«Информирование» в разгаре

(Обзор недели)

«Германскому народу несказанно повезло, что он нашел меня.
Без меня Германия перестала бы существовать».

Адольф Гитлер, 1943 г.

В электричках появились бригады пропагандистов. Автор этих строк сам прошелся следом за такой «бригадой» по 5 (пяти) вагонам и составил свое впечатление о работе агитаторов.

Три человека разного возраста ходят по составу, присаживаются на лавки и втягивают людей в разговор о роли Вождя белорусского народа в обеспечении сытной и безопасной жизни в нашей маленькой, но очень гордой стране. Пенсионеры-дачники (пока не пришел контролер) вздыхают и дружно подтверждают: «Да, живем как у Христа за пазухой». Разговор плавно перетекает в критику российского руководства, «допустившего у себя полный развал и Беслан».

Первое впечатление: попадаешь в «машину времени», и она тебя отбрасывает лет на шестьдесят назад, в период расцвета культа личности товарищей Сталина, Мао и Кима. С исторической точки зрения это даже интересно. Обнаруживаешь, что ничего в нашем обществе не изменилось. Власть, как и прежде, открыто паразитирует на самых черных сторонах человеческого характера, старательно консолидируя электорат вокруг собственного персонифицированного властного «стержня», а народ отзывается на такую «заботу» и с удовольствием шельмует соседей и местных «несогласных», не забывая при этом прибавлять: «Абы не было войны».

С другой стороны, руководство страны, деятельно расширяя черносотенщину в народных массах, само активно подрывает в обществе состояние мира и стабильности, чем фактически разжигает гражданскую войну. Но власть по-прежнему рассчитывает, что вывернется и проскочит, что не раз ей удавалось в прежние времена.

Появились первые весточки из трудовых коллективов, где на прошедшей неделе проходил «Единый день информирования». Проще говоря, «химчистка мозгов». Тема для «единого дня» тоже была «единая»: «Референдум – важнейшая веха в развитии белорусской демократии».

Чтобы она была еще хуже, конституцию постоянно следует улучшать.

Мечислав Шарган

В редчайших случаях пресловутые замы по идеологии рискнули появиться на глаза рабочих. Причем были моменты, когда во время беседы всеобщее веселье и взаимное подмигивание явно зашкаливало. Между прочим, такие, «для галочки», мероприятия для власти хуже тысячного митинга оппозиции у заводской проходной.

Были случаи, когда во время «информирования» общение между «отмороженными» идеологами (встречаются и такие, как правило, отставники из силовых ведомств) и рабочими заканчивалось открытой перепалкой. Обычно после такого финиша мероприятия составляется список первых кандидатов на увольнение.

Но чаще всего «информирование» оказалось ограничено пять-десятью минутами в кабинетах заводоуправлений, где некто с незапоминающимся лицом быстро и откровенно невнятно что-то зачитывал с листа. Сидевшие за столом и на стульях у стен вздыхали, смотрели на потолок и поглядывали на часы. В конце мероприятия раздавался голос начальника: «Все поняли?», на что присутствующие дружно отвечали: «А то!» и начинали ломиться в дверь. В общем, «проинформировали».

В свободных странах каждый человек имеет право выражать свое мнение, и каждый человек имеет право его не слушать.

Г. Норман Колли

Президент не мог остаться в стороне от всеобщего увлечения по «информированию» и на прошлой неделе отправился в саму «кузницу информации» – на белорусское телевидение. В целом одобрив деятельность трех белорусских телевизионных каналов по агитации за предоставление лично ему права на бессрочное владение этой страной, вождь все-таки отметил, что мастера телепропаганды слегка переусердствовали с поклонами и поцелуйчиками («Поменьше верноподданичества!») – он еще не Господь Бог, а так, ну, в общем, Сын божий. Действительно, профессиональная подсветка подиума, где восседал Вождь кривичей и полешуков, создавала иллюзию, что к акулам телекамер снизошел Святой. Интересно, что, потребовав уменьшить верноподданичество, Отец народа не объяснил телевизионным «информаторам», что такое «меньше». Шкалы «верноподданичество» ведь не существует. А. Лукашенко в то же время, с известной скромностью, не потребовал вообще изжить верноподданичество с телевизионного экрана как метод.

Как и положено Святому, Вождь пророчествовал. Твердо гарантировал, что в случае его ухода с поста президента «назавтра окажутся без работы» все телевизионные борцы за президентское счастье, включая Юрия Прокопова и Юрия Ледника (Вот тебе, бабушка, и Юрьев день)…

Тот, кто становится пресмыкающимся червем, может ли затем жаловаться, что его раздавили?

