President next

Реплика демократов: «Белый Дом обманул Америку!», –
еще совсем недавно считавшаяся в США образчиком
предвыборного популизма, сегодня может стать
приговором президентству Джорджа Буша.

(«Советская Белоруссия», 19.06.04).

На открывающейся 25 июня в Минске международной конференции «Славянский мир в условиях глобализации» может состояться сенсация: появление среди приглашенных участников экспертов из предвыборного штаба Джона Керри, кандидата от демократической партии на президентских выборах в США. Во всяком случае, на прошедшей неделе возможность приглашения «новых американских друзей» активно обсуждалось на нескольких этажах здания администрации президента РБ.

Между прочим, электорат России, официального партнера РБ по Союзному государству, уже определился в своем отношении к будущим результатам ноябрьских выборов в США. По итогам июньских опросов, россияне, отвечая на вопрос: «Если бы у вас была возможность принять участие в выборах президента США, то за кого из кандидатов вы отдали бы свой голос?», решили, что управлять единственной на планете супердержавой должен демократ Джон Керри (25%). Сторонников нынешнего президента – республиканца Дж. Буша-младшего – оказалось почти в четыре раза меньше.

Это плохой результат для Кремля. Ни для кого не является секретом, что все основные позитивные прорывы в отношениях между Вашингтоном и Москвой произошли при республиканцах. Напротив, демократы, по укоренившейся традиции, всегда не ладили с руководством СССР/РФ. Сдвиг симпатий российского общества в сторону выдвиженца демократической партии говорит о том, что раскол мнений в отношении российско-американских отношений в России не только не преодолен, но и имеет тенденцию к углублению. В то же время российскую элиту вполне устраивает нынешний хозяин Белого Дома. С Дж. Бушем удалось установить вполне приемлемый уровень отношений, включая личные. С трудом, но постепенно удалось прийти к определенному консенсусу по проблеме Чечни. Кроме того, республиканская администрация, по вполне понятным причинам, не педалирует в полном объеме проблемы демократии и прав человека в России. Нет сомнений, что демократы мгновенно используют столь щекотливые вопросы в качестве динамита под всем комплексом российско-американских отношений.

За годы первого президентского срока Владимира Путина Кремлю не удалось убедить добрую половину российского электората в необходимости союзнических отношений с Соединенными Штатами. Для объяснения этой политической неудачи администрации Путина имеется масса объективных и субъективных причин как российского, так и американского происхождения. Любопытно то, что как раз в союзном для России государстве – Республике Беларусь – можно наблюдать трогательное единство взглядов основной части электората и руководства страны в отношении правительства Дж. Буша.

Судя по тому, что в последние шесть месяцев антиамериканская пропаганда, прочно прописавшаяся на страницах и экранах белорусского официоза, постепенно перевоплотилась в концентрированную атаку против республиканцев, то вывод можно сделать однозначный, – белорусский правящий режим сделал ставку на Джона Керри.

В отличие от Москвы, Минск в настоящее время практически не имеет каких-либо серьезных связей с Вашингтоном. За исключением формальных дипотношений, все контакты между двумя странами ограничиваются редкими появлениями на берегах Свислочи небольших групп чиновником государственного департамента или представителей законодательной власти США. Обычно, уже после отъезда конгрессменов и сенаторов, в белорусско-американских отношениях разыгрывается заранее запланированный скандал. Стороны обмениваются опровержениями и протестами.

Белорусское руководство укрепилось во мнении, что нормализовать взаимоотношения с супердержавой, пока у власти в Вашингтоне находится президент Буш, не только невозможно, но и не нужно. Во-первых, белорусские власти уверены в том, что Керри сломает в свою пользу установившийся в начале июня паритет предпочтений американского общества и править республиканцам осталось недолго.

Во-вторых, стойкая антиамериканская, а если вернее, антибушевская позиция Минска, по идее, должна принести ему политические очки не только в глазах белорусов, но и среди обширных слоев российского общества, как говорится – от Задорного до Зюганова, что позволит в выгодном свете позиционировать личность главы белорусского государства на фоне «проамериканского» В. Путина. Нет нужды напоминать, как трепетно относится А. Лукашенко к подвижкам в политических взглядах россиян, фиксируя в свою пользу малейшие нюансы в политических оценках граждан соседнего государства.

