Последствия 19 декабря. Сценарии

Итак, 19 декабря случилось то, чего никто не ждал: власть выбрала  жесткие репрессии. Не до конца ясно, что именно ее толкнуло на этот путь: то ли массовая площадь, то ли информация о «реальных» результатах голосования, то ли попытка захвата дома правительства (будь это делом рук спецслужб либо радикальной оппозиционной молодежи), то ли умелая провокация «ястребов» и их внешних союзников, например «слив» дезинформации, что Запад при любом поведении Лукашенко выборы не признает (в этом случае, трехмесячная либерализация выглядела просто как расчистка пространства для захвата власти).

В итоге, переменная нашей политической жизни под названием «площадь» неожиданно оказала серьезное влияние на политическое поле: оппозиция,  вольно или невольно пойдя на жертвоприношение, добилась своего максимума: хрупкий диалог Лукашенко и Европы сорвался, обещанные Лукашенко западные деньги «зависли», а сам белорусский президент временно оказался «пленником» небрезгливого российского руководства. Не понятно, осознавали ли до конца оппозиционные лидеры, в чьей игре они принимают участие и чем эта игра может закончиться для них лично. В новой ситуации для Лукашенко полностью исчезло пространство для внешнего маневра: «отход» на Запад пока что невозможен, как и возможность шантажировать Россию дружбой с ЕС. Скорее всего, став заложником воли российского руководства, Лукашенко начал мстить оппозиции.

Как будут развиваться события дальше? Ответ на этот вопрос предполагает ряд допущений, на которых и будут строиться нижеизложенные сценарии (мы не можем, однако, ручаться, что все эти допущения адекватны):

1) Те, кто принимают решения (Лукашенко и члены государственной элиты) рациональны,

2) Беларусь заинтересована в сохранении «многовекторности» во внешней политике (и получении «рент» ассиметричной многовекторности), для чего Лукашенко требуется сохранение диалога и с ЕС и США.

3) Для поддержания отношений с ЕС и США, Беларусь должна демонстрировать прогресс в области политической либерализации и демократизации.

Сценарий 1. «Нормализация после холодной зимы»

Как бы цинично это не прозвучало, но наиболее благоприятным (для всех сторон) был бы сценарий коротких репрессий (до 10 января), переходящих в политическую оттепель. В таком случае, действия спецслужб: всесторонняя зачистка полей инакомыслия через допросы и обыски (НГО, партии, медиа) несут в себе двойную смысловую нагрузку: а) запугать и парализовать общество, б) собрать максимальное количество информации об источниках финансирования и получить серьезный компромат на оппозицию. Под серьезным компроматом я подразумеваю скорее протоколы допросов, и «выбитые» показания на товарищей по оружию, что может впоследствии использоваться спецслужбами для управления оппозиционными лидерами и активистами.

В этом сценарии, власть должна сменить меру пресечения большинству узников «Американки» на подписку о невыезде (до 12 января, когда в Брюсселе пройдут слушанья по Беларуси), «посадить» 5 зачинщиков, чью вину реально возможно доказать и выпустить всех остальных. По сути дела, такой сценарий позволил бы Лукашенко быстро восстановить отношения с Европой, списать декабрьскую истерию на происки спецслужб, и вернуть страну в нормальное политическое русло.

Очевидными плюсами данной внутриполитической стратегии стали бы: а) сохранение возможности европейского разворота, как козыря в торговле с Россией; б) более управляемая политическая оппозиция (в связи с теми спецмероприятиями, проводимыми в декабре-январе).

Думаю, что в том или ином случае, с теми или иными временными изменениями, власть выберет именно этот сценарий, для того, чтобы решить геополитическую проблему излишней зависимости от России. Белорусские власти на самом деле, очень заинтересованы в Европе, иначе не было бы всего этого длительного, двухлетнего спектакля с политической демократизацией. Стоит заметить, что  чем дольше власти будут тянуть с политзаключенными и чем больше они будут использовать их как заложников, тем сложнее будет Лукашенко помириться с Европой. Расчет на то, что Европа «простит» Лукашенко, лишь бы Россия не поглотила Беларусь, может оказаться не верным. Для того, чтобы первый сценарий был реализован, требуется сочетание ряда факторов: согласованная позиция ЕС по вопросу Беларуси и влияние ЕС и США на Россию с целью «поговорить с Лукашенко». В таком случае, гражданское общество и политическая оппозиция очевидно восстановятся после репрессий, а в белорусской политике появится новая политическая сила, скорее всего, пророссийская.

