Белорусская ситуация с точки зрения теории катастроф – 4

 Еще в феврале 2007 года появился материал «Белорусская ситуация с точки зрения теории катастроф». В нем утверждалось, что в ближайшее время Беларусь неизбежно столкнется с необходимостью смены направления движения или аттрактора, по научному, поскольку старая «модель» развития исчерпала себя. Время идет, необходимость перемен стала очевидной уже практически всем, но сами перемены пока не произошли, а если в чем-то и происходят, то только к худшему. Система все более теряет способность к самореформированию. А это может привести к катастрофе, согласно теории катастроф. Упомянем условия, которые свидетельствуют о приближении некой системы к катастрофе.

«Деградация системы может произойти в следующих случаях.

1. Общесистемные условия:

- система затягивает процесс перехода: при увеличении числа новых признаков соответствующего изменения поведения системы не происходит, в результате чего энтропия растет, система перестает выполнять свои функции и дезорганизуется;
- система выбирает неконструктивную ветвь или сценарий развития, например, становится закрытой;
- резко уменьшается количество компонентов, необходимых для функционирования;
- увеличивается количество «балластных» компонентов».

Все эти пункты я описывал в материалах серии. В этой же статье поговорим об одном факторе: «система затягивает процесс перехода: при увеличении числа новых признаков соответствующего изменения поведения системы не происходит, в результате чего энтропия растет, система перестает выполнять свои функции и дезорганизуется». И это с каждым годом отсрочки с проведением структурных преобразований становится все более очевидным. В 2007 году, когда вышел первый материал серии, переход по любому пути можно было осуществить относительно безболезненно и для страны и для власти. Более того, вполне возможно было получить гарантии сохранения интересов власти при выходе из точки бифуркации по любому пути, поскольку выбор тогда был еще полностью за нами. Теперь даже сохранение самое власти под вопросом при любом пути выхода из точки бифуркации, не говоря уже про соблюдение ее интересов. Как и писалось еще в самом первом материале в 2007 году, если выбор не сделаем мы сами, то его сделают за нас другие. И, похоже, они его и начали делать. А тот, кто делает выбор, тот и осуществляет при этом учет интересов, но своих интересов, естественно.

Теперь, понимая, что выбор уже не за ней, наша власть пытается избежать всякого выбора путем самоизоляции по северокорейскому образцу. Даже в новогоднем послании присутствовал неявно тезис «кругом враги и только путь чучхе спасет нас». Но такое «решение» на самом деле не является решением, а лишь оттягивает выбор, причем с усугублением ситуации. Ведь, повторюсь, теория катастроф утверждает, что если система затягивает процесс перехода к новому аттрактору, то она дезинтегрируется. Это и пример самой Северной Кореи подтверждает. Практически всем очевидно, что северокорейское руководство настолько затянуло переход к новому пути развития, новому аттрактору, что сегодня он уже возможен только по катастрофическому варианту, причем катастрофическому в первую очередь для самого северокорейского руководства. Для народа, к сожалению, тоже.

К тому же, из-за слишком уж сильной приверженности властей к пресловутой «стабильности», то есть полного отсутствия желания хоть что-то реально менять, у нас практически созрела классическая революционная ситуация по Ленину, когда «низы уже не хотят жить по старому, а верхи уже не могут управлять по старому». То, что с первой волной «революционной бури» власть справилась, вовсе не отменяет существование революционной ситуации вообще. Более того, ситуация будет только усугубляться со временем. Ведь даже глава государства вынужден был признать, что 20% имеющих право голоса граждан уже за него не голосовали, то есть «не хотят жить по-старому». Мне кажется, что таких гораздо больше, но не будем оспаривать официальные данные, для этого есть соответствующие структуры типа ОБСЕ, которые тоже с официальной статистикой не согласны.

Но дело не только в цифрах. Ведь условные «20%» – это люди в основном молодые, творческие, активные, неравнодушные, в общем, они – это будущее страны. А в условных «80%» мы имеем 2,5 миллиона пенсионеров, представителей «вертикали» пенсионного и предпенсионного возраста, либо людей с аналогичным мышлением, плюс «пузырь» в виде приписок и фальсификаций. То есть большинство «большинства» – это пусть достойные и уважаемые люди, но это прошлое нашей страны. И тех, «кто не хочет жить по старому» с каждым днем будет становиться все больше, а приверженцев «прошлого» – все меньше. Это закон природы, никто не вечен и ничего тут не поделаешь, будущее неизбежно меняет прошлое.

Вопрос только в том, как меняет. Выход из точки бифуркации неизбежен, переход к  новому аттрактору тоже неизбежен, но чем дальше система будет затягивать выбор, тем катастрофичнее будет переход и, кстати, тем серьезнее будет воздаяние за катастрофу. К примеру, до «19 декабря» практически любой более менее цивилизованный выбор нашей власти встречали бы «аплодисментами» на Западе или Востоке, а то и с обеих сторон, теперь же я в этом глубоко сомневаюсь. А со временем будет становиться еще хуже, во всяком случае, с точки зрения теории катастроф.

И, наконец, про вновь объявленные властью реформы, в сотый раз объявленные. То, что власть называет переменами, на самом деле, как мне кажется, – просто хаотические метания в ситуации, когда ничего не менять уже невозможно, а изменить хоть что-то категорически нет желания. Вот и мечутся туда-сюда, хотя в итоге остаются на том же месте. Реально же никаких изменений не происходит. И уже не может произойти, если верить теории, вернее не может произойти спокойных, управляемых изменений. Теперь перемены могут произойти только по катастрофическому сценарию. Власть это подсознательно чувствует, поэтому и блокирует все реальные перемены. Но, чем дальше она их блокирует, тем катастрофичнее для самой власти будет сценарий перемен. И, к большому сожалению, не только для самой власти.