«Богач, бедняк...» в белорусской обложке

Как-то на остановке общественного транспорта в Сухарево среднестатистический мужчина привлек мое внимание тем, что рано утром жадно пил пиво из красочной импортной бутылочки. Едва я начал размышлять о том, как неплохо живут наши белорусские граждане, которые уже с утра могут себе позволить довольно дорогое импортное пиво, как мужчина, опустошив яркую емкость, направился к не менее яркому остановочному мусорному баку и... извлек из него еще одну бутылочку, которая уже, впрочем, была белорусского производства.

Несмотря на постоянные полоскания мозгов официальной пропагандой об «успешной» социальной модели белорусского государства времен Президента Александра Лукашенко, которая якобы смогла обеспечить достойный уровень жизни наших граждан, количество людей синеватого цвета, «проверяющих» общественные мусорки, и подростков, откровенно попрошайничающих на белорусских улицах, постоянно растет. Тенденция роста очень показательна. Совсем недавний опрос, проведенный в декабре 2003 года по заказу ООН социологической службой БелаПАН «Зеркало», это подтверждает более чем выразительно [1]. В нем даже довольно скупые на публичную откровенность наши соотечественники на вопрос «Насколько, на Ваш взгляд, острой, требующей внимания является для Беларуси проблема борьбы с бедностью?» ответили следующим образом: 53% бедность назвали «крайне острой проблемой, требующей первоочередного внимания», а 34% заявили, что это «достаточно острая проблема, заслуживающая серьезного внимания». «Не проблемой для Беларуси» бедность назвали только 2% респондентов. Что ж, звучит убедительно: в целом 87% опрошенных соотечественников называют бедность актуальным явлением для своей жизни.

Еще более интересным является продолжение данного опроса. На вопрос «Если Вы считаете эту проблему «крайне острой» или «достаточно острой» для Беларуси, то как бы Вы оценили усилия правительства республики по ее решению?» 61% респондентов назвали усилия властей недостаточными, а 21% сказали, что правительство и вовсе ничего не делает, чтобы изменить ситуацию в данной области. Странно, что наш Президент, которого многие «аналитики» склонны почему-то называть талантливым и верно угадывающим настроения народа харизматическим лидером, старается не замечать подобные достаточно ярко выраженные настроения народа.

Заметим, что старается он не без оснований. Белорусская бедность – особая и очень многогранная проблема, в которой многие неизвестные постепенно открываются, но ряд остающихся «за кадром» проблем пока позволяют белорусскому руководству держаться «на плаву».

Более того, зачастую мнимая социальная стабильность и мифическое отсутствие бедности является «козырем» для чиновников Президента Александра Лукашенко в их диалоге с иностранными партнерами как во внешней политике, так и в деловой сфере. Зарубежным собеседникам пускают пыль в глаза, рассуждая о бесплатном здравоохранении и образовании в Беларуси, которые на практике давно перестали быть бесплатными и цены на которые постоянно растут (в 2003 году, например, стоимость услуг врачей выросла на 22,7%). Иностранцам говорят: «Посмотрите на белорусскую реальность: где вы видите бедность и нищету?» Иностранцы в ответ смотрят, как правило, из окна автомобиля, отмечая, что внешне, на первый взгляд, и впрямь бедности не видно...

Очевидно, что главная причина специфики т.н. «белорусской бедности» и устойчивости нынешнего режима в Беларуси заключается в советском наследии, заставившем большинство населения просто привыкнуть к бедности. Принцип «хоть понемногу, но зато всем поровну» прочно засел в сознании белорусов, потрясающая «советскость» которых уже давно не требует доказательств. Кроме того, Беларусь как независимое государство не возникла из вакуума. Во времена СССР многие проживавшие в республике граждане обзавелись квартирой, дачным участком и домиком, кое-кто автомобилем, что само по себе уже исключало появление некой тотальной бедности в том формате, в котором она существует, например, у племен Сьерра-Леоне. Наше географическое положение объективно спасает нас от бедности «африканского типа» и поневоле способствует проникновению ростков европейского развития, даже если ему всячески стараются препятствовать изнутри, как это делает нынешний Президент Беларуси.

Александр Лукашенко очень тонко уловил специфику уравнительной ментальности белорусов и научился за десять лет своего пребывания у власти ей искусно манипулировать. Но даже официальная белорусская статистика оказывается неспособной скрыть то обстоятельство, что т.н. «социально-ориентированная» экономическая политика нынешнего белорусского Президента не смогла до сих пор обеспечить даже достижение многих социальных индикаторов развития Беларуси 1990 года.

