленные минской милицией. Все это стало следствием встречи президентов 9 декабря.

Во-вторых, российское руководство поощрило человека, который совершил огромное количество преступлений против собственного народа. Об этих преступлениях в деталях и подробностях говорилось и в 4-х фильмах НТВ, и в других передачах российских телеканалов, о них писали многочисленные российские издания. Тем самым президент и премьер РФ должны взять на себя и ответственность за антироссийские настроения, которые ширятся в белорусском обществе, которые проявляются у лучших людей нашей страны. Никакой Лукашенко так не унизил Россию в глазах граждан Беларуси, как открытая поддержка диктатора Путиным и Медведевым. Как говорил бессмертный Черномырдин: «Хотели как лучше, получилось как всегда»!

В-третьих, Медведев не просто выслушал информацию об отказе официального Минска от его активности на Западе, но выслушал с благосклонностью. Так как в интересах нынешнего российского руководства – международная изоляция Беларуси и, прежде всего, изоляция от Литвы, Польши, Германии, США. Почему с благосклонностью, потому что Лукашенко всегда говорит то, что, по его мнению, нравится собеседнику. Я уверен, что во время встречи президента РБ с министрами иностранных дел Польши и Германии, а потом президентом Литвы «поливалась грязью» Российская Федерация и  WikiLeaks тоже отдыхал. Такой характер у нашего руководителя и, зная об этих особенностях личности своего собеседника, я думаю, что на встрече в Кремле Медведев (сам или с подачи Путина не важно) предпочел получить гарантии отказа от западного вектора развития Беларуси, хотя бы на время. Ими могли быть только новые данные белорусских спецслужб о том, что не российское руководство, а Запад (Польша и Германия, в первую очередь) замешаны в подготовке государственного переворота, направленного на свержение Лукашенко. Они и были в срочном порядке состряпаны КГБ, а потом обнародованы на страницах Советской Беларуси в январе 2011 г. Кроме того, Москва была заинтересована в жестком сценарии подавления акции протеста белорусской оппозиции 19 декабря. Это тоже одна из гарантий того, что отношения между Лукашенко и руководством ряда западных стран надолго испортятся.

В-четвертых, следует признать лишь частичный успех Российской Федерации, которая принудила Республику Беларусь формально принять российскую программу создания Единого экономического пространства и формулу поставок российской нефти в нашу страну. Как отмечает сам Суздальцев в другом своем материале, «белорусская сторона по этому поводу очень долго упиралась, сетуя на то, что она имеет полное право покупать российскую нефть беспошлинно, а куда она будет ее продавать Россию не должно беспокоить. Но как только у Лукашенко встал вопрос о власти, он приехал к Медведеву и согласился на экспортные пошлины. Однако в экспертных кругах мы уверены, что никаких пошлин России Лукашенко платить не будет. Вновь будет исчезать нефть, будет заменяться отчетность и так далее, как это уже было в предыдущие годы» [10].

В-пятых, в сфере экономических отношений Россия пытается завязать Беларусь на российское сырье, энергоносители, нефть, в первую очередь. Россия хочет оставаться крупнейшим рынком сбыта для изделий белорусской промышленности и сельского хозяйства (товарооборот вырос за последний год на USD9 млрд). Российская Федерация является крупнейшим кредиторам Республики Беларусь и она хотела бы получить монопольное право на приватизацию предприятий государственной собственности. Четвертый срок Лукашенко рассматривается многими представителями российской элиты, как период, когда должны произойти качественные изменения в отношении сторон: через балансирование  экономических уступок («морковок») и давления («кнутов») добиться абсолютного доминирования российского капитала в Беларуси. Затем настанет черед политической интеграции, точнее инкорпорации РБ в состав РФ. Лукашенко, как это не кажется парадоксальным, оказался самым выгодным для России белорусским политическим персонажем, так как только он ради власти готов на ограничение государственного суверенитета, только он подписал огромное количество документов, которые поставили Беларусь на край российской долговой ямы.

В этой связи невозможно согласиться с интерпретацией событий 9 декабря 2010 г, которые дает известная и уважаемая белорусская журналистка Светлана Калинкина.

«На саммите ОБСЕ в Астане, Дмитрий Медведев не стал встречаться с Александром Лукашенко. Берем раньше: у российского президента во время визита в Китай спрашивают, чего он ждет от белорусских выборов? «Ничего хорошего не жду», – отвечает Медведев.

