Задание на весну

Задание на весну

Хороший план сегодня лучше очень хорошего плана завтра.
Платон

Перезимовали у телевизоров. Перед масленицей власть повеселила медийной суетой вокруг «влиятельного» издания «Русская Америка» и ее редактора А. Мара. Две недели сей «известный» писатель не сходил с белорусского экрана – периодически помахивал перед видеокамерой номером своей газеты, к слову, по стилю оформления удивительно похожей на всем знакомое «СБ», радовался жизни на берегах Свислочи, постоянно припадал к виртуальным стопам А. Лукашенко. Одновременно господин Мар недоумевал, почему администрация Дж. Буша так несправедлива к президенту страны, где такие вкусные сосиски (?) и куда американцы должны просто валом валить. Но сам почему-то белорусской сосиской не увлекся, а тоже куда-то потихоньку «свалил»…

Такого рода визиты нью-йоркских «соотечественников» ничего, кроме грусти, не вызывают, так как сильно напоминают торжественные встречи журналистов «влиятельных» западных изданий в Багдаде за несколько месяцев до падения режима С. Хусейна. Появление столь колоритных персонажей в белорусском информационном поле говорит о том, что белорусский агитпроп уже достиг уровня советского. Так что нас ждут отечественные аналоги несчастного доктора Хайдера и прочая пропагандистская «клюква» в духе «Встречи на Эльбе».

Политик должен уметь предсказать, что произойдет завтра, через неделю, через месяц и через год. А потом объяснить, почему этого не произошло.
Уинстон Черчилль

Несмотря на то, что за прошедшие три месяца Минском была создана масса поводов для разговора с Кремлем – угрозы изменить газовые транзитные платежи, перспективы утверждения Конституционного Акта Союзного государства, традиционные фантазии П. Бородина насчет будущих заседаний Высшего госсовета СГ, намеки на особый союзнический и, одновременно, посреднический статус Минска после прихода к власти в Киеве «оранжистов», заискивающая перед Москвой пропагандистская антиамериканская истерия в белорусских СМИ в канун российско-американского саммита в Братиславе, призывы депутатов Национального собрания к лидерам двух стран срочно встретиться, намеки А. Лукашенко на возможность проведения с В. Путиным согласованной внешней политики (Бейрут, 2-3 февраля), угрозы решить проблему энергетической зависимости от РФ путем строительства собственной АЭС, – разговора так и не состоялось. Москва демонстративно «забыла» о существовании «верного союзника».

В итоге Минск прочно обиделся. Возможно, что В. Путин этого и добивался. Во всяком случае, накануне встречи в Братиславе, в разгар широкомасштабной антироссийской кампании западных СМИ, белорусский президент не удержался от прямых оскорблений в адрес Кремля: «Все ноют и плачут: Украина не туда пошла, Грузия не туда пошла, Молдова не туда завернула. Так что надо от белорусов?» (19.02.05.), чем конкретно выполнил свой «союзнический долг». После таких слов белорусский президент вполне бы мог оказаться в ряду подписантов адресованной Вашингтону коллективной жалобы на Россию польского, прибалтийского и частично белорусского политического бомонда («Открытое письмо президенту США Джорджу Бушу»).

В «Задании на зиму» мы, анализируя ход «оранжевой революции» в Киеве и ее влияние на российско-белорусские отношения, взяли на себя смелость утверждать, что Москва, потеряв свои позиции юго-западе, не бросится опекать своего «последнего союзника» на Западе, что и подтвердилось в полном объеме. Более того, Кремль, помимо неуклонного наведения порядка с поставками газа, в импорте из Беларуси сахара, с порядком оплаты НДС, приступил к «зачистке» лукашенковского лобби в Москве, что он уже проделал с грузинским. Странно, но в белорусской аналитике до сих пор ожидают рецидива любви между Москвой и Минском на фоне охлаждения отношений с Киевом.

Кроме того, несмотря на реверансы в отношении В. Ющенко, мечты Лукашенко о роли посредника между Москвой и Киевом так и остались мечтами, что и требовалось доказать: «…А. Лукашенко обязательно попытается вернуться к роли «разводящего» между В. Ющенко и В. Путиным. Выразим уверенность, что у него ничего не выйдет, так как и В. Путин и В. Ющенко не доверяют белорусскому президенту» (06.12.04).

В отношении поставок газа предсказывались эксцессы со стороны А. Лукашенко: «Сомнительно, что Москва решится на обострение отношений с хозяином последнего более-менее реального транзита. Но вот А. Лукашенко обязательно попытается воспользоваться «оранжевой» победой и «поприжать» «братскую Россию». 10 января А. Лукашенко, уже имея на руках подписанный контракт, призвал правительство поднять тарифы за транзит российского газа.

Однако не все наши прогнозы оправдались. В частности, предполагалась появление самостоятельного российского фактора на белорусском политическом поле, хотя некоторым нашим коллегам вдруг померещилась «рука Москвы» в политическом образе А. Козулина, что, конечно, не имеет ничего общего с реальностью.

