Приключения практической социологии...

Веселая наука

Сегодня даже цифры сходят с ума – трудно не усмотреть в этом симптом неумолимо надвигающегося всенародного праздника голосования. Некий представляющийся «независимым» аналитический центр «Экоом» публикует данные социологических замеров, в соответствии с которыми поддержка (неизбежно политическая) Александра Лукашенко в народе преодолевает рубеж в 66%. И поскольку этот «Экоом» делает «независимое» лицо, его статистику с легкой руки распространяют авторитетные СМИ, в том числе российские.

Специфичность (можно было бы сказать: оригинальность) социологического продукта от «Экоом» состоит прежде всего в том, что он ни на что не похож. И продукт, и сам его производитель.

Первый – потому что он живописует такой портрет общественного мнения, что сразу и не поймешь, о каком общественном мнении идет речь. Или о каком состоянии этого мнения. Другими словами, данные «Экоом» принципиально отличаются от всех показателей, известных до появления этих данных. Ибо «Экоом» как минимум удваивает известные «позитивные» цифры и практически сводит на нет «негатив»: так, например, «за другого кандидата» на президентских выборах проголосовало бы всего-навсего 3,4% белорусов.

Второй – потому что производитель названного «социологического» продукта чем-то напоминает анонимного китайского производителя начала 90-х (кто такой «Экоом», папа ваш «Экоом»?). Злые языки, впрочем, утверждают, что «Экоом» является доходным предприятием (мы, кстати, в этом не сомневаемся), распространяющим маркетинговые исследования на принудительно-коммерческой основе (т.е. работающим в «нормальном» коридоре «белорусской модели»). Утверждают также, что этот центр коммерческой аналитики (или аналитической коммерции) имеет непосредственное отношение то ли к славному белорусскому нижнему белью («Серж» и/или «Милавица»), то ли к еще более известному информационному агентству («БелТА» и/или «Интерфакс»), а быть может, и к тому и к другому одновременно.

Называют даже фамилию руководителя «Экоома» – Мусиёнок – с пояснением, что ни в университетских, ни в академических кругах с историей и личностью этого господина не знакомы. Словом, какой-то самородок, социолог «от Бога».

Первые упоминания об исследовательских успехах «Экоома» (если верить интернету) датируются июнем сего года, причем упоминают их исключительно благонадежные источники – Национальный пресс-центр, БелТА, газета «Минский курьер», пресс-служба посольства Беларуси в России. Благодаря этим источникам кое-что известно о «дореферендумной» поре развития общественно-политических вкусов аудитории «Экоома».

Например, в канун вступительной кампании в вузы аудитория «Экоома» массово сказала «да» работе комиссий по контролю за проведением вступительных экзаменов. 60% опрошенных «Экоомом» также высказали убеждение, что качество белорусского образования превосходит или, по меньшей мере, не уступает европейскому. Актуальное высказывание накануне закрытия ЕГУ.

В преддверии Дня независимости свыше 60% молодых собеседников «Экоома» посчитали необходимым включение в программы белорусских кинотеатров и музейные экспозиции произведений, посвященных подвигу белорусского народа в годы Великой Отечественной войны.

Не успели респонденты «Экоома» выразить сомнение в непременном снижении цен на услуги мобильной связи в случае прихода третьего GSM-оператора, как тут же Александр Лукашенко усомнился вместе с ними, сказав, что гарантировать снижение тарифов может только государственный третий оператор.

Кроме того, «экоомовская» аудитория одобряет пропаганду президентом здорового образа жизни и убеждена, что усилий президента по созданию достойной жизни пенсионерам и ветеранам вполне достаточно в том смысле, что больше ничего не требуется.

В общем, типичный собеседник «Экоома» иногда молод, всегда здоров, политически грамотен и обладает крайне важной способностью предвосхищать события. Если верны сведения о том, что анкеты названного центра передаются с соответствующими инструкциями руководителям предприятий и организаций, а заполняются под наблюдением этих руководителей, то унисон мнений «экоомовского» большинства и планов властей не должен удивлять.

Правда, в эту, дорефендумную, пору всеми упомянутыми источниками информации «Экоом» именуется то «аналитическим» центром, то «социологическим» и никогда – «независимым». И лишь 8 сентября, т.е. на следующий день после обращения Лукашенко к нации с просьбой позволить ему оставаться президентом и впредь, «БелТА» присваивает «Экоому» почетное звание «независимого». И вот же – жизнерадостная статистика и аналитика путешествует по независимым изданиям (хотя иной раз и сопровождается скептическими ремарками). Идеология надевает козлиную шкурку и встраивается в социологический хоровод.