Посмотрим на «успехи» борьбы Александра Лукашенко и его команды с бедностью с помощью цифр. Несмотря на то, что в паническом страхе перед угрозой социального взрыва белорусские власти много раз включали денежный станок на полную катушку и одновременно проводили косметические повышения минимальной зарплаты, в 1990 году соотношение минимального заработка с минимальным потребительским бюджетом составляло 56%, а в 2002 году – только 12%. В плане соотношения среднемесячной заработной платы с минимальным потребительским бюджетом разница с 1990 годом также велика: 215 в 1990 году против 146 в 2002 году.

Вместе с Президентом давно научилась манипулировать общественным сознанием и карманная национальная экономическая наука. Примером может стать, в частности, официальная трактовка индекса Джини, отражающего степень отклонения фактического распределения доходов или потребительских расходов отдельных лиц или домашних хозяйств от абсолютного равенства (0 – абсолютное равенство, 1 – абсолютное неравенство). Для Беларуси этот показатель, по данным официальной статистики, в 2002 году составил 0,272, что является одним из самых низких индикаторов в мире. Наши ученые спешат представить его как следствие отсутствия социального конфликта между беднейшими и богатейшими слоями населения. В реальности, однако, это во многом означает тенденцию аномального развития общества, где совершенно небольшая часть колоссально богатых людей противопоставлена подавляющему большинству чрезвычайно бедных, которые привыкли довольствоваться низкими жизненными стандартами.

В некоторой степени Президенту Александру Лукашенко и его команде помогают оставаться «на плаву» те изменения, которые произошли с 1990 года в структуре доходов населения. На фоне легкой волны либерализации, начавшейся в Беларуси после развала Союза, в общей сумме доходов людей возросла доля прибыли от предпринимательской деятельности, собственности, которую многие просто начали партиями сдавать в аренду или продавать, продажи валюты и других доходов. В 2002 году величина таких доходов, по данным Министерства статистики и анализа Беларуси, достигла 32,6% от всей суммы денежной прибыли граждан. В 1990 году аналогичный показатель составлял лишь 10,7%. Это существенная динамика, если учесть, что при этом доля социальных трансфертов (пенсий, пособий, стипендий) увеличилась за 12 лет всего лишь на 2,7% (с 16,2% в 1990 году до 18,2% в 2002 году). Доля простой, традиционной зарплаты в структуре общих доходов граждан Беларуси просто рухнула с 73,1% в 1990 году до 48,5% в 2002 году.

Несмотря, однако, на такое падение, зарплата по-прежнему остается важным фактором динамики и дифференциации доходов большинства населения. Здесь также есть интересные тенденции, которые явно заставляют усомниться в том, насколько адекватно олицетворяет режим Президента Александра Лукашенко так любимую им концепцию «социально стабильного государства».

Статистика, в частности, показывает заслуживающую внимания картину в этой связи. Если сегодня зарплата у рабочих сырьевых отраслей (нефтедобывающей, нефтеперерабатывающей промышленности, трубопроводного транспорта), банков в 2-3 раза выше, чем в среднем по республике, то, по состоянию на май 2002 года, зарплата 44% работников сельского хозяйства, 18% работников системы образования, 12% работников системы здравоохранения, 30% работников системы социального обеспечения была ниже бюджета прожиточного минимума, который составляет сегодня 79000 рублей (посудите сами, что на них можно купить!). Таким образом, получается, что в государстве «социальной стабильности и благополучия» Александра Лукашенко работники как раз самых социальных сфер оказываются не просто бедными, а нищими! Если представить, что у многих еще есть и семьи, то проблема поиска средств для простого выживания полностью замещает все остальные аспекты человеческой жизнедеятельности.

Картина фактического сталкивания населения в бездну нищеты со стороны властных структур будет еще более выразительной, если добавить, что, по данным за 2003 год, при росте внутреннего валового продукта в Беларуси в 6,8% рост реальных доходов граждан составил только 3,1%, а зарплаты и того меньше – 2,9%. В практическом преломлении это означает, что если пенсия моей мамы составляет 100 000 рублей, то она вынуждена сегодня медленно (или быстро – в зависимости от обстоятельств) умирать. Из этой суммы в день в среднем она может тратить около 3000 рублей (это без коммунальных платежей). Упаковка таблеток от артериального давления в минской аптеке сегодня стоит 5-6 тысяч рублей, стоимость пакета молока приближается к 1000 рублей и так далее. Комментарии излишни.

