Обстоятельства неумолимо приближающегося народного праздника Далай-ладан

Депортация из Беларуси заместителя главного редактора независимой газеты «Время» Михаила Подоляка – случай «рядовой» в том смысле, что продолжает ряд подобных выдворений. Случай, так сказать, воплощающий «национальную норму». Вместе с тем, это не вполне обычный случай (The Event): он интересен как своими обстоятельствами, так и своими симптомами, т.е. специфическим «знаковым» сопровождением. Следовательно, это случай, достойный интерпретации.

1. обст-ва

Пару слов об обстоятельствах. Вообразите себе: в 7.00 утра к вам домой вваливаются работники КГБ, МВД (в сопровождение начальника отдела ОВИР), зачитывают постановление о депортации, датированное 16 июня (т.е. пятидневной давности – пять дней готовились к Операции?), отключают телефон (дабы вы не обратились с просьбой к своему приятелю одолжить, скажем, пижаму для путешествий) и сопровождают вас на перрон поезда Минск-Одесса. Трое сопровождающих остаются с вами в поезде, дабы вы не скучали в одиночестве.

Такая вот незамысловатая история, правда, отягчаемая некоторыми обстоятельствами. Дело в том, что вы, будучи гражданином Украины, проживаете в Минске уже 15 лет, 14 из которых занимаетесь журналистикой. Конечно, у вас имеется жена и, разумеется, вы вынуждены ее покинуть (дорогая, не плачь, встречаемся в берлинском хотеле Mariott 2 июня 2006 года; осторожно с тостером! – я забыл заизолировать провод).

Есть еще обстоятельства: вас зовут Михаил Подоляк, и это означает, что вы были редактором «Газеты Андрея Климова», сотрудничали с «Правдой Гайдукевича», «Народной волей», «Нашай свабодай», «Белорусской газетой», наконец, газетой «Время». Вашему перу принадлежит известное количество статей, считающихся «скандальными», и за это пришлось поплатиться: в августе 2002 г. суд Московского района Минска признал, что обнародованные в «Нашай Свабоде» сведения порочат честь и попирают достоинство председателя КГК А. Тозика. Как выяснилось, на рынке деловых репутаций и харизм то был котирующийся товар: честь и достоинство этого человека обошлись в известную сумму: USD 2,7 тыс. – впрочем, мелочь в сравнении с «компенсаторными» издержками газеты, стоившими ей жизни – USD 54 тыс. Вы же все еще живы и вроде как даже полны сил.

И вот вы держите путь на юг через юго-восток в приятной компании и думаете: три истукана с оловянными глазами; ох и далеко же меня завела треклятая «гражданская позиция»; нужно будет пересмотреть фильмы Альфреда Хичкока; интересно, имеется ли у родителей видеомагнитофон? И нет у вас никакой возможности обжаловать решение властей… Хотя, конечно, данный факт позволяет вам усмотреть в действиях белорусских как бы правоохранительных органов (коль скоро ни у кого прав нет, то и нечего охранять; разве что право власти на подавление прав) элементы фарса. К счастью, фарса, ибо, как подчеркивает обозреватель «Столичных новостей» С. Ковтуненко, «есть еще один, ставший банальным в соседней державе метод избавления от неугодных власти: человек попросту исчезает». Поскольку указанный автор заранее «выдворил» себя в Украину, то он не боится так писать. Вы, конечно, тоже не боялись так писать, он – пишет, а вы – едете, и это, в общем, различные состояния тела. Возможно, даже ума.

Убежать, убежать в интернет, в его бесконечную ризому… Придут, придут благие времена… вообще говоря, следовало бы это зачеркнуть и написать так: станут другими времена – даже провайдеров будут отлавливать как злостных агентов реальности. И всякое такое. Вернее, так: и прочая.

И еще: для того, чтобы «органы безопасности» не дочитали, следовало бы писать длинно и литературно. Следовало бы писать виртуозно. И красиво. Уже проверено.

2. и прочая

По сообщению Центра информации и общественных связей (ЦИОС) КГБ, постановление о депортации с территории Беларуси «украинского журналиста» Михаила Подоляка принято правоохранительными органами республики. Документ, предписывающий журналисту, который является гражданином Украины, покинуть территорию Беларуси в течение 24 часов, подписан председателем КГБ Беларуси Леонидом Ериным и генеральным прокурором Виктором Шейманом (каждый берет на себя: пол-ответственности). Основанием для принятия данного решения является то, что М. Подоляк – «организатор выпуска газеты «Время», опубликованные в которой статьи содержат призывы к консолидации радикальной оппозиции в целях противодействия государственным органам Беларуси, что может привести к дестабилизации политической ситуации в республике». Подоляку отказано во въезде на территорию Белоруссии в течение пяти лет, о чем в его паспорте сделана соответствующая отметка. О приказе поставлены в известность МИД и Госкомитет погранвойск республики.