Едва ли следует говорить о том, что методологический инструментарий практической социологии – вещь довольно строгая и тонкая, однако о том, что даже она предоставляет возможности для манипуляций, сказать необходимо. Каким образом добиться 90%-го уровня поддержки того или иного политика? Очень просто: используя тот или иной рейтинг в качестве субститута иного рейтинга, как бы подменяя один смысл другим. Например, рейтинг влияния (на вопрос «считаете ли Александра Лукашенко влиятельным политиком?», скорее всего, ответят положительно свыше 90% респондентов) несложно истолковать как разновидность рейтинга поддержки («за кого бы вы проголосовали…»).

Но это – на уровне интерпретации результатов опроса. В описываемом же случае подлог начинается уже на этапе составления анкет. Перед нами – одна из них. Документ вполне бессмысленный с точки зрения репрезентации общественного мнения, составленный непрофессионально и вопреки всякой социологической мысли, однако – в строгом соответствии с определенной идеологической матрицей (правда, с некоторыми поправками на некомпетентность).

К примеру, и здравый смысл, и цеховые методики практической социологии требуют симметричности предлагаемых вариантов ответов. В анкете «Экоом» это правило не соблюдается. В качестве вариантов ответов на все вопросы относительно экономической и политической ситуации в стране и деятельности президента преобладают положительные: «Как Вы оцениваете экономическое состояние Беларуси в настоящее время?»: «благополучное», «скорее благополучное, чем нет», «неблагополучное», «затрудняюсь ответить». Или: «Что сделано президентом Беларуси за последние 10 лет»: «очень много полезного», «много полезного», «немало хорошего», «мало чего полезного», «ничего хорошего». Во втором случае помимо чисто количественной асимметрии присутствует еще и качественная, смысловая, не вполне оправданная с точки зрения идеологического эффекта: с какой стати «полезное» фигурирует как синоним «хорошего»? Наконец, куда ставить галочку тем, кто запутался в этом безумии?

Следует ли удивляться, что на все вопросы, касающиеся оппозиции, даны преимущественно негативные варианты ответов. Причем не просто негативные, но и эмоционально окрашенные. Например, на вопрос «Что ждет страну, если президентом РБ будет избран член оппозиции?» предлагаются следующие варианты ответов: «неопределенность», «политическая неразбериха», «развал» и «прихватизация» экономики», «процветание» и «ничего не изменится» (три негативных против одного позитивного и одного нейтрального). «Неразбериха», «развал», «прихватизация» – все это идеологические ярлыки, использование которых в исследованиях подобного рода не допустимо. Показательна и сама формулировка вопроса, содержащая отрицательные оценочные коннотации: «что ждет…» – так в русском языке начинаются фразы, выражающие безнадежность и отчаяние. Наконец, о каком «членстве» в оппозиции идет речь?

С точки зрения объективности вопрос «Почему оппозиция прилагает столько усилий к тому, чтобы не допустить участия Лукашенко в следующих выборах?» следовало бы уравновесить вопросом: «Почему Лукашенко прилагает столько усилий к тому, чтобы не допустить участия оппозиции в следующих выборах?». Хотя даже в таком «уравновешенном» варианте вопрос остается некорректным.

Во-первых, предполагается, что все осведомлены относительно каких-то оппозиционных усилий. Во-вторых, по какой-то загадочной причине предполагается, что эти усилия направлены на то, чтобы не допустить участия Лукашенко в будущих выборах. Насколько можно судить, усилия оппозиции нацелены на сохранение конституционного строя, в то время как усилия Лукашенко – на отмену ограничений на сроки президентского правления для «одного лица» (а не просто на участие в выборах).

Как понимать вопрос «Какие именно факторы мешают президенту Лукашенко реализовать намеченные планы?» Единственно правомерным ответом на такой вопрос будет «О каких именно намеченных, но нереализованных планах идет речь?».

Это – всего лишь несколько опросных блоков, наудачу выхваченных из замечательного документа за авторством «Экоома», загадочной коммерческой структуры при государстве. Документа, который фигурирует не столько в качестве одного из инструментов изучения общественного мнения, сколько в качестве инструмента манипулирования им.

Цель подобных «опросов» – создание виртуального большинства, на которое власть будет время от времени ссылаться, именуя его «волей народа». Важно помнить о том, что этого большинства не существует. Равно как и независимой структуры под названием «Экоом». Что же существует? Две вещи: власть и те, кто желает подзаработать на ее желании видеть себя красавицей в виртуальном зеркале так называемого мнения. Предположительно, существует еще и «народ», но данное зеркало не отражает его облика.

Метки