Еще раньше – Медведев в своем видеоблоге говорит, что Лукашенко в своих высказываниях «выходит далеко за рамки не только дипломатических правил, но и элементарных человеческих приличий». «Мы хотим, чтобы наши граждане жили не в страхе, а в атмосфере свободы, демократии и справедливости. И мы готовы идти этим путем вместе с нашими белорусскими друзьями», – заявляет Медведев.

Еще раньше, летом, по российскому телевидению показывают серию фильмов «Крестный батька». Содержание которых – это, по сути, прямое обвинение белорусского режима в преступлениях, в том числе – в убийстве оппонентов... Наконец, устами пресс-секретаря президента России однозначно было сказано: «Лукашенко сделал невозможным возврат к прежним отношениям». У меня вопрос: какая страна в эту предвыборную кампанию сделала для белорусской оппозиции больше? Кто еще из мировых лидеров так резко, так последовательно, так больно указывал белорусскому народу, что у него недостойный вождь? И почему после всего этого Лукашенко все-таки приняли в Кремле?

Я бы хотела, чтобы на этот вопрос все-таки ответили кандидаты в президенты, которые дружно молчат. Но пока выскажу свою версию...  Все, что я перечислила, это были послания из Кремля. Четкие сигналы оппонентам Лукашенко: «Ребята, мы с вами! Только соберитесь, только поработайте на выборах по-серьезному». Но чем они ответили на эти послания о готовности помочь? Броуновским движением мелких амбиций. Объясните мне, с кем из оппонентов Лукашенко должна была вести переговоры Россия? Кого мог принять в Кремле и поддержать Дмитрий Медведев? Кого из кандидатов при всем большом желании помочь белорусской демократии должны были пиарить российские телеканалы? Восемь конкурирующих друг с другом белорусских политиков?.. Много кандидатов в  данной ситуации означало – НИКОГО, на кого можно сделать ставку. На мой взгляд, наша оппозиция просто не оставила Медведеву выбора.

Ладно, Россия плохая, беспринципная, пролукашенковская, непоследовательная. Тогда другой вопрос. Почему впервые ни один из президентов демократичной Европы не стал в преддверии этих выборов встречаться ни с кем из белорусских оппозиционных кандидатов?

Можно, конечно, всех считать плохими и неумными. Но ответ очевиден: потому что серьезные люди в такие игры не играют. А восемь (ладно, пусть пять) оппозиционеров, конкурирующих между собой, на президентских выборах в диктаторской стране, – это какой-то шутовской забег с политическими лозунгами. И не удивительно, что никто из первых лиц на Западе не стал рисковать своим именем, не стал этот театр поддерживать. Почему я все это пишу перед самыми выборами, подогревая пессимистичные настроения противников Лукашенко? Отвечаю: только по той причине, что у оппозиции еще есть небольшой, но шанс сделать эти выборы серьезными» [11].

Не хотелось бы повторять аргументы о нереальности надежд на то, что недемократическая Россия будет продвигать демократию в Беларуси. Два слова об антилукашенковской кампании в российских СМИ. Их адресатом были не граждане Беларуси, хотя бы из-за того, что подавляющая их часть лишена возможности принимать оригинальные версии НТВ, на других же каналах давно введена белорусская государственная цензура и собственная начинка новостных блоков. Какая-то часть фильмов была доступна, благодаря Интернету и спутниковому телевидению, но  публика это смотревшая, в основном представляла собой демократически настроенных избирателей, для которых российские коллеги ничего нового не сказали.

Главной адресной группой фильмов и статей, на наш взгляд, были российские зрители и читатели новостных сайтов, а также Лукашенко и его окружение. Воздействие на первую группу объясняется опасениями того, что Лукашенко может попытаться воспользоваться выборами в России 2012 г. и протащить свой проект политической интеграции, выставить свою кандидатуру на должность союзного президента в пику Путину и Медведеву. В настоящее время, как отмечает российский политолог К. Коктыш, он может рассчитывать на поддержку только 20-30% российских граждан [12]. Вторым адресатом российской пропаганды был сам белорусский лидер. Например, серия фильмов по НТВ вызвала непонимание и непропорциональную ответную реакцию. Президент опасался, что российские власти всерьез решили отстранить его от власти (по киргизскому сценарию) и найти замену незаменимому в Беларуси «белорусофобу и интегратору». В своих выводах он ошибся: от него хотели только значительных экономических и политических уступок.

