Пони бегает по кругу

Частная судьба в интерьере тирании

На момент завершения слушаний в Конгрессе США по внешнеполитическим приоритетам администрации вновь избранного президента Дж. Буша уже никто не сомневался в том, что кандидатуру нового Государственного секретаря США Кондолизы Райс утвердят. Это, впрочем, не означает, что слушания носили формальный характер. Новому Государственному секретарю временами приходилось очень нелегко, и утверждена она была не единогласно. Этим американская система внешней политики коренным образом отличается, например, от принятой «модели» в Беларуси. Утверждение Государственного секретаря в Конгрессе делает внешнюю политику США реально подотчетной государству и народу (в лице законодательной ветви власти). В Беларуси же внешняя политика толком не определяется никем, но при этом фактически следует в кильватере интересов одного человека – Александра Лукашенко.

Впрочем, слушания могли бы остаться рутинным явлением внутриамериканской действительности, если бы не особое внимание, которое Кондолиза Райс уделила Беларуси, жестко и безапелляционно назвав действующий в стране режим тиранией. Таким образом, после десяти лет правления режима Лукашенко наше государство, находящееся в Европе, было поставлено в один ряд с наиболее консервативными, отсталыми и репрессивными режимами Бирмы, Зимбабве, Ирана, Кубы и Северной Кореи.

Важно отметить при этом, что новый государственный секретарь в своих оценках руководствовалась не только заключениями экспертов Государственного департамента, готовивших ее выступление к слушаниям в Конгрессе. Райс лично прекрасно владеет белорусским досье, что имеет большое значение с точки зрения формирования решительно всех аспектов американской (и, заметим, не только американской) политики по отношению к нашей стране. В 2004 году она встречалась с женами пропавших в Беларуси оппозиционных политиков и журналиста. Нет сомнения, что эта встреча в значительной мере ускорила принятие Акта о демократии в Беларуси в октябре 2004 года, ставшего важной правовой основой, с помощью которой США будут противодействовать прогрессирующему вульгарному авторитаризму Александра Лукашенко.

Не оставляет также сомнения и то, что заявление Кондолизы Райс было в значительной мере инспирировано недавно завершившимся в Минске позорным процессом над бывшим министром внешнеэкономических связей и послом Беларуси Михаилом Мариничем, в результате которого 64-летний государственный деятель был приговорен к 5 годам лишения свободы по совершенно несостоятельным обвинениям. Соединенные Штаты, как всегда, жестко и открыто высказали свою оценку, свой вердикт моральному и правовому беспределу, творящемуся в Беларуси…

Почему же молчу я, гражданин этой страны? Эта мысль резко и болезненно сверлит разум и душу. Я хочу здесь и сейчас дать ответ на этот вызов моей совести.

…Впервые я увидел открытую улыбку Михаила Афанасьевича Маринича и пожал его руку в коридорах белорусского Министерства иностранных дел почти 11 лет назад. Я только начинал тогда свою дипломатическую карьеру, хотя проработал уже два года и считался одним из «старожилов» чрезвычайно молодого по своему возрасту и кадровому составу внешнеполитического ведомства.

Маринич уже получил к тому времени свое новое назначение – он стал первым послом Беларуси в Чехии и по совместительству Словакии и Венгрии. Весной 1994 года он предложил мне поработать в посольстве под своим началом. Бывший в то время министром иностранных дел Петр Кравченко долго не подписывал приказ о моем назначении в посольство в Прагу. После нескольких разговоров между Кравченко и Мариничем мой вопрос, наконец, был решен положительно.

В Праге под руководством Михаила Афанасьевича в августе 1994 года мы все начинали с нуля. Несмотря на огромный спектр задач – от поиска здания для нового посольства, регистрации, открытия счета до выполнения собственно дипломатической работы, – работать с Мариничем было исключительно легко.

Первоначально Михаил Афанасьевич – пока подыскивалось здание для белорусской дипломатической миссии – разместил наш «штаб» в своей квартире. Он с улыбкой встречал нас на пороге своего дома утром, когда мы приходили на работу. Все мы, сотрудники посольства, были буквально заражены и вдохновлены его энергией, свежестью, открытостью и человечностью. Мы точно знали: с Мариничем не может быть проблем, конфликтов, неприятностей и некачественно сделанной работы. Он руководил умело и тонко, слушая нас, обсуждая проблемы, решая все вопросы маленького и закрытого коллектива исключительно путем диалога. Его позитивная аура доминировала решительно везде. Мы, сотрудники посольства и члены наших семей, в незнакомой для нас стране становились благодаря Михаилу Афанасьевичу единой дружной семьей.

Практические итоги работы появились уже после первых недель. Благодаря энергии посла, мы нашли здание для посольства и быстро оформили все формальности, связанные с его приобретением в собственность. Посольство в Праге было приобретено, отремонтировано и начало функционировать практически в рекордные сроки – всего за несколько месяцев. В отдельных странах подобные операции длились годами с невероятными финансовыми нарушениями, потерями бюджетных средств, негативными моральными осложнениями, а в некоторых случаях и с весомыми политическими издержками, связанными с конфликтами с местными властями стран пребывания.