Как уже было сказано выше, все годы пребывания у власти Правительство Александра Лукашенко панически боялось взрыва социального недовольства, которое обернулось бы неизбежной эвакуацией Президента из его резиденции на ул. Карла Маркса, 38. Этим легко объясняется тот факт, что определенные меры для косметического снижения бедности в стране принимались. Более того, в последние годы темпы роста денежных доходов населения даже значительно опережали темпы роста внутреннего валового продукта Беларуси. В 2003 году в структуре использования ВВП расходы на конечное потребление домашних хозяйств составили около 59,1%.

Это очень высокий показатель, который даже вырос, по сравнению с 2000 годом, когда он составлял 55,7%. Что ж, действительно впечатляющая иллюстрация «размаха» социально-экономических программ в стране. Но впечатлять она может только дилетанта, поскольку ясно, что за этим стоит снижение инвестиционных расходов в развитие экономики (если где-то прибывает, значит, откуда-то убывает). Действительно, доля валового накопления основного капитала в ВВП страны последовательно снижалась с 24,7% в 1995 году до 21,2% в 2002 году. Финансовые ресурсы в экономике страны не только не увеличивались, но, наоборот, сокращались. Такая политика, с точки зрения властей, объяснима: гарантии так называемой стабильности (не для народа, а для себя, разумеется) сегодня она худо-бедно обеспечивает, а что будет иметь завтрашнее поколение белорусов, Президента Александра Лукашенко и его команду волнует, как очевидно из статистики, меньше всего.

Для понимания общих подходов к измерению бедности необходимо отметить, что на современном этапе в мире не выработано универсальной агрегированной единой методики. Фактически бедность различные международные организации и государства рассчитывают так, как полагают нужным, ориентируясь лишь на некие общие, скорее, абстрактные критерии и стандарты.

В Беларуси определены два основных показателя для измерения бедности. Это минимальный потребительский бюджет, который рассчитывается на душу населения в месяц. В 2002 году такой бюджет был установлен в 129300 руб. Выше уже упоминался бюджет прожиточного минимума, который также устанавливается в расчете на душу населения в месяц и составляет 79000 руб.

Первоначально к малоимущим (бедным) категориям населения в Беларуси относились лица с уровнем располагаемых доходов ниже 60% минимального потребительского бюджета. Указанный норматив не был закреплен законодательно и носил рекомендательный характер. Для ликвидации этих недостатков в 1999 г. был принят Закон «О прожиточном минимуме в Республике Беларусь», который установил качественно новое правовое пространство для определения прожиточного минимума и отнесения граждан к категории малоимущих (бедных). В соответствии с этим законом, вступившим в силу с 1 января 1999 г., бюджет прожиточного минимума является основным критерием признания граждан бедными, а все граждане (семьи), отнесенные к этой категории, имеют право на государственную социальную помощь. То есть, если вы получаете меньше 79000 рублей, то государство вам поможет. Но не сильно, потому что, по официальной статистике, даже с такой помощью со стороны государства в 2002 году 30,5% населения страны находилась за чертой бедности. В действительности же, по данным выборочного обследования домашних хозяйств, проведенным Министерством статистики и анализа, только 20% всей суммы социальных выплат (без пенсий и пособий) в 2002 году приходилось на долю семей с доходами ниже бюджета прожиточного минимума. В странах Центральной и Восточной Европы доля суммарных социальных трансфертов, приходящихся на семьи, живущие за чертой бедности, достигает 50%.

Методика Всемирного банка отличается от национальной белорусской, позволяя более подробно представить некоторые оценочные индикаторы. В частности, она содержит понятие «множественности черт» бедности, которое способно конкретизировать достаточно умозрительную модель белорусской величины прожиточного минимума. Нет на сегодня и четкого экспертного пояснения, почему именно 60% составляют гарантированный бюджет прожиточного минимума; действительно ли это нижний предел бедности, за которым наступает реальная угроза физическому существованию человека? Нет в Беларуси и четкого определения границ каждого уровня бедности. Статистика оценки бедности предполагает широкое поле для совершенства как в национальном, так и в международном формате, поэтому все сопоставительные анализы в этой связи часто могут носить лишь условный характер.

Отдельно стоит сказать о специфике «благотворительности» нашего государства. Система государственной социальной помощи в Беларуси во многом оказывается перекошенной. По меткой характеристике одной моей коллеги, «бабушка-пенсионерка может умирать от голода, но иметь при этом право на бесплатный массаж». Это подтверждают и статистические данные, согласно которым даже скудная государственная социальная помощь Беларуси попадет примерно к 25 процентам реально нуждающихся в ней. Уже давно доказано, что в одиночку государство не способно справиться с грузом социальных проблем. Во всех развитых обществах на помощь властям приходят неправительственные организации, гражданское общество в самом широком его понимании, которые помогают гибко, тактично, адресно, а значит, эффективно смягчать остроту бедности. Но в Беларуси государство прочно стоит на пути создания всевозможных преград развитию гражданского общества, всячески препятствуя его деятельности и видя в нем не партнера, а, прежде всего, угрозу стабильности своей власти.