Иммануил Кант

Как же так, они ведь так старались. Военные песни даже пели, а тут такая перспектива… И если бы только с работы выперли… Ах, Александр Григорьевич, вы как всегда правы. Теперь во время трансляции «P.S.» или «Болтовни на тему…» можно с полным основанием подмигнуть комментатору с дивана: «Что, мол, Юра, стараешься? Ну-ну, а то смотри, «окажешься завтра без работы». Про «Особое время » ОНТ и говорить нечего. Доцент наш и так сам не свой от такой денежной «халявы». А ему двух сыновей учить и учить. Зато пока можно в вузе не брать дополнительных часов. Денег хватает… Вот и подтяжки снял.

Главное, конечно, не в оплате «информационного» доцента. Президент всех белорусов печется день и ночь только о том, чтобы «информирование» стало постоянным и всеохватывающим. А для этого надо как-то обновлять видеоряд злодеев из оппозиции.

Слуги, не имеющие господина, не становятся от этого свободными людьми – лакейство у них в душе.

Генрих Гейне

В пятницу, 24 сентября, будущий безработный Юрий Прокопов в очередной «Болтовне на тему…» предложил белорусскому телезрителю телесалат из нарубленных в нарезку видеозаписей выступлений кандидатов в депутаты. Резали, естественно, исключительно оппозицию. Причем, что любопытно, использовали видеозаписи кандидатов без всякого спросу. А чего мелочиться? Ну и что, если эти видеозаписи по закону являются их личной собственностью. Но, видимо, люди с ул. Макаенка принципиально не читают Уголовный Кодекс. Поэтому они просто взяли чужую собственность и устроили из нее посмешище. В общем, «проинформировали». Ну что сказать по поводу такого «профессионализма»? Наверное, в следующий раз будут воровать семейные фотоальбомы и резать, ради хохмы на экране, свадебные фотографии…

С другой стороны, как не понять потенциальных клиентов биржи труда. Ведь, по словам все того же Юрия Прокопова, не желают деятели оппозиции давать интервью белорусскому телевидению. Брезгуют… Хотя без проблем белорусские оппозиционные лидеры выступают перед камерами НТВ, РТР, ОРТ, европейскими и американскими каналами. Что же они, как чуму, обходят «родной» белорусский канал? Может быть, им не впервой сталкиваться с подтасовкой на белорусском экране, технологиями «в нарезку», когда видеоряд выворачивают наизнанку? Ведь не предлагает Юрий Прокопов тому же Лебедько или Добровольскому прямой эфир. Как говорится в популярной телепередаче: «Слабо?»…

Но тогда интересное дельце получается: люди виноваты уже в том, что не желают, чтобы об них ноги вытирали. Если исходить из логики ведущих БТ и ОНТ, оппозиция должна выстроиться в очередь перед экзекуцией, а она еще пытается упираться…

В Минске появились международные наблюдатели. Сейчас их возят, кормят, ходят за ними, как за малыми детьми. Так как белорусским государственным СМИ, как всегда, невтерпеж, то сразу посыпались первые скандалы – кому-то успели приписать слова о полной поддержке белорусского референдума. Власть сама раскрывает свои проблемы, пока продать за рубеж результаты будущего всенародного опроса не удается.

От эйфории первых дней, когда, по словам белорусских телекомментаторов, весь мир с «пониманием» отнесся к инициативе Отца всех белорусов, государственные СМИ постепенно перешли к каким-то странным анонимным ссылкам на «зарубежные средства массовой информации» или «анализ российской печати». Руководство страны также ведет себя неадекватно: то заявляет о полной поддержке референдума, то намекает на зловредность «московской элиты», одновременно апеллируя к «простым людям».
Голова идет кругом. Придется просмотреть хронику последних дней.

На «Дожинках» белорусский президент утверждал, что в Астане в «частных беседах» с лидерами СНГ «Я не услышал никакого осуждения. Только поддержка». Очень хорошо, когда есть поддержка, но она у А. Лукашенко какая-то странная, чуть не подпольная – в «частных беседах».

Если в столице Казахстана вождю белорусского народа была оказана столь монолитная «поддержка», то почему в Астане не приняли совместного документа в «поддержку» белорусского референдума? Может, забыли? И что это за таинственные «частные беседы», о которых широкой публике ничего не известно. Вот, к примеру, В. Путин встречался с Саакашвили в формате «частной встречи», так даже на экране телевизора это было прекрасно видно. Очень «дружественная» была беседа. Встреча российского, армянского и азербайджанского президентов в «частном формате» также не прошла мимо мировых СМИ. А вот насчет «частных бесед» белорусского президента в Астане нет ни одной строчки информации.