В Праге с Мариничем всего этого удалось избежать. В августе 2004 года, после победы Александра Лукашенко на выборах, мы уже встречали первую официальную делегацию Беларуси во главе с только что назначенным премьер-министром Михаилом Чигирем в Банской Быстрице (Словакия) по случаю празднования 50-летия освобождения Словакии в ходе Второй мировой войны. Это был важный визит и важный период в целом – мы все надеялись, что после избрания первого президента Беларусь станет серьезным европейским и международным партнером. Мы все были готовы искренне работать во имя этого в нашем посольстве.

Судьба Михаила Афанасьевича сложилась, однако, по-иному. Он даже не успел вручить в сентябре 1994 года верительные грамоты чешскому президенту Вацлаву Гавелу и формально стать первым белорусским послом в Чехии. Не пробыв в Праге и двух месяцев, он уехал назад в Беларусь. На перроне пражского вокзала мы провожали его всем коллективом посольства. Все уже знали о том, что подписан президентский указ о назначении его министром внешнеэкономических связей. В моей душе в тот момент царило ощущение, которое бывает, когда провожаешь близкого тебе человека и точно знаешь, что это расставание надолго…

В своем новом качестве министра он остался таким же приветливым и открытым человеком, который на своем посту делал все от него зависящее во имя блага страны. Будучи членом команды Лукашенко, естественно, он работал и на благо этой команды… Любая оценка его деятельности в качестве главы внешнеэкономического ведомства будет не вполне верной, поскольку не Маринич в 1996-1999 годах определял эту политику. Ее формировал лично Лукашенко. В итоге страна пришла к полной международной изоляции, и об эффективной внешнеэкономической деятельности говорить уже было просто некорректно. Но верно одно – Маринич честно и добросовестно выполнял функции министра в тех рамках, которые ему были заданы.

В 1999 году, после сомнительного по своей эффективности решения объединить министерство иностранных дел, министерство внешнеэкономических связей и министерство по делам СНГ под крышей МИДа, бывший уже министр Михаил Маринич получил новое назначение и уехал послом Беларуси в Латвию.

…Я узнал о том, что Михаил Маринич выдвинул свою кандидатуру на президентских выборах 2001 года, в Нью-Йорке, где я работал в постоянном представительстве Беларуси при ООН. Я не был удивлен тому обстоятельству, что Маринич принял решение уйти из команды Лукашенко и в какой-то степени противопоставить себя этой команде. Ведь за десять лет правления белорусского диктатора от него ушли многие. Причина одна – большинство «беженцев» понимало несостоятельность курса Лукашенко, они не могли работать в тех условиях личного и профессионального унижения, которые практикует белорусский президент. В конце 2004 года команду покинул даже Урал Латыпов, жестко связанный лично с главой государства. Из первоначальной «команды» Лукашенко состава 1994 года остались буквально считанные единицы.

Жестокая месть за проявление свободомыслия – основной признак тирании. Логика подсказывает, что режим Лукашенко, избравшего тактику направленных, «точечных» ударов, без сомнения, не может не быть непричастным к исчезновению наиболее значимых политических фигур, ставших оппонентами диктатора. Режим Лукашенко ежедневно продолжает целенаправленную практику искоренения свободы слова и попрания других неотъемлемых прав человека. Михаил Маринич, к счастью, не пропал бесследно, но стал жертвой тиранической мести, которую, без сомнения, имела в виду Государственный секретарь США Кондолиза Райс, выступая на недавних слушаниях в Конгрессе.

Какую опасность видел для своей безграничной власти Лукашенко в лице Михаила Маринича, который на 14 лет старше его и шансы которого стать президентом в нынешней ситуации в Беларуси никто не воспринимал всерьез? Достойный человек, имевший ранг посла, был арестован, долго содержался под стражей, выдвигаемые против него несостоятельные обвинения несколько раз менялись, а в конце концов, несмотря на протест международного сообщества, ему был вынесен обескураживающий обвинительный приговор. Лукашенко отомстил Мариничу низко и провинциально, позволив себе публично упомянуть о том, что, дескать, Маринич когда-то льстил ему, а затем «предал», выдвинувшись кандидатом в президенты Беларуси. В уме невольно возникают эпизоды репрессий сталинских времен…

Но участь тираний и тиранов незавидна. Это закон истории, закон жизни. Это знают даже дети, только начинающие читать страницы своих первых сказок. Это аксиома человечности, на основании которой построен наш мир. Это великий повод для сохранения оптимизма в отношении достойного постлукашенковского будущего Беларуси.

Я хочу сказать Михаилу Мариничу свои слова благодарности и поддержки. Уверен, что, если бы также поступили все те, с кем он профессионально работал и кому он делал добро, располагая властью, хор голосов был бы внушительным.

Выдержки и здоровья Вам, Михаил Афанасьевич…

Метки