«Умрем за Россию»

Если существуют два или более способа сделать что-либо,
причем использование одного из этих способов ведет к катастрофе,
то кто-нибудь изберет именно этот способ.

(Морин Мерфи)

Вчера, 27 июня, скрывшись под сенью молодежного фестиваля «Дружба–2004», «славянская тройка» собралась в украинском селе Синьковка. За последние пять недель эта четвертая (!) встреча партнеров по Союзному Государству и третья с участием Леонида Кучмы. С 2000 года трудно припомнить подобную интенсивность в общении президентов.

Было бы явным преувеличением утверждать, что президенты прибыли в черниговское село ради того, чтобы потусоваться с молодежью трех стран. Так же сомнительно, что они оказались на украинском черноземе с намерением продемонстрировать уважение украинскому президенту, который взял на себя роль хлебосольного хозяина.

В принципе, у глав трех славянских стран всегда имеются наготове папки с вопросами для обсуждения в формате саммита. Но большинство межгосударственных проблем носит двусторонний характер и для их решения трехсторонние встречи противопоказаны.

А. Лукашенко рассчитывал на нечто иное. 24 мая, отправляясь в Ялту, он заявил, что на крымском саммите Беларусь будет приглашать президентов Казахстана, России и Украины на празднование 60-летия освобождения страны. Судя по итогам крымской встречи, на белорусское предложение основатели ЕЭП дали уклончивые ответы. Но это не остановило главу белорусского государства. Теперь уже перед саммитом в Сочи (5 июня), Лукашенко вернулся к теме присутствия 3 июля высоких зарубежных гостей на минских трибунах, утверждая, что в планируемом разговоре с российским президентом он рассчитывает обговорить «детали» будущего визита Путина в РБ. Однако «детали» так и остались неведомы широкой белорусской общественности, что косвенно свидетельствует о провале планируемой в Минске июльской встречи.

Сопоставим два факта. Факт первый: Путин, являясь избранным президентом государства – наследника СССР, державы-победительницы во Второй мировой войне, будет отсутствовать на главном государственном празднике официального союзника – юбилее освобождения от фашистской оккупации. Факт второй: за шесть дней до начала торжеств в Минске Путин использует повод (приглашение Кучмы), чтобы оказаться на малоизвестном молодежном празднике у самой границы Беларуси. Фактически такой выбор россиян означает, что Кремль, считая, что в эти судьбоносные для Беларуси дни встреча с ее президентом крайне необходима, в то же время прилагает максимум усилий, чтобы не оказаться ненароком на белорусской земле. Сопоставление двух вышеназванных фактов позволяет заявить: мы имеем признаки тяжелого внешнеполитического кризиса в Союзном Государстве России и Беларуси.

Действительно, с чего это вдруг Владимир Владимирович так шарахается от белорусского гостеприимства? Может быть, он опасается, что его появлением в Минске воспользуется белорусское руководство для открытия главной политической кампании Беларуси 2004 года? Не пойдет же Путин, в случае его появления в Минске 3 июля, на скандал на глазах миллионов людей, пытаясь отмежеваться от неожиданных, а на самом деле давно прогнозируемых, внутриполитических инициатив главы белорусского государства. Если это не так, то как же еще можно объяснить замену Минска украинской деревней Синьковка?

Кремль, естественно, имеет больше информации о политических планах белорусского руководства, чем белорусское экспертное сообщество. Во всяком случае, российский президент имеет возможность прямо спросить своего белорусского коллегу о его намерениях использовать политическую кампанию 60-летия освобождения Беларуси. Это не оговорка. Празднование проводится по всем канонам электоральных технологий. В центре торжеств только один человек – президент страны. Горячо приветствуемые ветераны исполняют роль рамки портрета претендента. Если в 2001 году Лукашенко позиционировал себя на фоне явно сомневающегося Путина, то через три года, не имея возможности поставить рядом с собой полноправного члена G8, он привлек на свои баррикады единственную после церкви никем не оспариваемую моральную силу – ветеранов второй мировой.

Все рассчитано правильно. Окружив себя стариками с орденскими колодками, президент формально не оставил народу выбора. Не поддержать его в данную минуту означает не поддержать тех, кто добыл шестьдесят лет назад Победу. Следовательно, оппоненты стоят за пересмотр итогов войны, являются «недобитыми коллаборационистами».

Необходимо отметить, что этот сильный ход венчает целую пирамиду из менее масштабных PR- кампаний, которые непрерывно ведутся на протяжении последних 5-6 месяцев. Попытаемся их систематизировать.

На социально-экономическом фронте который месяц празднуется невиданный подъем экономики. Заявлено, что по итогам работы народного хозяйства за первые пять месяцев текущего года уже достигнут 10%-ный прирост ВВП (и это не «удвоение» В.В. Путина, разумеется). Безработицы почти нет. Инфляция обуздана. Экспорт растет семимильными шагами. Странные люди в правительстве заговорили о 700-долларовой зарплате. Все это «процветание» достигнуто, естественно, благодаря заботе власти, о чем по несколько раз в день напоминают печатные и электронные государственные СМИ.