Сценарий 2.  «Китайский вариант»

О развитии Беларуси по Китайскому сценарию мы много рассуждали перед президентскими выборами. Вполне вероятно, что 19 декабря стало своеобразным белорусским Тянь Ань Менем. Велика вероятность того, что временные репрессии превратятся в новые правила игры: власть включит репрессивный аппарат на полную мощность, и все поля инакомыслия будут планомерно выжигаться. По сути дела, произойдет окончательное скатывание к жесткому авторитарному режиму, в котором пряник «социального контракта» будет постепенно заменяться кнутом наказания.

Рационально у этого сценария есть два объяснения:

1) Власть решилась на экономическую либерализацию (о чем свидетельствует и директива №4, которую выпустили сразу после выборов) и модернизационный скачок южнокорейского типа (a la при генерале Парке) и для этого, государство хочет получить тотальный контроль над обществом. Речь даже не о «китайском варианте» а скорее об одновременной Северо-Кореизации политики, и Южно-Кореизации экономики

2) Власть собралась совершить «великий передел» собственности, и зачистка необходима для проведения быстрой инсайдерской приватизации, которая наилучшим способом сможет осуществляться при тотальной зачистке инакомыслия и любых структур, настаивающих на прозрачности и ответственности власти.

Данный сценарий, однако, не сможет осуществиться ввиду отсутствия в Беларуси необходимого модернизационного человеческого капитала, невозможностью импортировать технологии из ЕС и отсутствием достаточной ликвидности у российских партнеров. В результате, рано или поздно Беларусь столкнется с необходимостью диалога с Европой и будет вынуждена пойти на некоторую политическую либерализацию, чтобы обеспечить собственные модернизационные планы. Лукашенко всегда удавалась данная стратегия: «шаг вперед и два назад».

Сценарий три. Создание управляемой демократии.

В развитие предыдущего сценария  и сталкиваясь с внешними ограничениями на пути достижения своих социально-экономических целей, власти, после выжигания альтернативных полей, могут санкционировать создание «управляемой» и подконтрольной политической оппозиции. Для этого должны быть запущены механизмы активации партии «Белая Русь», и появится две альтернативные партии: условно назовем их «квази-оппозиционная пророссийская партия» и «квази-оппозиционная проевропейская партия». После чего, эти партии войдут в Парламент и будут помогать Лукашенко как со спектаклем «управляемой демократии», так и с привлечением инвестиций в страну.

Возможно, частью этого сценария будет тактика на раскол существующей оппозиции и рекрутирование ее части в качестве лоялистов (по сценарию, сходному с «принуждением» к конструктивному диалогу Ярослава Романчука). «Продать» обществу и особенно внешним акторам управляемую демократию, целиком состоящую из новообразований, будет исключительно тяжело. Однако, «неконструктивной» части оппозиции и гражданского общества грозит такая же война на тотальное уничтожение.

Какой из этих вариантов развития событий наиболее вероятный? С позиций рационального выбора – совмещение первого и третьего сценария – «короткие репрессии»  – оттепель – нормализация отношений с ЕС – создание «управляемой демократии». Лукашенко сам в своем новогоднем обращении по сути дела признал наличие гражданского противостояния, и, понимая  это, он будет вынужден, скорее всего, «заигрывать» с политическим меньшинством, постепенно смягчая санкции и возвращая политические институты на уровень 2010 года

А вот исходя из логики развития белорусской политики... Будет как-то по-другому. И, я уверен, Лукашенко всех в очередной раз удивит, выбрав самый, с первого взгляда, неудачный сценарий, в котором, впоследствии проявится какой-то смысл и обоснованность.