Автор этого текста хорошо известен как критик белорусской оппозиции, допустившей большое количество ошибок и ляпов и в ходе последней кампании. Однако среди ошибок белорусских оппонентов режима не было одной: НИКОМУ из них и в голову не пришло превзойти Лукашенко в сдаче интересов белорусского государства. У нас не было пророссийской оппозиции, что бы ни говорили по этому поводу Милинкевич, Костусев, Янукевич и др. Были ложные надежды на то, что Россия не признает последний фарс под названием «выборы президента РБ». Поэтому Медведеву действительно ничего не оставалось, как поддержать действующего главу государства, который по уровню развития не далеко ушел от того времени, когда возглавлял совхоз Городец. Я не представляю себе, как бы Медведев обсуждал с бывшим дипломатом Санниковым отказ Беларуси платить по счетам диктатора, или с поэтом Некляевым отказ от неэффективных белорусско-российских интеграционных проектов, в том числе и союзного государства. Президенту РФ милей оказался простой, ну немного нагловатый и хамоватый руководитель, который зато побожился больше «не петь западные песни». Отсутствие пророссийской оппозиции действительно оставила Россию без выбора, но вина ли это оппозиции, или той российской элиты власти, интересы которой не имеют ничего общего ни с интересами русского, ни белорусского народов.

Таким образом, выбор России в пользу Лукашенко был сделан во время встречи двух президентов в Кремле  9 декабря 2010 г. Он стал возможен только после сознательного отказа нашего президента от отстаивания государственного суверенитета. Россия сохранила ему власть именно за эту услугу. Суверенитет у белорусского лидера есть в наличие, но очень скоро не останется страны, которой мог бы управлять этот «выдающийся политический деятель», как привыкли его называть лизоблюды и подхалимы.

Четвертый срок Лукашенко в понимании российского руководства – это промежуточный этап, который должен привести не к «третьему», как пишет Суздальцев, а сразу к «четвертому» уровню интеграции. Российское руководство в лице Путина и Медведева являются гарантами соблюдения духа и буквы «исторических договоренностей» белорусским президентом, того, чтобы их в очередной раз не обманули, не «объегорили», как назвал это состояние Путин во время своего визита в Минск 15-16 марта 2011 г.

Данный визит был приурочен к участию российского премьера в заседании высших исполнительных органов Таможенного союза и Союзного государства. Фактически он стал проверкой соблюдения достигнутых ранее договоренностей белорусским президентом. Лукашенко пришлось оправдываться, льстить российскому гостю, говорить, что экономических проблем в двухсторонних отношениях в прошлом году не было. «И вообще – жить можно, тем более, что мы стараемся в этих отношениях действовать». В ответ Путин похвалил собеседника «за то, что он всегда был последовательным приверженцем интеграции на постсоветском пространстве» [13].

Конкретным итогом визита стала договоренность об объединении активов Минского автомобильного завода (МАЗ) и Камского автомобильного завода (КамАЗ). Эксперты вспоминают, что еще месяц назад руководитель Беларуси называл любые разговоры на эту тему инсинуациями. По мнению некоторых специалистов, с помощью таких мер КамАЗ из Набережных Челнов (Татарстан) устранит своего главного конкурента на постсоветском пространстве. Оба предприятия выпускают однотипную продукцию – грузовики средней подъемной силы [14].

Во время визита высокого российского гостя были подписаны межправительственные соглашения между Россией и Беларусью о строительстве в Островце (Гродненская область) атомной электростанции. Происходило это все на фоне событий в Японии, где в результате землетрясения произошли взрывы на нескольких энергоблоках атомной станции Фукусима-1. «Во время своей встречи с Лукашенко Путин заявил, что уровень защиты на Белорусской АЭС будет значительно более высоким, чем в Японии». Член оргкомитета движения Ученые за безъядерную Беларусь Юрий Воронежцев справедливо заметил, что «Путин не может знать, насколько качественным является реактор, который он нам выделяет. По той простой причине, что реактор, который собираются ставить на нашей станции, нигде не работал. Утверждать про надежность реактора можно только в том случае, если на нескольких АЭС такие реакторы проработают десятки лет. И только тогда можно утверждать: является он лучше или хуже японского» [15].

Однако белорусского президента интересовала не надежность, а другой вопрос: стоимость реактора и кредиты под его строительство. Это и понятно, как отмечает руководитель аналитического центра Стратегия Леонид Заико, «Беларусь имеет абсолютно рекордный отрицательный баланс в торговле с Россией. Он достиг почти 10 млрд. долларов. Белорусский рубль пошатнулся настолько, что ему уже не верят даже банкиры. Необходима срочная валютная инъекция» [16].