Помнится, как в свое время некоторые белорусские государственные СМИ факт рукопожатия А. Лукашенко с Б. Клинтоном во время Стамбульского саммита восприняли как «полномасштабные переговоры с американской стороной». Потом эти кадры рукопожатия в течение полугода показывали в каждом выпуске новостей! Так, может, простые рукопожатия и являются в интерпретации белорусского президента «частными беседами»? Ну, так бы и сказал.

Но вернемся к хронике. Чуть пропили урожай, как на встрече с телевизионными «деятелями» Александр Григорьевич вдруг заговорил о том, что надо создавать вокруг Беларуси «пояс добрососедства». Мол, и так на Брянщине – Смоленщине – Псковщине, где можно видеть белорусское телевидение, народ, включая молодежь, чуть ли не дежурит у телеэкрана, чтобы не прозевать чудный образ Отца всех белорусов. Так что надо срочно расставить у границ ретрансляторы и массированно транслировать «батьку» вглубь российской территории. Причина такого мессианского «информирования», оказывается, заключается в том, что в Москве «политика в отношении Беларуси всегда может измениться». Вот где, оказывается, собака зарыта. И недели не прошло после выражения «поддержки» в «частных беседах» в казахстанских степях, а А. Лукашенко уже готов начать против России информационное наступление на ее территории.

Через день, 23 сентября, выступая перед студентами в Бресте, белорусский президент вылил в адрес России целую бочку меда – «наша» Россия, «братская страна», «страна, где как нигде относятся с уважением к белорусам». Некоторые заявления носили программный характер: «… Но для католической, протестантской, западной цивилизации, преимущественно православные, столетиями проживавшие вместе с Россией, русскими, Беларусь и белорусы не являются родными». Вообще-то странная манера ко всем в родственники набиваться…

Но белорусский президент не был бы сам собой, если бы не проговорился. А он это сделал дважды. Когда А. Лукашенко говорил о себе как всенародно избранном президенте (что в отношении итогов выборов 1994 года не вызывает каких-либо сомнений), у него вырвалось: «Меня никто преемником не назначал». Во второй раз, когда он говорил об отношении россиян к белорусам (действительно хорошее, в этом нет сомнений), то рассказал об этом в лицах: «Я проехал по всей России, и везде ко мне стекались люди… голодные, оборванные…» Может, он бомжей посещал? Больше говорить и не надо. Вот здесь, в этих оговорках, и проглядывает истинное лицо Александра Григорьевича и его отношение к личности «уважаемого Владимира Владимировича» и к русскому народу. Не нужен ему ни соседний «братский народ», ни «наша Россия», а нужны ресурсы, рынки, международная поддержка и абсолютная власть.

24 сентября вышла статья Евгения Ростикова «Тщетные надежды оппозиции…» (Республика, 24.09.04). Автор этих строк специально выделяет этот материал, так как он прекрасно характеризует степень нервозности на ул. Карла Маркса, 38. Если первые три недели белорусские власти сначала пытались склонить Кремль к принятию референдума как неизбежности, затем с помощью российских маргинальных политиков пытались создать мираж поддержки референдума на востоке, то сейчас, за три недели до белорусского всенародного опроса, терпение у Минска стало лопаться – слишком затянулась пауза, слишком демонстративно Кремль игнорирует инициативу белорусского президента по приватизации поста президента. Сейчас Минск будет пытаться навязать Москве свой президентский референдум, он постарается всеми силами втянуть Кремль в собственную авантюру, он надеется повесить на российское руководство ответственность за белорусский всенародный опрос, он попытается заставить В. Путина прикрыть А. Лукашенко, как «настоящего друга» и «верного союзника», перед всем миром.

Великие державы всегда вели себя как бандиты, а малые – как проститутки.

Стэнли Кубрик

Ах, как хочется, чтобы за свои грехи отвечали другие. Обратимся к статье Е. Ростикова: «Лукашенко и Путина роднит прежде всего забота о судьбе своих стран, благополучии народов и их безопасности. А еще глубокое осознание того, в каком сложном и опасном мире мы все сегодня живем. А в нем без настоящих друзей, их поддержки и взаимовыручки невозможно решать постоянно возникающие проблемы. Президент Путин и большинство россиян понимают, что вопрос, вынесенный в Беларуси на референдум, это не только вопрос власти в братской республике, гарантия ее развития и благополучия, но и гарантия безопасности, процветания и развития самой России». Как говорится, ни много ни мало.