Одновременно, не стоит забывать, что президентские аналитики никогда не выпускали из виду антиамериканские тенденции в политической жизни Европы. Кроме того, Минск с большой симпатией относится к антиглобалистскому движению, оцениваемому белорусскими государственными СМИ весьма позитивно. Эксперты администрации президента РБ уверены в росте как европейского антиамериканизма, так и антиглобализма, что, в итоге, по их мнению, должно принести Минску ощутимые политические дивиденды.

В-третьих, Минск очень беспокоит, что Москва «на политическом уровне признает наличие общих с США интересов на постсоветском пространстве». Именно из этой «общности интересов» и родилась «революция роз» в Грузии – предмет постоянных пропагандистских атак со стороны белорусских государственных СМИ.

По мнению белорусских властей, Дж. Буш представляет единственную реальную опасность для режима личной власти Александра Лукашенко. Среди белорусского истэблишмента бытует откровенный страх перед «непредсказуемым» техасцем, который уже успел зарекомендовать себя сторонником решительных и исторически мгновенных мер против «врагов США». Никому в Минске в голову не приходит мысль о «десанте» с востока, но белорусское руководство все же опасается, что в один прекрасный день оно обнаружит войска теперь уже «антилукашенковской коалиции» на взлетном поле аэродрома в Мачулищах. После Ирака А. Лукашенко уверен, что на такой «бросок» способен только один человек – нынешний американский президент. Следовательно, не существует врага более опасного, чем этот дальний американский родственник британской королевы.

В-четвертых, необходимо учесть, что, при всем своем демонстративном антиамериканизме, А. Лукашенко кровно заинтересован в «разрядке напряженности» между Минском и Вашингтоном. Мощь Америки завораживает белорусского президента.

Минск, все больше врастая в окопы политической войны с Кремлем, не имеет стратегического «второго фронта». Сам того не желая, А. Лукашенко разорвал столетнюю традицию внешнеполитического лавирования между Западом и Востоком малых стран Восточной Европы. Не смотря на то, что в прошлом такое политическое лицедейство не раз приводило эти государства, а также их народы к национальным катастрофам, А. Лукашенко инстинктивно ощущает выгоды от такого маневрирования.

Пропагандистский опыт, полученный во время февральского отключения поставки российского природного газа, не только продемонстрировал, что апелляция к «нашим западным братьям» оказывает должное впечатление на «братьев» с Востока, но и вылился в определенный экономический эффект. Власть в очередной раз почувствовала, что для США и Западной Европы вопросы независимости и суверенитета Беларуси от России всегда будут носить первостепенный характер.

«Мы всегда останемся государством. В какие бы союзы мы ни вступали и ни объединялись, суверенитет и независимость будут основополагающими принципами», – заявил Лукашенко 22 октября на церемонии принятия верительных грамот от посла США в РБ Джорджа Крола. Это был своеобразный сигнал: белорусский президент понимает и разделяет озабоченность Вашингтона в отношении гипотетического возрождения Советского Союза.

Но сейчас, к огромному сожалению официального Минска, в преддверии конституционного референдума, белорусским властям нечего предложить США. Минск не может пойти ни на прозрачные и демократические выборы, ни на снятие блокады с независимых СМИ, ни на конкурентность на политическом рынке. Но, решив в октябре вопрос о своем политическом будущем, А. Лукашенко будет не против приступить к строительству отношений между Минском и Вашингтоном с «белого листа». Белорусское руководство уже убедило само себя, что вопрос о смене хозяина в Белом Доме решен.

Кроме того, официальный Минск надеется, что приход к власти в США демократической администрации негативно скажется на взаимоотношениях между Москвой и Вашингтоном. Некоторые горячие головы из «Красного Дома» мечтают о настоящем коллапсе российско-американских отношений. Балансирование на гребне конфликта между США и Россией позволит, по их мнению, обеспечить политическое бессмертие первого белорусского президента.