В целом, благодаря доброте душевной российских руководителей, диктаторскому режиму в Беларуси было выделено дополнительно около USD13 млрд. Из них USD6 млрд составят кредиты на строительство АЭС, USD2 млрд возможного кредита через Антикризисный фонд ЕврАзЭС, плюс USD1 млрд – кредит от российского правительства. И, наконец, USD4,3 млрд составляют нефтяные субсидии. Так выглядит российская «морковка» в долларовом выражении. К экономической «морковке» нужно добавить политическую: признание выборов в Беларуси президентом Медведевым (при этом содержание доклада российских наблюдателей на белорусских выборах в Думе осталось засекреченным) и дипломатическую: осуждение российским МИД санкций Евросоюза в отношении белорусского руководства, под иезуитским предлогом, что они мол препятствуют развитию международных связей и контактов суверенного белорусского государства.

Лукашенко остался доволен, и визит Путина проходил без резких выпадов в его адрес со стороны белорусского лидера. Если не считать одного инцидента, высказываний во время встречи главы белорусского государства с некоторыми российскими журналистами. Вот что заявил Александр Григорьевич дословно:

«Беспошлинная нефть – это благо. Но он (премьер-министр России Владимир Путин – прим. авт.) говорит одно и не говорит другого: мы субсидируем каждого россиянина, продавая, таким образом, если мы беспошлинно нефть получаем, за полцены продукцию в Россию. А это 30 млрд. долларов, а не 2 млрд. и не 4 млрд… Если вам Таможенный союз и Единое экономическое пространство во вред не делайте этого» [17].

Это означает, что «битва гигантов» еще впереди. Лукашенко, по нашему мнению, никогда не признает, что белорусская экономическая модель (государственный социализм) уступает капиталистической, которую, к несчастью, выбрали наши восточные соседи. Раз это так, он не пойдет и на широкомасштабную приватизацию с участием российского капитала. В принципе, годом, когда стоит ждать снова обострения белорусско-российских отношений является 2012 г. И не только потому, что тогда состоятся российские выборы, на исход которых попытается повлиять наш герой. В этом году предстоит отдать значительную часть долгов. Только через год вступят в строй БТС-2, через который в обход Беларуси пойдет часть нефтяного транзита на запад и Южный поток, через который в обход Беларуси пойдет часть газового транзита. То есть у России появятся реальные средства давления. «Морковки» заменят на «кнуты», если наш президент не продемонстрирует сговорчивости и добровольно не перейдет к «четвертому» уровню интеграции.


Примечания

[1] см.: Белорусский партизан. 03.10. 2010.

[2] cit.: http://www.ucpb.org/?lang=rus&open=27068

[3] см.: там же.

[4] гл.: Мядзьведзеў: Лукашэнку варта расьсьледаваць справы зьніклых. Радыё Свабода. 03.10.2010. http://www.svaboda.org/content/article/2175435.html.

[5] гл.: Лукашэнка ня можа сьпяваць заходнія песьні // Радыё Свабода. 18.03. 2010.

[6] см.: Лукашенко для никого. http://charter97.org/ru/news/2010/10/6/327320/.

[7] см.: Лукашенко идет ва-банк. http://www.belaruspartisan.org/bp-forte/?page=100&backPage=13&news=68640&newsPage=0.

[8] гл.: Макей: дэзінфармацыя і брудная правакацыя // Радыё Свабоа. 06.10.2010.

[9] Суздальцев А. Эйфория и истерика // Белорусский партизан. 13.12.2010.

[10] см.: Суздальцев: Лукашенко Россией не прощен http://charter97.org/ru/news/2010/12/14/34625/.

[11] Калинкина С. Последний шанс // Белорусский партизан.14.12.2010.

[12] гл.: Дракахруст Ю. Пра што будуць размаўляць Лукашэнка і Пуцін // Радыё Свабода. 14.03.2011. http://www.svaboda.org/content/transcript/2338165.html

[13] гл.: Каліноўскі В. Пуцін і Лукашэнка – зноў сябры // Радыё Свабода. 15.03.2010.

[14] гл.: Карней І. МАЗ і КамАЗ аб’ядноўваюцца. Хто выйгае? // Радыё Свабода. 16.03.2011.

[15] гл.: Глод У. Экспэрт: расейскі рэактар нідзе не апрабаваны // Радыё Свабода. 15.03. 2011.

[16] Там сама.

[17] см.: Лукашенко: Беларусь кормит Россию  // Белорусский партизан. 18.03.2011.