Белорус-Балтийский канал. Часть III. Тоталитаризм

Часть III. Тоталитаризм

Обезьяны, как известно, такие же люди, как и мы, только умнее.
Хотя бы потому, что, в отличие от нас, они вовремя догадались, что
жить на деревьях куда прикольнее, чем строить цивилизацию.
А. Кивинов


Интересно, а как поживает наш канал? Очень хорошо. Не прошло и восьми дней после публикации следующих строк: «Канал будет, естественно, судоходный… Ковырять эту белорусскую «пирамиду Хеопса» будет, по мнению А. Лукашенко, наша лучшая в СНГ молодежь… Между прочим, можно не сомневаться, что Михаил Орда обратится к президенту с просьбой поручить канал заботе молодежного движения, которым ему доверено руководить» ( Белорус-Балтийский канал, часть I), как 16 ноября Пресс-служба Президента сообщила о состоявшейся встрече А. Лукашенко и М. Орды. По итогам беседы выяснилось, что «Президент поддержал инициативу БРСМ о том, чтобы осуществляемым в настоящее время реконструкции и строительству Августовского канала был придан статус молодежной стройки. В ближайшее время Белорусский республиканский союз молодежи приступит к формированию молодежных и студенческих отрядов для работы на этом важном объекте» (цитируется по «СБ» от 17.11.04).

Кто-то скажет: «Ну и что, все это мелочь, простое совпадение». Конечно, совпадение, но только не случайное, а в полном согласии с логикой переходного периода от авторитарного строя к тоталитарному. Каждый диктатор обязательно должен иметь свой канал. Если не потянет Беломор-Балтийский или «Волга – Дон», то хотя бы остров Пинос (Куба) или Августовский «Из варяг в греки». Без канала общая мозаика будущего белорусского тоталитарного режима будет неполной.

Имеется еще один обязательный элемент такого рода режимов – огосударствление детишек. «Забота» о детях обычно приобретает истеричный характер. Вот, к примеру, выступая 17 ноября на очередной инаугурации, которую попытались замаскировать под подписание итогов президентского референдума, А. Лукашенко треть своего спича уделил своему будущему электорату. Высказывая с трибуны поистине отеческую заботу о белорусской детворе, Вождь белорусского народа одновременно подверг уничтожающей критике их родителей, которые погрязли в пьянстве, тунеядстве и не желают создать подрастающему поколению нормальные условия для полноценного, в понимании первого белорусского президента (спорт с утра до вечера и хоровое пение под баян с вечера до утра), духовного и физического развития.

Прямо с президентской трибуны был дан решительный бой всякого рода стонам о жилищной проблеме: «подавляющее большинство может заработать на жилье» 1  – и точка . Вот так и решаются жилищные проблемы – волей руководителя! Хотя, конечно, строители «обурели», запрашивая за квадратный метр огромные деньги («Стоимость квадратного метра в панельном доме ЖСК в Минске составляет более 260 долларов»). Интересно, в какой стране Александр Григорьевич намеревается «строиться» по 260 презренных американских долларов за метр (между прочим, а почему президент считает в долларах? Как это он забыл про нашу самую прочную и стабильную в СНГ национальную валюту?), если сейчас, к примеру, чтобы построиться в минском Красном Бору надо выложить на стол по 690 USD за кв. м (газета «Из первых рук», 15.11.04).

Если вы « подавляющее большинство », и вам ничего не стоит, зарабатывая в месяц 200 USD зарплаты, собрать за 15 лет на 50 квадратов жилья, одновременно поедая в лесу грибы и одеваясь в фиговые листочки. Но вот за границу детей на оздоровление также не пошлешь («Неужели вы не видите, какими дети возвращаются оттуда»). И это правильно, так как дальше Бреста, Гомеля, Орши и Витебска для нас и наших детей дороги уже нет – «человеческая зависть, как червоточина, кое-кого разъедает вокруг нас».

В то же время, если какой-нибудь несознательный папаша заметит, что кому какое дело до его детей и до вопросов, которые его дети задают своему папе, вернувшись из Турина и Берлина, то такой папаша очень рискует, так как его мигом можно лишить родительских прав и принудить к производственному труду на каком-нибудь очередном канале во благо его же детей. («Нет денег, пропивают, не работают – будут работать в принудительном порядке и платить все до копейки и еще сверху»).

С другой стороны, ободренные такой «заботой» государства детки – «цветы жизни», испытывая всякие тяготы и лишения от постоянных родительских придирок в части курения и распития в подворотнях, вполне могут «настучать» на своих родителей, которые, как потом обязательно выяснится, еще и голосовали не так, как надо, на ближайшем референдуме. Так что появление своих Павликов Морозовых не за горами. А как без них, ведь любовь к Вождю гораздо горячее, чем к собственным отцу и матери, – это, между прочим, тоже одна из аксиом тоталитарного общества.