Не приходится говорить в Беларуси и о филантропии. Под сладостной формулировкой «социальной справедливости» советского типа Президент Александр Лукашенко фактически полностью устранил и скудный частный сектор из сферы оказания социальной поддержки населению. «Исключение» составляют лишь иждивенческие проекты строительства библиотеки, проведение хоккейных и футбольных турниров, на которые власть бесцеремонно выколачивает деньги из коммерческих структур и простых граждан, кошельки большинства которых и так не слишком полны.

Согласно статистике, наименьший уровень бедности наблюдается в семьях, состоящих из двух человек, наибольший – в больших семьях, имеющих 5 и более членов. Теперь, думаю, во многом становится понятен ответ на вопрос, почему количество распадающихся семей в Беларуси растет, увеличивается количество алкоголиков и наркоманов, а страна утрачивает стройную картину своего будущего. Важно подчеркнуть, что ядро бедных в Беларуси составляют не только «традиционные» пенсионеры, одинокие матери, инвалиды, безработные, частично занятые, занятые на финансово неблагополучных предприятиях, вынужденные переселенцы и беженцы. 80% бедных сегодня проживает в семьях с работающим одним членом семьи, заработная плата которого недостаточна, чтобы накормить семью из 3-5 человек.

Таким образом, уже приведенных выше фактов достаточно, чтобы утверждать, что десятилетний юбилей пребывания у власти Президента Беларуси Александра Лукашенко может быть охарактеризован не как последовательное упрочение конституционно декларированного социального государства (что, кстати, он обязан делать как гарант Конституции), а как удивительно поступательная утрата даже минимальных признаков социальности в Беларуси.

Для большей убедительности добавим, однако, еще несколько слов. Бедность всегда связана с уровнем питания населения. В Беларуси в 2002 году в семьях, признаваемых официальной статистикой бедными, отмечена тенденция снижения расходов на продукты питания. Одну из основных причин такого положения эксперты находят в увеличении жилищно-коммунальных расходов, рост которых значительно опережает даже рост общего индекса потребительских цен в стране. В результате семьи вынуждены перераспределять свои денежные средства на оплату обязательных платежей. Рацион питания становится беднее, риск заболеваемости у людей повышается. Кощунственно говорить, но, очевидно, Правительство решило, что о стариках в этом плане уже нечего заботиться – они, дескать, уже и так умирают. Но речь здесь идет и о детях, о будущем нации. В общем объеме потребительских расходов при уменьшении доли на оплату продуктов питания на 4,1 процентных пункта, доля оплаты жилья и коммунальных услуг возросла на 3 процентных пункта. Интересно при этом, что у 10% наиболее обеспеченных семей доля возросших жилищно-коммунальных платежей составила только 1,7%. Бедные стали еще более бедными, богатые – еще более богатыми. И здесь нет признаков социального государства!

В такой ситуации очевидно, что для максимального сокращения бедности в Беларуси необходимы отнюдь не проекты белорусской идеологии, которую так активно начали реализовывать власти. Слабо нам помогает уже и верная спутница Россия, так спасавшая Президента Александра Лукашенко дешевым топливом. В первую очередь, необходимо проводить реформы, которые, в свою очередь, должны разорвать порочный круг «убыточные предприятия – низкие заработные платы – низкая производительность – еще более убыточные предприятия».

Некоторое время тому назад Президент Александр Лукашенко заводил разговоры о возможности референдума о поправках в Конституцию Беларуси. Думается, что, прежде чем размышлять об этом, стоит оценить, лучше ли мы стали жить за последние 10 лет и как воплощается на практике нынешними белорусскими властями важнейший конституционный концепт Беларуси как «унитарного демократического социального правового государства».
...........…

[1] Анкетированием охвачено 500 минчан, представляющих все слои городского населения в возрасте 18 лет и старше. Репрезентативность социологического исследования сомнений не вызывает, ошибка квотной выборки не превышает 1%. На вопросы анкеты ответили 46% мужчин и 54% женщин. Распределение респондентов по возрасту: 18-22 года – 13%, 23-29 лет – 14%, 30-39 лет – 21%, 40-49 лет – 22%, 50-54 года – 7%, 55-59 лет – 6%, 60 лет и старше – 17%. По образованию: высшее – 29%, среднее и среднее специальное – 61%, базовое (8 классов) – 6%, начальное и без образования – 4%. (Прим. автора).

Метки