Впереди март. Перед Минском – мгла международной изоляции, обвал торговли с Россией (в коридорах власти популярно слово «катастрофа»), сомнительные отношения с единственным «штатным» союзником. До сих пор не ясно, едет ли белорусский президент на празднование победы в Москву, а если едет то, как он будет смотреться на фоне наследников антигитлеровской коалиции (Россия – Великобритания – США).

Скажите... А двести рублей не могут спасти гиганта мысли?
К-ф «Двенадцать стульев»

Но суть, конечно, в деньгах. Несмотря на невероятно успешный 2004 год, в стране образовалась невиданная потребность в валюте. Адресованное банкам требование привлечь к концу 2005 года в бюджет страны МИЛЛИАРД долларов повергло чиновников экономического блока в состояние шока… В феврале в приемных московских и питерских корпораций и банков стали появляться некие гонцы из Минска с проектами невиданного обогащения в духе начала 90-х. Солидные белорусские экономические и банковские «генералы», звеня монистами, активно охмуряли видных представителей российского бизнеса в стиле Лени Голубкова или базарного лохотрона. Когда охмуреж не удавался, то начинали клянчить денег. В долг. К попрошайничеству привлекли и белорусскую диаспору, чем многих в ее среде изрядно обозлили… Зачем столько денег? Может быть, на первую очередь строительства АЭС собираем? Во всяком случае, на президентскую кампанию надо на порядок меньше.

Между тем белорусская политика постепенно вползает в весеннюю посевную кампанию. Хотя к настоящему моменту внутриполитическое поле съежилось до А. Лукашенко и двух-трех общественных инициатив. Оппозиция национальную политическую кампанию так и не начала. Не исключено, что в итоге, под весенним солнышком, чтобы совсем не оказаться за бортом политической жизни, она начнет лихорадочно метаться по политическому полю, пытаясь пристроиться к общественным инициативам, а если удастся, то и перехватить их.

Президент, открыв сезон еще 7 февраля, весь месяц неуклонно наращивал пропагандистский нажим по двум основным направлениям – жесткая антиамериканская кампания и очередная раскрутка собственного образа. До 9 мая базой для кампании властей будет тема празднования 60-летия Победы. Попутно и постепенно, имея конечной целью проведение 3-го Всебелорусского народного собрания, должна подниматься тема «народовластия» и «истинной демократичности» белорусского режима. Осенью кампания сконцентрируется на предвыборной тематике.

В полной боевой готовности находится и второй вариант развертывания политической кампании в текущем году. Он связан с возможностью проведения досрочных президентских выборов. Вероятность подобного сценария властей высока, что косвенно подтверждает постоянное пополнение когорты претендентов на высший государственный пост. Но главным режиссером будущих президентских выборов в Беларуси окажутся США, которые, судя по итогам саммита в Братиславе и выступлению Дж. Буша на площади словацкой столицы, заканчивают подготовку политического вторжения в Беларусь.

По причине слабости белорусской политической оппозиции, американцы, скорее всего, будут действовать без политических посредников (т.е. речь не идет об очередном клоне «оранжевой» революции). За поводами для политического вторжения дело не станет. Их, как всегда, предоставит сам Лукашенко.

Какова будет реакция России на начало политического вторжения Запада? Объективно, открытое политическое вторжение США в Беларусь является исключительно выгодным для администрации В. Путина, так как позволит российскому президенту быстро отмобилизовать и объединить российскую элиту вокруг себя («Враг у ворот!»), укрепить единство федерации и создать благоприятный внутриполитический климат для проведения жестких, но крайне необходимых структурных социальных и экономических реформ. Переход в отношениях с западными и южными соседями РФ на общепринятые международные стандарты (визовой режим, поставки энергоресурсов и транзит по мировым ценам, адекватные взаимные уступки или запреты для допуска на национальные рынки, исчезновение у российского капитала надежд на равноправное участие в приватизации на просторах СНГ и т.д.) укрепит российский бюджет, окажет благотворное влияние на российского производителя, повернет российские инвестиции на российский рынок и т.д.

Но с другой стороны, несмотря на то, что Москва добьется решения «белорусской проблемы» чужими руками, мир засчитает Кремлю политическое поражение, что будет воспринято в России крайне болезненно. Есть ли альтернатива?

Есть. Это лобовая конфронтация с Западом по украинскому образцу. Итог известен. Стоит иметь в виду, что после российско-американского саммита Москве крайне затруднительно выступить в защиту режима А. Лукашенко. Белорусский президент – не В. Янукович, который все-таки участвовал в реальных выборах на пару с сильным противником. На пресс-конференции в Братиславе В. Путин подтвердил приверженность российского руководства основополагающим принципам демократии. Даже если согласиться с западным медиасообществом, которое годами повторяет формулу «Россия и демократия несовместимы», то и в этом случае разумной причины для Москвы держаться за Минск не просматривается.