Мы вступаем в самый неприятный для политолога период развития белорусского правящего режима – наш «паровоз» триумфально пролетел все развилки и стрелки и на всех порах несется по одинокой колее в тоталитарный тупик. Исчезает интрига подготовки политического решения, происходит бронзовение политики, идеологии, пропаганды, да и самой правящей верхушки. Аналитику остается только разносить факты по папкам и полкам. Так пишется история еще одного «народного» режима.

Итак, речь Вождя белорусского народа от 17 ноября, практически целиком посвященная тотальному установлению «нового порядка» (от ЖЭСа до господ Постоялко и Наумова), развеяла последние наши сомнения: власть семимильными шагами идет к новой организации белорусского общества – общества тотального контроля, что, в принципе, полностью согласуется с выводами, которые мы найдем в работах Бжезинского и Хайека о тоталитарной стадии. Государство в лице А. Лукашенко жестко продекларировало свое право на контроль и вмешательство во все стороны жизни как отдельного человека, так и его семьи, трудового коллектива, да и всего белорусского народа. Сейчас государству до всего есть дело – от видеокассеты и рекламы на дорогах до абортов. Все должно подчиняться одной теории и одной идеологии. Нас ждет тотальная унификация (стандартизация) мозгов, носков, щенков и доильных аппаратов в широком смысле слова.

Первые признаки зарождающегося белорусского тоталитаризма, с одной стороны, говорят, что он ничем не отличается от своих предшественников и современников, но, с другой стороны, у него есть особые черты.

Действительно, А. Лукашенко гонит в тоталитарный тупик страх за свою судьбу, страх потерять власть и ужас вмиг оказаться никем. Этого боялись и боятся все – от Пол Пота и Бокассы до Ким Чен Ира и Фиделя Кастро. Но вместе с тем, плохое знание истории КПСС и марксистско-ленинской философии сформировали в белорусском президенте откровенно троцкистские наклонности. Все глубже въезжая в тоталитарную стадию, белорусский президент в то же время, как ему кажется, вполне искренне желает «своему» народу добра и счастья.

По сути, Александр Лукашенко еще один, теперь уже «дроздовский» мечтатель. Он, словно великие утописты позднего средневековья, нарисовал в своей голове строго урегулированное, жестко корпоративное и поголовно управляемое и контролируемое общество – новое, белорусское издание «Города Солнца». В полном соответствии со своей схемой, он уверен, что все «выпирающее» должно быть ликвидировано « в кратчайшие сроки ». В общем, торопится…

 

Может быть, мы не все здесь искоренили.
А. Лукашенко, 17.11.04

 

Не стоило так уж скромничать Главе белорусского государства. На пути к белорусскому «Городу Солнца» уже немало сделано. Завершается полное «искоренение» плюрализма во всех сферах общественной жизни (в госаппарате плюрализм отсутствует уже лет десять), власть в лице своего лидера практически захватила монополию на обладание истиной по всем животрепещущим проблемам нашего бытия. Завершается процесс всеобъемлющего огосударствления (выскажем надежду, что до национализации женщин не дойдет). Остался последний бросок до полной монополии на информацию и СМИ. (Появление в январе 2005 года нового телемутанта в формате ОНТ на канале РТР окончательно замкнет белорусский эфир.)

Едва ли не насильно на государственном уровне внедряется единая и обязательная для всех идеология. Кроме того, идеологию неустанно пытаются экспортировать: привозят делегации журналистов, создают в Москве белорусское лобби, продолжают приманивать российских губернаторов, демонстрируя «преимущества» «управляемости» социально-экономическими процессами в Беларуси и т.д.

17 ноября белорусский президент провозгласил право государства на регулирование не только частной жизни своих граждан, но и их доходов. Под предлогом борьбы с расползающейся дифференциацией доходов, активно внедряется и пропагандируется уравниловка – неотъемлемая черта тоталитарного строя («Я буду считать своим личным поражением, если белорусское общество (даже не сегодня, а когда-нибудь в будущем) расколется на кучку сверхбогатых и миллионы нищих. Наши люди этого не выдержат, потому что такой перепад несовместим с белорусским менталитетом, с белорусским укладом жизни»). Неужели люди от зависти задушатся? Чем дальше от демократии, тем больше ссылок на особенности национального менталитета и уклада жизни.