Ни один представитель правительства не говорит при этом, что экономический прирост в стране совершенно не связан с «преимуществами» «белорусской модели» экономического развития в стиле азиатского способа производства, а почти целиком базируется на подъеме в экономике основного внешнеэкономического партнера – России. Отсюда и рост спроса на белорусский традиционный экспорт. С другой стороны, правительство искусно обходит вопрос об источниках увеличения экспорта, в немалой степени связанный с ростом цен на нефтепродукты, которые страна производит из дорогой российской нефти и т.д.

Попутно властями были развернуты пропагандистские кампании о невиданном приросте зарубежных инвестиций, подъеме высоких технологий и о неуклонном превращении Беларуси в некую глобальную «Силиконовую долину», росте «среднего класса» (?), невиданном в СНГ благосостоянии пенсионеров. В конце апреля–начале мая страна оказалась «прикована» к президентскому вертолету, который обеспечил на фоне «процветающей» Чернобыльской зоны и «передового» сельского хозяйства Могилевщины самую наступательную в современной истории Беларуси PR-кампанию.

Одновременно на политической поле были проведены жесткие «зачистки». Арестовали Михаила Маринича, чья судьба должна была стать с одной стороны предупреждением верхушке оппозиции, а с другой – высшей номенклатуре, у которой в последнее время только страхом можно было «выбить» лояльность к власти. Чередой шли процессы против НГО, правозащитников, оппозиционных газет. В июне не обошлось без трансляции на БТ сериала «монтажных» антиоппозиционных агиток. Все прошедшие весной шествия и митинги завершились арестами и отсидками.

Власть взвалила на себя обязательства выполнения огромного пропагандистского плана. Но постоянная поддержка динамики целого набора мероприятий такого рода является делом технологически чрезвычайно трудным, да, к тому же и исключительно дорогим. Долго выдержать общенациональную PR-гонку такого масштаба невозможно. В принципе, уже к началу июня большинство «отраслевых» кампаний стали выдыхаться. Вообще была какая-то пауза примерно с неделю. Судя по всему, здесь было оставлено местечко для успехов на внешнеполитическом фронте, но президенту дальше участия в совместных пресс-конференциях продвинуться не удалось. На этой «кочке» кампания споткнулась, но, быстро сгруппировавшись на теме будущих торжеств, продолжила подготовку 3 июля.

На будущий праздник брошено все: улицы метут, танки красят, детей строят и учат шагистике, авиационный керосин жгут, солдат везут в ливень. О масштабах задуманного говорит уже то, что даже в разгар президентской гонки 2001 года власти в последний момент отменили авиационную часть парада. Сейчас самолетам уделено первостепенное внимание.

Между прочим, стоит отметить, что нигде в современном мире не практикуют пролеты сверхзвуковой авиации на высоте 150 м над крышами двухмиллионного города. Нас «успокоили» тем, что самолеты 80-х годов подвергнуты феноменальной модернизации силами белорусских ремонтных мощностей. Интересно, а получили ли эти модернизированные самолеты гарантии российских заводов-изготовителей? Смею утверждать, что нет, так как уже не первый год российский ВПК незамедлительно снимает все гарантийные обязательства с российской и советской авиационной техники, которая подвергалась «местной» модернизации. Следовательно, над нашими головами будут нестись результаты белорусской авиаремонтной самодеятельности. В любом случае безответственность власти поражает. Ради пропагандистского эффекта она готова поставить под удар жизни минчан.

Вся эта масштабная шумиха говорит о том, что именно на 3-е июля была сфокусирована полугодовая глубокоэшелонированная подготовительная кампания. Истрачены огромные ресурсы, использованы все существующие и виртуальные информационные поводы. Ради чего?

Если ради того, чтобы в очередной раз воздать должное ветеранам, то тогда нам остается признать, что страной управляет святой человек, который питается нектаром и спит в лесном шалаше. В общем, ему ничего от жизни не надо, кроме счастья народного. Между прочим, так оно и есть, за исключением того, что этот человек уверен, что он и является живым воплощением народного счастья.

Итак, мы накануне референдума. Или сейчас, или никогда. Если не в июле, а в июле есть только одна подходящая дата – 3 число, то власть уже прозевала не только 2004 год, но и первую половину 2005 года. Отсрочка смерти подобна. Вот тут и вылезает смысл посещения молодежного фестиваля в украинской Синьковке. Скорее всего здесь, за считанные часы до торжественного собрания во Дворце Республики, решались «президентские» вопросы. Это Киев, что весьма актуально, и Минск со своей конституционной ловушкой. Напрасный труд. 25 июня, выступая на XXVI сессии Парламентского собрания Союза Беларуси и России в Бресте, белорусский президент практически подвел черту под дискуссией о судьбе российско-белорусской интеграции – во всем негативном, что имеется в развитии Союзного государства, виновата Россия. Так что будущий референдум будет носить характер реакции на «непродуманные действия российского руководства».