Что в связи с этим обращает на себя особое внимание? Возможно, публикации Подоляка есть непрекращающийся scandal, возможно они «не соответствуют действительности», возможно они кому-то очень не по душе. Однако: в чем-то они соответствуют действительности больше, чем действительность сама себе. Словом, Подоляк прав: белорусский политический режим дышит на ладан. Америку не сумел дестабилизировать реальный (не газетный) терроризм, Россию – война в Чечне и все те же террористические выходки. Беларусь легко может быть «выведена из строя» девятью номерами газеты с весьма ограниченной аудиторией, и это со знанием дела подтверждают председатель КГБ и генпрокурор (с каждого по половинке правды – это больше, чем полторы истины).

Провокативная публикация подобна серии взрывов в токийском метро. Означает ли это, что пока власть ведет борьбу с независимой (негосударственной, альтернативной, – назовите как угодно) журналистикой, гражданам тоже надлежит запасаться сухарями? Или напротив – спать спокойно (запасшись кириешками)?

Ответы на данные вопросы могут быть рассмотрены в двух измерениях – «вообще» и «в частности». Первое измерение затрагивает проблему так называемой «медиатизации политики» (в терминологии И. Засурского). Речь идет о том, что СМИ все более становятся основной (едва ли не единственной) средой политической коммуникации – со всеми вытекающими отсюда последствиями. Последнюю мысль в свое время довольно-таки хорошо разжевал Сергей Доренко в интервью «Эхо Москвы». На вопрос, почему власть стремится взять под контроль телевидение, он говорит: «Они [власть] – лазерное шоу, их не существует. Их генерирует телевизор. Если выключить телевизор, их не станет. Вот почему они боятся. Они – телепродукт. Если выключить телевизор, его уже нет. В этом проблема. А любой продукт стремится контролировать источник, который его воспроизводит, потому что он боится, что его выключат. Поэтому он должен контролировать телевидение, чтобы существовать. Тогда он сам себя генерирует».

Как представляется, эти мысли хорошо уяснили белорусские теоретики СМИ (предпочитающие работать в системной парадигме), ничтоже сумняшеся похитившие обкуски идей Засурского (на самом-то деле – канадца Маклюэна, некогда шокировавшего широкую научную общественность своим «The medium is the message»). В этом смысле понятно, почему белорусские власти ведут борьбу не столько с оппозицией, сколько с различными репрезентациями оппозиции в СМИ. В подобной перспективе опасность предстает не столько в виде голодовки группы «Республика» или забастовки предпринимателей самих по себе, сколько в форме «метастаз» голодовки/забастовки как потока информационных сообщений. При этом сами акции «Республики» и предпринимателей изначально строятся как «медиативные», «информационные»: мы сообщаем о том, что мы голодуем (бастуем).

В свете сказанного понятно, почему власть усматривает опасность не столько в консолидационной воле оппозиции, сколько в призывах Подоляка консолидироваться (см. отрывки из документа выше). Депортировать Подоляка – это равно что депортировать оппозицию: раз о ней почти ничего не пишут, значит ее не существует (мы будем «придумывать» ее сами).

Существует, как уже отмечено, другое, «частное» измерение этой проблемы, обусловленное, так сказать, культурными обстоятельствами Беларуси. Другими словами, белорусская власть попадает в ловушку собственных «умопостроений»: если оппозиция консолидируется на самом деле, если она выведет народ на площади, но об этом никто не сообщит, то власть поймет, что она уже не власть, слишком поздно. Вообразим себе вариант идеальной медиа-революции. В какой-то момент все ведущие телеканалы сообщают о том, что «высшее руководство страны сбежало, похитив 500 тонн золота».

Революция случится даже в том случае, если белорусские каналы спустя некоторое время начнут опровергать эту информацию: народ окажется на улицах, а многие «полуотвественные» уже соберут чемоданы. Почему подобная революция исключена в Америке? Потому что там все привыкли к наличию альтернативных источников информации, к сенсациям, провокациям, к тому, что не все медиа-факты «соответствуют действительности».

В силу этих причин «моникагейт» не стал фатальным для Билла Клинтона. И напротив: в советский истории имело место, по меньшей мере, несколько своеобразных «медиа-революций»: революция Сталина (против ленинского наследства), революция Хрущева (против сталинского наследства), революцию Брежнева (против хрущевского наследства), наконец, знаменитая серия «постбрежневских» медиа-революций в подлинном смысле: Горбачев, Ельцин, «бархатный» медиа-путч Путина. Резюме: монополизация СМИ неизбежно приводит к тому, что это монополия неожиданным образом оказывается сконцентрированной в руках «более молодых и свежих».

Казалось бы, всем пора понять, что «оппозиция» и «оппозиционные СМИ» – не одно и то же, что иногда они выступают как антиподы. Одна из задач оппозиции – конспирация, задача СМИ – информация. Когда власть пытается перекрыть альтернативные медиа-сигналы, когда она хочет слышать только то, что хочет слышать, она начинает дышать на ладан, о чем с забавной откровенностью ставят общество в известность Ерин и Шейман.