В период «развитого авторитаризма» оппозиция подвергалась шельмованию, но власть ее терпела, так как полузадушенное инакомыслие являлось необходимым компонентом авторитарного режима. Сейчас, после 17 октября, когда все, что необходимо для окончательного политического закабаления страны, уже вписано в ее Конституцию, оппозиция стала не нужна. Исторически быстро – скорее всего, к весеннему 2005 года «съезду» (обратите внимание на термин, которым белорусский президент называет очередное Всебелорусское народное собрание) – организованное политическое инакомыслие будет ликвидировано. Предпосылки для этого уже созданы – оппозицию обвинили в связях с мировым терроризмом и предательстве Родины. Так что в настоящее время деятели оппозиции официально являются «врагами народа». («В этой связи мне вспоминается один разговор с нашими ветеранами Великой Отечественной войны. Они сравнили действия нынешних оппозиционеров, требующих санкций в отношении Беларуси, с позицией фашистских прихвостней, полицаев, которые ради того, чтобы выслужиться перед гитлеровцами, своими доносами навлекали на земляков различные беды - блокады партизанских районов, сжигание деревень и тому подобное».)

Фактически оппозицию возьмут в заложники перед лицом санкций с Запада и готовящегося политического вторжения с Востока (не зря белорусская государственная печать заполнена злорадными публикациями по поводу почти провалившейся стратегии Кремля на украинских президентских выборах). Одновременно со ступенчатым введением санкций будет расширяться волна показательных политических процессов над «шпионами Запада». По предприятиям пройдут гневные митинги против «врагов народа». Кого-нибудь, не исключено, приговорят к смертной казни, и потом будут долго торговаться со всем миром за жизнь очередного белорусского Луиса Корвалана. Это так понятно. А чем еще шантажировать Запад? Не беженцами же. Ядерного оружия ведь нет. Останется один выход – шантажировать жизнью людей. Во всяком случае , н и один из лидеров тоталитарного режима не смог обойтись без этого.

(«Акт о демократии в Беларуси», принятый Соединенными Штатами Америки и являющийся несомненным вмешательством во внутренние дела нашего государства, написан именно с подачи наших оппозиционеров. И направлен он против белорусского народа. Этот позорный документ должен быть отменен. Иначе оппозиции вообще не на что рассчитывать в нашем обществе. Они всегда портили наши отношения с западным миром, пусть теперь покажут, могут ли они исправить принятые акты безответственности и недопустимого отношения к нашей стране».)

То, что готовящиеся санкции направлены против белорусского народа, – весьма спорное замечание белорусского президента. В любом случае, народ шенгенской визы не лишат. Народ зарубежных счетов не имеет. Народ не имеет бизнеса на Западе. Народ даже за газ платит вовремя, что не скажешь о его государстве.

Прокатившаяся по страницам негосударственной печати волна критики в адрес оппозиции не вполне объективна. Во-первых, критикуют организацию за дела , а не за идеи, хотя стоило бы устроить ревизию идеям и посмотреть, адекватны ли они сегодняшним настроениям электората? Во-вторых, критика оппозиции, работающей в условиях авторитарного режима, равнозначна критике пингвина за неумение летать. Всем хочется получить от оппозиции полное удовлетворение своих политических надежд, словно на дворе разгул демократии и завтра в прямом эфире мы увидим А. Лукашенко и генерала Павлова. В-третьих, не нравится нынешняя оппозиция – дайте другую. А если нет, то «не стреляйте в пианиста…». Но с другой стороны, критикам оппозиции стоит поторопиться, так как скоро, в полном соответствии с канонами тоталитаризма, мы получим не оппозицию, а разрозненных и одиночных политических диссидентов.

(«Оппозиция должна размежеваться. Если в ней есть хотя бы чуть живые и реалистичные или хотя бы самостоятельные силы, они должны будут, во-первых, признать позитивные достижения в новейшей истории белорусского общества, во-вторых, выступить с решительным осуждением тех подлых призывов к западным странам осуществить блокирующие мероприятия против нашего государства, с которыми выступали некоторые оппозиционные деятели, и вы их знаете».) Стоит только отметить, что оппозиция власти ничего не должна , скорее наоборот. Другое дело, что власть себя трактует уже в качестве «народной», то есть все, кто против, – антинародные силы и т.д. Между прочим, сейчас у нас все станет «народным» – власть, президент, милиция, армия, спорт и т.д. Так положено и так изложено в теории тоталитаризма.