В этом корень проблемы. Перенести конституционный референдум на 2005 год практически невозможно. Минск прекрасно понимает, что Российская Федерация находится в стадии фундаментального изменения свой внешнеполитической доктрины на постсоветском пространстве. Уже к зиме все принципы отношений Москвы с партнерами по СНГ будут изменены.

Что включает в себя новая российская стратегия отношений со странами – соседями? Используя наработки комитета Государственной Думы РФ по международным делам, можно выделить ее несколько основополагающих принципов.

Восстановление российского влияния в постсоветском пространстве неизбежно, как неизбежны и столкновения на этой почве между РФ и ЕС-США. Разница в том, что Россия возвращается, а Запад вторгается.

– «Восстановление» непосредственно связано с внутриполитическими успехами России (экономика, социальная политика, оборона, дипломатия, культура) в русле продолжения демократизации страны.

– Степень противодействия «восстановлению» со стороны Запада будет микшироваться тем, что разворачиваемая на просторах СНГ интеграция должна оказаться логическим продолжением европейской интеграции, строиться на проверенных западнее Буга принципах и оказаться «союзом демократий» (!).

– Новая версия интеграции должна строиться не на торгово-экономических или геополитических, оборонных принципах, а на единстве исповедуемых ценностей.

– Старая версия интеграции – покупка дешевым сырьевым экспортом лояльности капризных правящих клик признана ошибкой. Отмечено, что такой путь сохранения российского влияния не является долгосрочным, надежным и отвечающим стратегическим задачам России в СНГ. Поддерживаемые таким «спонсорством» режимы неуклонно склоняются в русло авторитаризма, надеясь на то, что Москва «закроет глаза» на местную «экзотику». Кроме того, эти «сателлиты» склонны к быстрой перемене «флага» по принципу «кто больше даст». Нельзя забывать, что старая версия интеграции в СНГ приводит к односторонней западной ориентации элиты этих стран, которая ищет на Западе поддержку делу демократии и прав человека. Причем, двигаясь на Запад, эти силы, оказавшись у власти, сами не чураются авторитаризма, надеясь на «списание» грехов Европой и США. Круг замыкается.

– Необходимо преодолеть распространенное на просторах СНГ представление о российском влиянии как факторе, тормозящем развитие демократии и рыночных отношений. «Обществу, национальным (даже в какой-то мере националистическим) элитам» надо доказать, «что подлинное демократическое и суверенное развитие в этих странах вполне реально при активном взаимодействии со стороны богатого ресурсами соседа, чем вербальное декларирование лояльности на политическом уровне» («Известия» 25.06.04).

– России необходимо освободиться от привязки к недемократическим режимам, которые не спасет ни апелляция к национальному суверенитету, ни исторические заслуги, ни членство в ООН. Давление на такого рода режимы будет неуклонно возрастать и поддержка их со стороны России приведет последнюю к конфронтации со всем миром.

Все, что приведено выше, уже не является рассуждениями отдельных групп депутатов и представителей российского экспертного сообщества. Перед нами фрагменты отрабатываемой стратегии правительства России. Есть ли в этой стратегии место режиму Лукашенко? Вопрос риторический. Так что 2005 год таит в себе огромную угрозу белорусской власти.

Минск ощущает, что его политика трещит по швам. Для примера, стоит еще раз вернуться к выступлению белорусского президента на XXVI сессии Парламентского собрания Союза Беларуси и России. В своей речи Лукашенко использовал тактику совмещения «страшилок» и «клятв». В ответ на то, что «вдоль наших границ концентрируется огромный военно-стратегический потенциал» (четыре «F-16» в Прибалтике) утверждалось, что «умрем за Россию», «за нами Москва», «стоим на страже западных рубежей». Две российские базы, посетить которые белорусский президент тут же пригласил гостей (?), оказались основой боевой мощи РФ и т.д. Апелляция к чувствам российских депутатов иногда зашкаливала. Для президентского взрыва эмоций есть обоснование – ничего другого Минск предложить не в силах. Ведь Союзное Государство не является «союзом демократий».

Минск не устраивает прагматичный подход к российско-белорусской интеграции, освещение проблем современной Беларуси в российских СМИ, политика российского руководства. Проще говоря, его не устраивает все: цены на газ и нефть, таможенная граница, российский рубль, отношения Москвы и Запада. Минск устроит только одно – старая версия интеграции в формате «дойная корова» и безмолвное всепрощенческая позиция Москвы на все изощренные издевательства, которые годами лились полноводной рекой из столицы партнера по Союзному государству.

Можно сказать, что белорусский президент требует для себя полной свободы рук на внутреннем политическом поле, доступа к стабильному и платежеспособному чужому рынку, право на собственное ценообразование чужого стратегического сырья, дипломатического прикрытия любых внутренних и внешних авантюр. Взамен он пообещал коллективно «умереть за Россию».

Интересно, а России это надо?

Метки