Жареный петух оранжевого цвета

Жареный петух оранжевого цвета

Искренне рад за Виктора Ющенко, сумевшего удержать в руках победу на президентских выборах. Рад за украинский народ, обе половины которого (собственно украинская и малороссийская) доказали свое право на политическую идентичность. И главное – рад, что хоть что-нибудь изменится в традиционно дружественном нам, говоря языком дипломатии, соседнем государстве.

Могу представить себе, с какими смешанными чувствами думает об этой победе Александр Лукашенко. С одной стороны, конечно, он понимает, что победа Ющенко на Украине для него изначально гораздо более полезна, нежели возможная победа Януковича: в глазах российской элиты он теперь долго будет считаться единственным и безальтернативным союзником. С другой стороны, эта победа все-таки остается победой оппозиции, а стало быть, заставляет его все более серьезно оценивать собственные шансы на продление политического долголетия.

Победа Ющенко над Януковичем – не просто предпочтение, отданное избирателями одному из соперничавших претендентов. Впервые машина передачи власти на Украине дала сбой – после двух каденций правления Леонида Кучмы. Леонида Кравчука десять лет назад «съели» восточные регионы, которые предпочли ему Кучму, но Кравчук и не был реальной альтернативой своему сопернику. Тогда народ голосовал против человека, лично ответственного за Беловежские соглашения, а вовсе не против социального или внешнеполитического курса Кравчука. Что и доказала та энергия, которую проявил Кравчук в борьбе за преемственность курса – когда в качестве одного из координаторов парламентского большинства он поддерживал Януковича.

Сейчас появляется альтернатива. От этого становится еще более грустно. Не из-за украинцев – из-за россиян.

Владимир Путин всеми своими действиями в течение первого срока своего правления доказывал, что он принадлежит к новому поколению российских политиков, способных трезво оценивать ситуацию и реально взвешивать собственные силы. Разве что Горбачева принимали на Западе с таким же искренним энтузиазмом. Европа увидела перед собой неплохо образованного молодого человека, не дирижирующего оркестрами, не стучащего башмаком по трибуне, не угрожающего ядерными боеголовками. К тому же, он неплохо говорил на одном из ведущих европейских языков. Чего ж вам боле? Свет решил, что он умен и… Далее по тексту.

Сейчас репутация Путина подверглась серьезному испытанию. Не потому, что он вмешался в украинские выборы на одной из сторон. И даже не потому, что вмешался именно на стороне Виктора Януковича (дважды судимый, донецкий, ставленник Кучмы и т.д.). А потому, что президента России использовали на всю катушку на стороне проигравшего. И в этой ситуации не так даже важно, что Путин приехал в Киев, а затем, уже понимая, что игра проиграна, согласился второй раз молчаливо поддержать все того же Януковича. Важно то, что Путину посоветовали – и он прислушался к совету! – поздравить Януковича с победой, так сказать, досрочно. Такая глупость дорогого стоит.

Остальные Слиски, Густовы, Рушайлы et cetera в счет не идут. Они, похоже, ничего не поняли и ничему не научились, как и положено Бурбонам, дожившим до периода реставрации. Зато Путин понял главное, отчего и озлобился. Он понял, что этот проигрыш стал общим проигрышем России и личным проигрышем ее президента.

И это – плохо.

Не только для России плохо. Плохо для Беларуси.

Развязав себе руки на украинском направлении, Путин мог сосредоточиться на направлении белорусском. Это чрезвычайно важно, поскольку, как и положено кадровому разведчику, он вообще не любит рисковать. А риск проиграть газово-нефтяной транзит по всему западному фронту чересчур велик, если проигрываешь одновременно и Украину, и Россию.

Видит Бог, я никогда не желал зла братьям-украинцам. Но у меня есть все основания переживать за собственную страну и собственный народ – за Беларусь и белорусов.

И раньше надежда на то, что Россия решит заняться экспортом демократии в ближнее от себя зарубежье, была достаточно слабой. Сейчас она на глазах уменьшается, судорожно сокращается, тает – в точности, как шагреневая кожа в философском романе второго мужа г-жи Ганской. И наоборот. Чем больше радости в интернете по поводу проигрыша России, тем крепче у меня уверенность в том, что Путин никогда не решится даже начать разговор с Западом по поводу Беларуси.

Путин – не решится. Запад – не захочет. Озлобленный жест г-жи Слиски, заставляющей участковую избирательную комиссию сменить скатерть на столе на том основании, что она якобы оранжевая, отталкивает от женщины, олицетворяющей в данном случае единую и неделимую Россию, демократические силы не только на Украине. Так цепляться за очевидно проигранную позицию может только очень недалекая политическая сила. В смысле – не далеко ушедшая от советского нашего прошлого. И не с Путиным не захочет разговаривать о Беларуси Запад – со Слиской. А также с Рушайло, с Бородиным, с Густовым и далее имя им – легион…

Путин стал заложником и собственного окружения, и имперских традиций России. Он искренне – это очевидно! – хочет ее изменить, но изменить ее можно лишь теми методами, к которым она привыкла. То есть, если он хочет попытаться осовременить Россию, он неизбежно будет вынужден твердить о ее имперском величии, о ее силе и мощи. А доказать, что с этим у тебя все в порядке, можно лишь продемонстрировав хотя бы одну успешную внешнеполитическую комбинацию.

До сих пор России это удалось лишь единожды. Тогда, когда ее приняли в антитеррористическую коалицию. Впервые со времен Второй Мировой войны Россия и США оказались союзниками. Но сколько людей для этого должно было погибнуть под обломками взорванных домов!..

Стать союзниками в борьбе с талибаном, с Усамой бен Ладеном, с мировыми источниками терроризма России предложили США. Сейчас, по идее, Россия должна была бы предложить США стать партнерами и союзниками в деле пропаганды демократии на постсоветском пространстве. Это чрезвычайно важно – научиться становиться союзниками тех, кто сумел тебя переиграть. Тогда и ты оказываешься в выигрыше.

Путин достаточно умен, чтобы это понять, и достаточно современен, чтобы первым сделать шаг навстречу. Но если он не кремлевский мечтатель, то определенно кремлевский заложник. Куда он денется с подводной лодки «Курск»? Деваться некуда. Всюду с Густовым Слиска, куда ни Рушайло. Приходится соответствовать пословице о том, что царя играют придворные. А потому сейчас шансов на то, что Россия выдвинет инициативу по импорту демократии в постсоветское пространство под ее эгидой, почти не осталось. Выдвигать инициативу некому.

Хотя это был бы великолепный шанс перехватить инициативу у обоих соперников-союзников – и у Буша, и у Лукашенко. Но для этого нужно быть не Штирлицем, а Буденным. Или Жуковым. А Путина учили не этому. Он на резкие решительные шаги не готов пойти, чему кровавым свидетельством служит Беслан (четыре дня президент России молчал! а потом – «Братья и сёстры…»).

Выиграл Ющенко, но выиграл и Лукашенко. Ибо молчащего и выжидающего Путина может подтолкнуть к игре только массовое движение белорусов. А я уже устал вслушиваться в лозунги типа «Вчера Белград – завтра Минск» или «За Грузией будет Беларусь». То ли мы не сербы, то ли мы не грузины. То ли оппозиция у нас не та.

В любом случае, даже в оранжевую революцию у нас в стране я не верю. Оснований нет. Разве что действительно власти когда-нибудь достанут народ, и всех нас одним махом клюнет жареный оранжевый петух. Но где ж вы видели на столе у белоруса петухов? Все больше курицы…

С Новым годом, дорогие читатели! С Новым блюдом!

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.