О чем поведал Адриан Северин

О чем поведал Адриан Северин

Когда в середине марта этого года Специальный докладчик ООН по правам человека в Беларуси Адриан Северин опубликовал свой доклад о ситуации с правами человека, министерство иностранных дел Беларуси и постоянный представитель Беларуси при ООН в Женеве Сергей Алейник отреагировали на него беспрецедентно резко. Сергей Алейник в своем выступлении в ООН даже дошел до того, что предложил Адриану Северину публично извиниться за свой доклад и выводы, содержащиеся в нем. Что же это за доклад?

По своему формату он полностью соответствует принятым в ООН стандартам и посвящен анализу ситуации с правами человека в Беларуси в следующих основных областях: смертная казнь; исчезновения; пытки; процесс заключения под стражу; независимость судей и юристов; свобода слова; свобода собраний; свобода ассоциаций; свобода вероисповедания и политических прав. Заключительная часть документа содержит выводы и рекомендации.

Внешне доклад выглядит довольно рутинно. Но анализ его содержания позволяет в полной мере понять граничащее с яростью недовольство белорусских властей.

В частности, Адриан Северин открыто заявляет о том, что белорусские власти отказались от всяческого диалога с ним и не пустили его в Беларусь. Но это, как представляется, не помешало, а в какой-то степени даже помогло автору более внимательно изучить ситуацию и опросить тех, кто не был связан никакими обязательствами с властью и может сказать правду. В период с июля 2004 года по февраль 2005 года Адриан Северин провел чрезвычайно много встреч именно с такими людьми.

Картина, как и можно предположить, получилась весьма удручающая. В соответствии с докладом, Беларусь остается единственной страной в Европе, где официально сохранена смертная казнь. Сам по себе факт сохранения смертной казни – и это признает автор – не противоречит международному праву и применяется в мире. Но в Беларуси, где многие процессы политически мотивированы, где нет разветвленных механизмов контроля за ведением следствия и суда, смертная казнь потенциально становится угрожающим оружием расправы с неугодными правящей элите людьми.

Не менее показательно, что в обстановке политических репрессий становятся возможными бесследные исчезновения оппозиционных политических деятелей, которые на определенном этапе были близки к команде Александра Лукашенко. Доклад Адриана Северина признает, что официальные власти по-прежнему отказываются сотрудничать по данному поводу с международными организациями и вообще закрыли дело об исчезновениях в 2003 году.

На основе показаний (разумеется, анонимных) сотрудников правоохранительных органов Беларуси в докладе фиксируются факты применения пыток в тюрьмах с целью получения необходимых властям показаний. Приводятся факты избивания участников оппозиционных митингов представителями ОМОНА без расследований в отношении виновных и наказаний за противоправные насильственные действия.

Уделено внимание и явлению так называемой «телефонной юстиции»: прямо по телефону судьи получают информацию от чиновников о том, какое судебное решение должно быть вынесено. В документе указывается на то, что чиновники правительства оказывают «телефонное» давление на сотрудников правоохранительных органов и органов юстиции. Подобное давление практически сводит к нулю независимость судей. Отмечается, что низкий уровень оплаты сотрудников системы правосудия, а также технические условия их работы открывают широкий простор для коррупции, а также применения различных материальных рычагов воздействия на ход ведения правосудия.

Сомнения в беспристрастности судей вызывает также и то обстоятельство, что, в соответствии с Конституцией страны 1996 года, Александр Лукашенко лично назначает 6 из 12 судей Конституционного суда. Остальные 6 судей для назначения главе государства представляет Совет Республики, который полностью контролируется Президентом и его структурами. В Докладе также отмечается, что Указ Президента №12 от 1997 года действительно серьезно урезал права работников юриспруденции в Беларуси, поставил их профессиональную деятельность в прямую зависимость от решения Министерства юстиции о выдаче или невыдаче лицензии.

Положению независимых средств массовой информации в Беларуси посвящены несколько страниц доклада. Все сведения подкреплены статистикой и обстоятельным описанием. Приводятся данные о закрытии 160 печатных средств массовой информации в течение 8 месяцев накануне парламентских выборов и референдума в октябре 2004 года. Адриан Северин открыто признает, что власти не стесняются использовать самые широкие круги граждан для осуществления государственной цензуры. Такие факты невольно вызывают в памяти советские времена, когда КГБ, по некоторым сведениям, использовало в своих интересах каждого третьего гражданина СССР. В Беларуси, похоже, такая практика не только не забыта, но и активно внедряется.

