Три

З июля. З-й срок. 60-летие (делится на 3). Какая символика!!! Какие отсылки! Какие пифагорейские совпадения-сочетания. Какие тонкие намеки на Гиперупанию, страну чистых идей…

Будь я президентом маленькой, полузабытой, полуафриканской (с героическим, однако, прошлым) страны под названием Belar-Ус, я бы выбрал именно такой день. День праздника. День, когда пожиратели синих ящериц не толкутся на базарах и не шепчутся о преимуществах жизни по ту сторону Пустыни. Их язык раздвоен, как у змей: молчит тот кончик языка, который знает правду. Я бы вышел на балкон президентского дворца, окинул оком пробуждающийся город и сказал себе: «Так не хочется уходить. Ведь столько еще сил. И идей… Взять, к примеру, идею объединения с Rus-и-Я. При глубоком сохранении суверенитетов и широком – полномочий. Или идею обмена синих ящериц на оливки… Нет, нельзя уходить».

Похоже, многие политические комментаторы пережили сходные чувства, и это не есть плохо: избыток воображения опасен, недостаток фатален.

На сайте Путин.ru размещен «белорусский вопрос» – первым в ряду других вопросов, имеющих для России известный вес и известную значимость. Вообще-то, материал представляет собой урезанную перепечатку статьи Е. Григорьевой под названием «Торг уместен» («Известия» от 1/07/04), разбавленную элементами «НГ». Понятно, о каком торге идет речь, но не вполне понятна его «уместность», поскольку, как подчеркивает сама автор, Кремль не столько обеспокоен политической судьбой белорусского президента, сколько «вопросом о том, как строить отношения после Лукашенко». Неуместность торга связана также с определенной невозможностью увязывания «экономического блока» с «политическим», хотя данный вопрос в статье никак не помечается. Он вообще нигде не помечается, хотя почти везде стоит. И все же: если белорусские власти пойдут на широкомасштабную приватизацию белорусских предприятий («в пользу России»), то кто должен «обеспечить» третий срок А. Лукашенко, – те, кто купит предприятия, российское правительство, президент или Госдума? И каким образом? Хотелось бы подчеркнуть, что произнесения фонем «я гарантирую» или «я обещаю» недостаточно. Кто-кто, но Александр Григорьевич в курсе, чего стоят такие обещания.

Frankfurter Rundschau («Лукашенко не тревожит репутация Белоруссии») отмечает, что на сей раз Россия не станет поддерживать Лукашенко, как это имело место в 2001 г. Хотелось бы отметить, что в тот памятный для всех belar-усов день «поддержка» России свелась к молчаливому признанию итогов выборов. К тому же свелось ее «влияние» на исход выборов. В сущности, такую же поддержку Лукашенко оказали все европейские государства, правда, с определенной оговоркой: отмечались многочисленные нарушения. Россия же молчала, словно рыба об лед. Но ни с кем не спорила: ни с европейцами, ни с Лукашенко.

Продление президентских полномочий – это, конечно, иная проблема, не сопоставимая по значимости с проблемой справедливости и прозрачности выборов. И все же: как официальная Москва реагировала на обращения группы «Республика»? На высылку российских журналистов? Никак.

Популярность дискурсов о влиянии России (Америки, НАТО) иной раз превосходит популярность разговоров о сексе. Но разве мы не живем в полуафриканской стране (можно сказать, на той стороне луны), до которой доходят исключительно разговоры о «влиянии». Их приносит ветер – оттуда, с той стороны Пустыни. Но никто этого «влияния» никогда не видел – по меньшей мере, последние 10 лет. Видели президента Путина: недавно он сказал о «затхлых психушках», а намедни – о «бессмысленности войны», напоминанием которой (т.е. бессмысленности) является Хатынь. Но Путин не равен ни «поддержке», ни «третьему сроку», ни «влиянию». Он – самый обычной президент, подобными полномочиями не располагает, и более, чем о Лукашенко, печется о собственном электорате.

Между тем версии, касающиеся загадочного «преемника», множатся. Мюнхенский политолог Илья Мильштейн указывает на две «приемлемые» фигуры – М. Мясниковича и Н. Машерову. Этих людей вроде как обхаживает Москва. Интересно было бы себе вообразить ситуацию с «подыскиванием» или «выращиванием» преемников: их что, откармливают специальным йогуртом? Учат, как управлять страной? Уговаривают затеять выборы и выиграть в них? Если бы, положим, Россия пыталась расширить свое теле- и радиовещание на территории Беларуси, то можно было бы о чем-то говорить.

Интересно, что упомянутый в самом начале сюжет на ту же тему завершается следующим образом: «Как заставить Лукашенко уйти с миром – пока непонятно. «Нас бы вполне устроил украинский вариант – со сменой формы правления и выборами», – говорят собеседники «Известий». Однако для того, чтобы его реализовать, нужна воля самого белорусского президента – а ее за просто так получить не удастся». Нет, вы только подумайте: Москва намерена искать преемника Лукашенко с помощью самого Лукашенко, причем досадует на то, что он не желает ей в этом деле помогать. Таким сюжетам место в комедии. Или я чего-то не понимаю?

Следовало бы поздравить с почином ОГП: они уже провели превентивный референдум по вопросу продления президентских полномочий. Согласно его результатам (опубликованным на сайте Хартии’97), 89,3% жителей Гродно выступают против третьего срока президентского правления Александра Лукашенко. Словом, в Гродно референдум можно уже не проводить.

Хотелось бы, впрочем, предостеречь наш горячий belar-уский народ от превратных толкований результатов акции, носящей, если так можно выразиться, агитационно-просветительский характер. Лукашенко не следовало бы готовиться к третьему сроку не потому, что «воля народа» настроена каким-то определенным образом, но потому, что продление президентских полномочий – это преступление. Нечто вроде кражи со взломом, но еще хуже. Нечто вроде финальной точки процесса, которой один уважаемый мною человек назвал «албанизацией» Беларуси. Сегодня быть белорусом за пределами Беларуси – стыдно.

Следует согласиться: «Албанию» Россия не поддерживала никогда. Хотя песни в Албании, конечно, хорошие.

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.