Если при авторитаризме политическое поле замкнуто и «пони бегает по кругу», то при тоталитаризме оно просто исчезает. Некое подобие политической деятельности сохраняется только в рамках единственного и монопольного политического движения и партии. В принципе, Александр Григорьевич к этому всегда и стремился, загоняя политику в русло лукашизма. Сейчас этот процесс будет завершен и открытая политическая деятельность станет невозможна (оппозиция не нужна – «скрипач не нужен»). Иная политическая активность будет приравнена к заговору. За заговорами обязательно следуют аресты, за арестами концлагеря – это колея, из которой никто из диктаторов современности так и не смог свернуть.

Гонимые диссиденты обязательно появятся не только в среде политических оппонентов режима. Скандальное, а по-другому и не назовешь, отстранение от должности председателя КГБ генерала Ерина говорит о том, что кадровая схватка не за горами. На ранней стадии тоталитаризма через «кадровые перевороты» прошли все «великие диктаторы» ХХ века. Гитлер, словно забыв, что к власти он шел под прикрытием штурмовиков, после прихода к власти буквально вырезал их руководство. Муссолини уничтожил первую волну итальянских фашистов, Сталин расстреливал старых большевиков все 30-е и даже 50-е годы, председатель Мао провел кадровую «чистку» с присущим Востоку размахом – в ходе «культурной революции» погибли миллионы чиновников, военнослужащих, специалистов. Вот и чиновный Минск полон слухов: Мартынова – вон, Русакевича  – в МИД, Тозика  – в КГБ, Павлова  – в Совмин, Сидорского – вон и т.д. Это только на первый взгляд меняют «шило на мыло». Скоро мы увидим новых людей. Изменится сам принцип формирования кадрового резерва белорусского президента. Власть уже «наехала» на госаппарат под злорадные крики электората, припомнив свидетелям «сокрушительной победы» на референдуме высокие заработные платы и т.д.

Сейчас, после 17 октября президенту уже не нужны соратники, с которыми он пришел к власти и десяток лет ее удерживал. Сейчас власть и А. Лукашенко стали одним и тем же, т.е. у белорусского народа появился реальный Вождь. Вождю соратники не нужны. Сталинское политбюро сгодится, но в таком политбюро должны быть люди, которые при белорусском президенте, не опираясь на его открытую поддержку, сами сделали карьеру с низов. Именно так складывается Олимп тоталитарной власти из людей-полубогов. Народ им должен не просто доверять, а безоглядно верить. Власть сделает все для того, чтобы в сознание народа была имплантирована универсальная формула обожествления: «Вот если бы Лукашенко знал…».

А.Лукашенко не оговорился, заявив, что белорусская власть претендует на звание «народной» (цитируется по БТ – 26 октября). Это звание, как говорится, ко многому обязывает. Во всяком случае, роль Всебелорусских собраний как сконцентрированного выражения воли лукашизма должна подняться на небывалую высоту. Не исключено, что именно на таком «съезде» и будет составлен белорусский аналог советского Политбюро, в котором обязательно появится официальный преемник действующего президента как символ несокрушимой стабильности. Это правило тоталитарного строя, и его также никто не миновал. Хотя есть и варианты: Туркменбаши и Ким Ир Сен обошлись сыновьями, Фидель до сих пор считает преемником брата Рауля, а вот Бокасса, по слухам, в свое время съел двоих официальных преемников. Причем без соли. Очень интересный опыт преемственности власти…

Все атрибуты демократии, прежде всего парламент («Не создавайте политических групп, поработайте в региональных группах», «У нас фракционности, слава Богу, в парламенте нет»), выборы и, что естественно, референдумы, обязательно будут сохранены в виде пустых декораций.

Будет у Лукашенко когда-нибудь собственная партия? В классическом тоталитаризме единственная правящая партия является обязательным условием функционирования системы. Судя по всему, у первого белорусского президента в 80-е годы с КПСС не все удачно складывалось. А. Лукашенко боится партийного механизма, партийной демократии, партийного отчета и т.д. Хотя то, что он периодически обращается за советом к так называемым «крепким партийцам» (С. Костян и т.д.), говорит о том, что он понимает, что рано или поздно наступит момент, когда «вертикаль» уже не сможет контролировать народные массы, – и придется создавать массовую лукашистскую партию.

Тоталитаризм характеризуется не только доведенной до абсурда централизацией власти, но и постепенной мистификацией фигуры Вождя народа. Стоит отметить, что в очень нужный для власти момент появились идеи о переименовании МКАД в автомагистраль имени А. Лукашенко и так далее. Как говорится, Бог в помощь. Ведь как прекрасно в свое время звучало – «Московский метрополитен имени товарища Кагановича», колхоз имени товарища Цурюпы, общежитие имени монаха Бертольда Шварца и т.д. Стоит отметить, что внедрением культа личности главы государства госСМИ не без успеха занимаются 24 часа в сутки, что наводит на определенные мысли. Дело в том, что культ личности является неотъемлемой частью не авторитаризма, а тоталитаризма. Именно в тоталитаризме появляется новая религия, связанная с личностью Вождя. Отсюда и грядущие изменения в позициях основных белорусских церквей. Во всяком случае, не исключено, что в Минске появится собственный белорусский патриарх. БТ, ОНТ, СТВ и печатный агитпроп уж больно резво замахали кадилом.