В Документе достаточно подробно анализируется также ситуация, связанная с деятельностью неправительственных организаций в стране. Согласно приведенной статистике, в течение 2003-2004 годов было закрыто более 80 организаций, основной сферой деятельности которых являлась защита прав человека. При этом Адриан Северин отмечает, что Министерство юстиции использует любой, даже самый незначительный предлог для того, чтобы закрыть неугодные режиму организации. Представляется важным, что результаты данного анализа станут теперь широко известны в мире, где подобное отношение к неправительственным организациям приводит к немедленной смене любого правительства.

Гласности предана чудовищная ситуация с профсоюзами в Беларуси. Адриан Северин подчеркнул истинную природу введения Александром Лукашенко контрактной системы на заводах и фабриках как дополнительного рычага устрашения рабочих и служащих, недопущения фактов «непослушания», вступления в ряды независимых, неконтролируемых государством профсоюзов и пр.

Согласно анализу, в Беларуси имеют место нарушения и в области свободы вероисповедания. В частности, только экзархату русской православной церкви Александр Лукашенко разрешил использовать термин «православный», в то время как по меньшей мере две другие религиозные организации претендуют на использование аналогичного названия в своей официальной деятельности. Этого права они сегодня безосновательно лишены. Нарушения и препятствия со стороны государства отмечены и в отношении других конфессий.

Доклад содержит 42 вывода и сопутствующие рекомендации. Адриан Северин приходит к заключению о том, что Александр Лукашенко создал в стране систему, при которой глава государства апеллирует к народу напрямую. В рамках такой системы для прав человека места не остается, потому что глава государства может делать практически все, что он хочет, – народ, дескать, дал ему на это право.

Автор доклада отмечает также, что установленная в стране жесткая система администрирования бюджета практически исключает влияние общества, которое фактически формирует этот бюджет. Вместо этого народными деньгами совершенно безосновательно распоряжается сам президент и его команда (как, например, в случае с финансированием проекта белорусско-российской интеграции).

Адриан Северин совершенно справедливо замечает, что Александр Лукашенко создал общество без собственной идентичности, безликую массу людей, которой легко управлять и которую можно беспрепятственно контролировать. В этом смысле презрение к фундаментальным правам человека, отмечает автор, начинается с отсутствия права на национальную идентичность. За более чем 10 лет правления Александра Лукашенко мы ничего, кроме призывов интегрироваться с «братской» Россией, не слышали.

Автор доклада также делает заключение о том, что текущее состояние прав человека в Беларуси делает эту страну очагом потенциальной опасности с точки зрения региональной и международной безопасности. В ответ на это заявление глава белорусский миссии при ООН озвучил с трибуны избитые тезисы о том, что Беларусь добровольно отказалась от ядерного оружия во имя стабильности в мире и так далее.

Факт отказа Беларуси от ядерного оружия, конечно, не может рассматриваться иначе как в позитивном ключе. Но тем не менее, эпоха добровольной сдачи оружия канула в историю, к тому же сам ее факт не искупает всего остального. Нынешняя ситуация в Беларуси действительно делает ее непредсказуемым изгоем в сообществе наций.

Адриан Северин прав в главном: человек, не мыслящий так же, как Александр Лукашенко или, по крайней мере, не имитирующий это, не может свободно жить в этой стране, не опасаясь за свою судьбу и судьбу своей семьи. За это, на мой взгляд, Адриану Северину нет необходимости извиняться перед официальными представителями Беларуси. С другой стороны, кто извинится за то, что в Беларуси до сих пор не найдены пропавшие без вести граждане, заявившие однажды, что они не согласны с режимом Лукашенко? Кто извинится за то, что в один прекрасный день резиденции и дома послов иностранных государств были объявлены президентской собственностью и послов просто выгнали из мест их проживания? Кто извинится за то, что здоровье находящегося в заключении Михаила Маринича постоянно ухудшается по той причине, что в какой-то момент он взял на себя смелость заявить о своем желании баллотироваться на пост президента?

Доклад Адриана Северина чрезвычайно важен с точки зрения публичной репрезентации так называемой белорусской специфики. Ясно, что власти делают все, чтобы изложенная в нем правда не дошла до широких масс простых белорусских граждан. Так делают все авторитарные режимы. Но все они в итоге терпят крах.

Метки