Они говорят: мы слабы, делайте с нами, что хотите. Кто-нибудь услышал этот призыв? В общем, да. Украина оказалась не глуха.

3. далай-ладан

Как сообщают информационные агентства, отнюдь не только независимые украинские эксперты и аналитики, не только правозащитные организации (например, «Репортеры без границ») возмущены высылкой украинского гражданина из Беларуси. Как сообщает Новий канал, официальный Киев также ждет от Минска официальных разъяснений по данному поводу. Удивительная солидарность общества, которое, согласно официальным «белорусским» слухам, крайне олигархизированно и разобщено. Быть может, украинское общество действительно не верует в безумную идею «единства», но в моральном и правовом смысле оно производит впечатление куда более зрелого, чем белорусское или российское. Словом, у украинцев в самом деле имеются «национальные ценности» (белорусские находятся в стадии разыскания) и гражданство, которому можно доверять.

В связи с этим следовало бы вспомнить о ряде депортаций российских журналистов – например, о высылке репортера телеканала НТВ Павла Селина. Официальная Москва никак не отреагировала по сему поводу и молчала аки Цицерон (когда он молчал). По сути дела, она сделала вид, что компания НТВ не относится к епархии «России».

Можно предположить, что таким же образом «отреагировал» бы Минск на депортацию, например, журналиста «БДГ» из России: «БДГ» – это как бы «внешняя» Беларусь. Ибо всем нам известно, что во имя великого фантазматического единства были созданы две Беларуси – «внутренняя» и «внешняя». Ключевым признаком первой является, напомним, способность к дестабилизации. Вторая несет в себе соответствующую угрозу. Странно, но факт: Украина не делится на две или три «Украины». Ведь что поражает в украинской реакции? То, что Подоляк не жил в этой стране 15 лет, что его так почти никто и не знает. Имеет значение лишь то, что он является счастливым обладателем украинского паспорта. Читайте, завидуйте, я – гражданин, но не российско-белорусского «союза»…

И ведь что поражает в РосБелкоопсоюзе? Какие-то странные «интересы», который всякий раз превалируют над интересами (простого, непростого – неважно) гражданина. С российскими гражданами можно поступать как угодно – Россия слова не скажет, лишь бы самой России говорились нежные слова про «дружбу», лишь бы не перестали говорить страшные слова про возможности «антироссийских настроений». Вечная тема, и все же казус Подоляка заставляет к ней вернуться еще раз. Нужно к ней возвращаться непрестанно.

Показательный пример. Сегодня в Украине крайне популярна тема «западных грантов». Это тема всплывает в медийной среде не случайно и косвенно задается фоновой конфигураций предвыборных президентских выборов: преемник oder противник. Связь очевидна: противники действующего президента Кучмы получили «много западных грантов», и это дело следовало бы всерьез обмозговать. Но интересно вовсе не это. Интересно то, что неожиданно эта тема возникает в российской прессе. Например, в «Русском журнале» вокруг нее разгорелась серьезная дискуссия. Казалось бы, какое дело России до «западных грантов» в ситуации, когда многие российские аналитические центры довольно неплохо живут за счет местных «филантропических» инъекций, а «филантропически» заточенные гиганты стонут без западных инвестиций? Заострим вопрос: почему россиян волнует проблема распределения западных грантов на Украине в ситуации, когда остро стоит проблема демонополизации «Газпрома», а в Приморье горячую воду дают лишь два часа в день?

Так уж устроен пресловутый русский человек: сам без штанов, но всегда заметит, что шальвары запарожских парубков из недостаточно тонкого шелка, а черевики – недостаточно алого колеру. Так устроен русский человек: он всегда думает про окраины и про несправедливость, что в них деется. Уж он-то, русский чоловiк, знает толк в справедливости, в грантах и в «антирусских настроениях» (синоним слов «оппозиция», «оппозиционная пресса», «западные деньги» и пр.). Таков уж этот чоловiк: его можно лупцевать по веснушчатой физиогномии, депортировать или сажать в тюрьмы его соотечественников etc. – лишь бы он был уверен, что ты с ним «дружишь» и всеми силами сдерживаешь «антироссийские настроения». Даже если ты сам при этом будешь фактическим разносчиком этих настроений (как, скажем, украинский и белорусский президенты), то «чоловiк» останется в приятном неведении.

Интересно, успеет ли Подоляк сообщить этому персонажу с загадочными предпочтениями (idee fix) о предстоящей встрече украинского и белорусского президентов? В том смысле, что они задумывают что-то «антироссийское», что-то противостоящее российскому влиянию. Подоляк в Украине – можно ли вообразить себе ресурс более «дестабилизирующий»? Страшная вещь, эта медиа-среда… Особенно, когда кто-то дышит на ладан.

Господа журналисты, аналитики и другие акторы Письма и Речи! Не будьте шумными и грубыми, ведите себя более пристойно и нежно, не уподобляетесь тем людям, которые у постели умирающего … И прочая.

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.