Для выполнения задуманного требуется весомый интеллектуальный и дипломатический ресурс. От действий конкретных людей зависит практически весь желаемый успех. К сожалению, в Республике Беларусь не существует развитой «американистики». То, чем обладал Советский Союз – поколения карьерных дипломатов, академические страноведческие школы, традиции обмена информацией, семьи, представители которых составляют элиту как России, так и США, крупные смешанные финансово-промышленные группы, разведывательное сообщество, – унаследовала Россия.

За «американское направление» в свите А. Лукашенко отвечают два «американиста» – С. Мартынов и В. Цепкало. Периодически к ним присоединяется М. Мясникович. Никто лучше этих людей в белорусском руководстве не знает американский политический истэблишмент. Безусловно, они имеют в своих руках коммуникации с определенными кругами на том берегу Атлантики. Нельзя не заметить удивительной согласованности избирательной кампании Дж. Керри и антибушевской пропаганды в РБ. Определенная координация между штабом демократов и Минском явно имеет место.

Уровень контактов осуществляется, скорее всего, на низшем уровне, но сам факт наличия таких связей придает белорусским властям уверенность, что им удастся разыграть некую геополитическую комбинацию зимой 2004-2005 годов. Во всяком случае, пока Москва, задействовав все возможные ресурсы в Вашингтоне, будет мучительно отстраивать взаимоотношения с новой демократической администрацией, Минск осуществит «прорыв» на североамериканский континент…

Вот тогда А. Лукашенко станет недоступным для критики с Востока, у него появится посреднический ресурс, он сможет вступить в упоительный торг, ощущая за спиной самую мощную державу планеты с ВВП в 10 триллионов USD. Перспектива захватывающая…

Дело в том, что до последнего времени Республика Беларусь не имела возможности выстраивать собственную самодостаточную дипломатию с лидером Западного мира. Для того чтобы вырваться из общего восточноевропейского дипломатического «контекста», страна должна предложить миру нечто большее, чем тракт «Брест-Орша». Северная Корея предложила свою ядерную программу, Ливия подрывала авиалайнеры, Албания оккупировала Косово, Беларусь поддерживает А. Лукашенко. «Маловато будет…».

В своей откровенной ставке на возможную победу демократов руководство страны действует в стиле азартного игрока казино, заложившего собственную голову. «Игрок» решил, что своей единственной фишкой он успеет перехватить инициативу у нерасторопного соседа – России.

Действительно, белорусской дипломатической «ставке» может помешать только объективный расклад сил в Евразии, благодаря которому новое руководство Белого Дома (если оно там появится, что еще пока не факт) будет заинтересовано сохранить нынешний, скажем прямо, не интенсивный темп в российско-американских отношениях. В этом варианте президент-демократ даже не вспомнит о небольшой стране, притулившейся между Россией и ЕС.

Симптомы для такого поворота событий налицо, несмотря на то, что эксперты из стана демократов отмечают провалы Дж. Буша на российском направлении: персонифицирование отношений между двумя странами, невнимание к вероятным «утечкам» технологий по производству оружия массового поражения, игнорирование проблем демократии и прав человека, – Дж. Керри практически не затрагивает «российскую тему» в пропагандистской войне с республиканцами.

Следовательно, имеются глобальные «вызовы», в решении которых США нуждаются в поддержке России. Эти задачи не подвержены ревизии со стороны возможных новых хозяев Белого дома: ликвидация международного терроризма, закрытие доступа к оружию массового поражения правительств нестабильных стран, развитие великих держав в либеральном русле, ликвидация региональных конфликтов и напряженностей, включая ресурсные, содействие глобализации, мировой торговле и инвестициям, рыночным отношениям и демократическим институтам. Все эти задачи являются приоритетными и для Кремля, чего не скажешь о Минске. Либеральный миропорядок, рыночная экономика, демократизация, по мнению экспертов В. Путина, составляют основу стабильности вокруг России. Режимы личной власти такой стабильностью не обладают. Более того, они непредсказуемы и представляют опасность для РФ, мешают ее ускоренной модернизации.

Так что Москву и Вашингтон объединяет стратегия, а А. Лукашенко пытается выиграть в тактике – в конкретно выбранный момент «смены караула» у президентского кресла в Овальном кабинете.

Результат такой политики предугадать не трудно.

Метки