Получается, что если бы референдум был объявлен до 1 сентября, то и Беслана не случилось, так как, оказывается, именно А. Лукашенко (вопрос на референдуме посвящен только ему) является гарантом безопасности России. Кроме того, вдруг выясняется, что Вождь белорусского народа готов гарантировать «процветание и развитие самой России». Более того, это «президент Путин и большинство россиян понимают».

Интересно, откуда Е. Ростиков и его заказчики знают мнение В. Путина и «большинства россиян» о конституционной авантюре белорусского президента? Они ходили с вопросами в Кремль? Может быть, В. Путин позвонил Е. Ростикову и рассказал, что и как он «понимает»? Да мало ли что «понимает» Владимир Путин! С тем же основанием можно писать, что император Японии тоже с «пониманием» относится к инициативе президента Беларуси, а в Непале переименовали Джомолунгму в пик Лукашенко. Вот такое получается «информирование»… с «пониманием».

Никогда столько не лгут, как во время войны, после охоты и перед выборами.

Отто фон Бисмарк

Но самый большой «прокол» с «информированием» на этой неделе случился в Москве. Посольство РБ в «братской стране» «проинформировало», что, оказывается, не все в белокаменной прониклись «пониманием» к белорусскому референдуму. Так что господин Ростиков рановато сослался на «большинство россиян». «Пресс-служба Посольства Республики Беларусь в Российской Федерации вынуждена с сожалением констатировать, что отдельные российские журналисты используют и представляют в своих репортажах необъективную информацию о происходящих сегодня в Беларуси событиях». Все это называется: «Здравствуйте, я Ваша тетя из Минска». Годами поливать грязью соседний народ («пропитый, ленивый»), страну («порядка нет»), руководство этой страны («терроризм», «преемник» и т.д.), спокойно публиковать конкретно антироссийские газетные приложения в духе зарубежных чеченских сайтов, открыто злорадствовать по каждой трагедии, каждой смерти, каждому несчастью («что это? Кремль горит?») и надеяться, что все сойдет с рук? Может быть, кто-то думает, что все забудется? Величайшая наивность.

Посол Григорьев негодует: кто-то за рубежом попытался покуситься на «святое» – на белорусский референдум о праве одного человека править десятью миллионами человек вечно. Если у белорусского посольства хватит задора, то скоро из Минска в московские редакции будут отправлять карательные экспедиции.

В общем, Минск на Москву обиделся. Между прочим, обиделся правильно, так как даже одна статья в «Известиях» против белорусского референдума, да еще с данными соцопросов (только 1/3 за позицию А. Лукашенко), гробит полугодовую работу всех трех белорусских телеканалов, белорусского радио и всех белорусских государственных газет, вместе взятых.

И вовсе не из-за влияния на белорусскую аудиторию. Здесь, на белорусской земле, туземный агитпроп может развлекаться хоть до упаду. Просто масштаб не тот. Каждый номер «Известий» (а ведь еще есть «Коммерсантъ», «Независимая газета» и т.д.) распространяется более чем в ста странах мира, переводится на десятки языков. С «Известий» начинает рабочий день В. Путин, Л. Кучма, Н. Назарбаев. Эту газету читает вся российская, так не любимая А. Лукашенко, элита, интеллигенция, бизнес-класс. Это целая медиаимперия. В России таких «империй» десятки. Если надо, они могут такой устроить «единый день информирования» по поводу белорусского референдума, что февральское отключение газа Минску покажется майским днем. Про признание итогов референдума можно будет забыть навсегда.

Белорусские власти не ведают, что творят и с кем пытаются воевать. Какие такие телевизионные ретрансляторы они собираются ставить на российских границах? Неужели они не понимают, что тут же в ответ со всех сторон появятся шеренги еще более мощных транслирующих вышек. Они мгновенно перекроют весь эфир Беларуси до последнего медвежьего угла. А что, белорусам можно лезть в чужой эфир, а в ответ нельзя? И поверьте, на этих контрволнах мы увидим такую «нарезку» из десятилетнего видеофонда, что никому мало не покажется, включая господ Ледника и Прокопова…

Что происходит с нашей властью? Что же ее так трясет, как осиновый лист? Что же она так оправдывается, суетится на экранах и газетных страницах, бегает по вагонам и цехам, закатывает дипломатические истерики, сочиняет статьи-фантазии о том, что «Президент Путин и большинство россиян понимают…».

Все дело в том, что никогда еще белорусский президент не был в такой мировой изоляции. Нет ни союзников, ни поддержки, ни надежды, что полученный результат столь долгожданного всенародного опроса кто-нибудь признает. Получается, что «информировать» он может только сам себя.

Метки