Но быстрее всего страна движется по пути к тоталитаризму на внешнем «фронте». Это не оговорка, так как тоталитаризм без внешних врагов немыслим («Все обрушились на нашу страну» ). С каждым шагом к тоталитаризму будут утрачиваться реальные контакты с Российской Федерацией. К примеру, уже и речи нет о заседании Высшего Госсовета Союзного государства в ноябре. Окончательно заглохли последние разговоры о совместных экономических проектах. Нам уже не нужны зарубежные инвестиции, новые технологии и новые рынки, так как вместе с ними приходит международный контроль за расходованием средств, новые связи с миром и т.д., что еще более опасно для власти. В общем, обойдемся «своими силами».

(«Нам необходимо снять дискриминационные меры по отношению к отечественным товаропроизводителям. Нельзя пресмыкаться перед зарубежным капиталом, задабривать всякими льготами в ущерб интересам государства и за счет нарушения принципа равного и справедливого отношения ко всем субъектам хозяйствования».) В конце концов, технологии можно просто купить и скопировать по принципу северокорейцев, которые десятилетиями прямо на границе сбивали с советской техники марки «ЗИЛ», «КамАЗ», «МАЗ» и т.д. и шустро навешивали свои «Великие походы».

В белорусской политической аналитике давно обсуждался вопрос: возможно ли сейчас, в начале XXI века, создать Северную Корею в центре Европы? По нашему мнению, окончательный ответ даст сама жизнь, но в том, что уже созданы почти все предпосылки для белорусского тоталитаризма, сомнений нет. Но есть серьезная проблема: для укоренения тоталитарного строя на белорусской земле нужны ресурсы. Дело в том, что в экономическом плане тоталитаризм является самой неэффективной системой (глобальная государственная монополия на средства производства и распределение). Это крайне безответственное волюнтаристское ведение хозяйства, которое возможно только при безразмерной ресурсной поддержке. Примеры с Кубой и КНДР наиболее наглядны. СССР протянул семь десятков лет, транжиря ресурсы страны, фашистская Германия – грабя всю Европу, Пол Пот  – отправив всех горожан растить рис и т.д. Сейчас Пхеньян чуть ли не молится на помощь из Пекина, который, проявляя амбиции великой державы, не против поиграть Северной Корей перед США и Японией.

Долгие годы А. Лукашенко мог опираться на помощь Москвы. Но сейчас у Кремля свои проблемы – терроризм, вызов со стороны Китая, проблема Юга и т.д., – которые он без поддержки Запада не решит. Так что, пытаясь стравить Запад и Восток, А. Лукашенко воюет против России. В конечном счете дойной коровы из Москвы не получится, сколько ни шантажируй «братством народов».

Белорусы, конечно, не будут по примеру корейцев объедать газоны, они просто разбегутся по соседним пределам. Для власти и это неплохо – меньше забот с прокормом, больше денежных переводов детям и старикам-родителям. А Лукашенко, конечно, вцепится в транзит. Но Беларусь вполне можно объехать, что не раз уже демонстрировалось в предыдущие годы. Кроме того, транзит не прокормит десятимиллионный народ.

И все-таки шаги к тоталитаризму говорят о том, что кризис политического режима А. Лукашенко вступил в завершающую стадию. Власть будет спешить, так как настроения народа, подстегиваемые ростом цен, меняются на глазах. От варианта «ну и пусть, нам виднее…» электорат всего за месяц перешел к следующему варианту самооправдания – «ведь это были не выборы, выборы впереди…». Конечно наивно, но симптоматично для власти. Так что без глобального контроля над каждым народным вздохом не обойтись. А. Лукашенко не остается иного выбора, ему нужно сохранить завоеванное…Он уже не свернет.

***

Как бороться с тоталитаризмом и лукашизмом, как использовать надвигающиеся санкции не во вред белорусскому народу, как оценить первые наброски антилукашенковской стратегии Кремля, как создать реальный сценарий свержения режима? Об этом необходимо говорить и спорить.

Андрей Суздальцев

22.11.04

Другие публикации автора

Перейти к списку статей

Открыть лист «Авторы : публикации»

Метки