Беда в том, что Кремлю здесь некого защищать. В результате кропотливого анализа практической деятельности белорусского руководства за последние десять лет так и не найдено ни одного факта реального союзничества, кроме пустой пропагандистской трескотни в формате «угрозы» жутких «румынских» (!) танковых орд, которые, в принципе, готовы выйти к Смоленску, но «боятся» А. Лукашенко («P.S.» «Панорамы» БТ, 16.02.05). Для иллюстрации можно было бы еще обратить внимание на информацию, распространяемую так называемыми «союзными» СМИ, которые на российские бюджетные деньги исступленно воюют против действующей российской власти, не забывая ставить в пример Москве белорусского президента. Это все равно, как если бы радиостанция «Голос Америки» вдруг начала бы информационную войну против Вашингтона.

Международный облик белорусского политического режима столь одиозен, что на уровне мировой дипломатии неприлично даже говорить о какой-либо его поддержке. Москва с тем же успехом могла бы заявить о поддержке режима Ким Чен Ира. В итоге, для Кремля белорусский режим превратился в классический «чемодан без ручки» – кинуть жалко, но и тащить далее невозможно. Если начнут отнимать, то проще отдать. Далеко не унесут. Нефть, газ и рынки через Атлантику не потащат.

В общем, у Кремля в отношении «белорусского вопроса» осталась только одна проблема: объяснить части российского электората, что вместо реальной интеграции Лукашенко повторил «подвиг» Мазепы. Технически это не сложно – две-три недели информационной кампании. Но и А. Лукашенко не спит в шапку, а суетится вокруг своего спутникового канала «Беларусь ТВ». Ему нельзя оставаться без прикрытия с Востока ни на один час – Запад «не добежит», свои сомнут и сотрут в порошок…

Отсутствие выбора замечательно проясняет ум
Генри Киссинджер

Режим готовится. От силы американского давления на белорусские власти зависит перенос выборов с 2006 года на текущий год. Чем быстрее США начнут антилукашенковскую кампанию (не путать с антибелорусской!), тем скорее будет принято решение о досрочных выборах. «Точкой возврата» возможной президентской кампании 2005 года можно условно считать май – начало июня. Позднее нельзя – сразу после празднования 60-летия Победы образ президента-«наследника» славы победителей Второй мировой должен приобрести законченную форму. Однако во время массового летнего выхода горожан и сельчан на поля и огороды удержать главную политическую «фигуру» в центре электорального внимания будет сложнее. «Огородный» фактор всегда учитывался специалистами Администрации президента, так как традиционно перед белорусскими государственными политтехнологами стоит задача не получения в результате выборов максимальной электоральной поддержки (с этим и так справится осыпанный наградами ЦИК), а в том, чтобы заранее убедить каждого белоруса в реальности будущего фантастического итога подсчета бюллетеней. Но нельзя забывать, что в этом году у президента, кроме 9 мая, будет подстраховка – 3-е Всебелорусское народное собрание.

Для того чтобы убедиться, что все вышесказанное не является чем-то фантастическим, стоит обратиться напрямую к Лукашенко. Он человек искренний и все рано или поздно сам рассказывает. Так 13 октября 2004 года на встрече с представителями региональных российских СМИ белорусский президент так изложил технологию выбора даты для референдума: «Поэтому я сделал этот временной шаг, чтобы на меня никто не «накатывал», чтобы мне дали возможность избираться в очередной раз, а у других сил, в том числе оппозиционных, не было времени выстроить какую-то тактику и определить стратегию на выборы 2006 года. Я хотел избежать этой критики – такова основная причина. Так что это выгодно им… не дай Бог, конечно, – мы уже в будущем году обвалимся и у нас будет к осени или весной какая-то страшная ситуация». Так что главный враг у А. Лукашенко – «другие силы», оппозиция удостоилась определения «в том числе».

Пока ясно одно: без Москвы Лукашенко перед Западом не устоит. Но просить помощи у Кремля он не хочет. Минск слишком заигрался в собственную идеологическую непогрешимость, политическую и экономическую независимость. Поэтому перед белорусским руководством стоит задача любыми средствами втянуть Москву в конфронтацию с Западом из-за Беларуси. (Белорусский президент действительно уверен, что он и Беларусь суть одно и тоже.) В конфронтации великих держав содержится залог выживаемости белорусского правящего класса. Отсюда и причина весьма прохладного отношения белорусских государственных СМИ к итогам саммита в Братиславе. А. Лукашенко ждал от российско-американской встречи публичной обиды В. Путина, ожесточения сторон, международного скандала.

Естественно, мы должны учитывать, что в основе всех наших рассуждений лежит постулат о неотвратимости политического вторжения со стороны Запада на белорусское политическое поле. Апофеозом кризиса, по идее, должен стать вывод его на международный уровень. Но не исключено, что Запад так и ограничится риторикой Дж. Буша. Так в прошлом не раз и происходило. Причин такой пассивности может быть множество, вплоть до неожиданного воздушного рейда ВВС США на иранские ядерные объекты. Но для официального Минска это уже не столь важно. Все равно на антиамериканизме будет построена вся программа празднования 60-летия Победы. К маю белорусы начнут верить, что в сороковые годы вместе с германскими войсками в белорусских лесах лютовали техасские рейнджеры. В достижении столь солидного пропагандистского успеха нынешней весной и состоит одна из главных задач белорусского президента.

Невелика штука предсказывать будущее; вы лучше попробуйте разгадать настоящее!
Хуго Штейнхаус

Метки