На старт! Внимание …

Страсти по референдуму как будто бы отодвинули на второй план вопросы, связанные с выборами. Между тем 16 сентября завершился очень важный этап избирательной кампании – регистрация кандидатов в депутаты. Его итоги весьма показательны хотя бы по той простой причине, что власть еще раз продемонстрировала свои опасения, предпочтя загодя «вычеркнуть из борьбы» целый ряд фигур из оппозиции. Как и предполагалось, регистрацию не прошли все лидеры группы «Республика» – Валерий Фролов, Владимир Парфенович и Сергей Скребец. Как бы мы ни относились к этой группе, как бы ни упрекали за хаотичность политических действий и инициатив, следует все же признать, что речь идет о людях достаточно известных. А это в условиях нашего «зачищенного» до блеска политического пространства – весомый аргумент при осуществлении политического выбора. Действительно, когда избиратель появляется на своем участке для голосования и видит галерею невнятных и, как правило, очень скучных лиц и биографий, он невольно обращает внимание на того, кто хоть чем-то уже успел выделиться. Случай с группой «Республика» как раз такой. К ряду существенных для оппозиции потерь можно отнести нерегистрацию таких фигур, как Зинаида Бондаренко, Павел Козловский, гомельчанин Юрий Воронежцев и др. Последний, к слову сказать, является одним из ведущих региональных лидеров, обладающий и известностью, и тем, что принято называть харизмой.

Потери на этапе регистрации понесли все более или менее известные политические партии. Так, по данным Радио «Свобода», вечером 16 сентября, от Белорусской социал-демократической партии (Народная Грамада) не были зарегистрированы 15 человек из 34, от Объединенной гражданской партии – 31 из 54, от БНФ – отказано в регистрации 20 кандидатам. Даже не подвергая тщательному анализу протоколы окружных избирательных комиссий, можно сказать, что главными причинами отказа в регистрации стали недостоверные подписи и ошибки в декларации о доходах.

Что касается первой причины, то она не нуждается в пространных комментариях. Организовать недостоверные подписи очень легко: позвонил подписавшемуся, чем-нибудь припугнул или просто обманул – вот так по капельке, по зернышку и наберутся те самые 15 процентов, которые становятся причиной отказа в регистрации. Впрочем можно даже не суетиться. Комиссия, в принципе, не обязана показывать недостоверные подписи соискателю депутатского мандата. Фактически отказ строится на голословном утверждении нескольких человек. А что уж им не понравилось – почерк избирателя, не до конца прописанная закорючка или просто фамилия потенциального кандидата, кто их знает. Впрочем, последнее как раз вероятнее всего. За последние 10 лет (а это и есть электоральная история современной Беларуси) я помню лишь единичные случаи, когда кандидату удавалось добиться почерковедческой экспертизы и снять с себя обвинения в том, что подписи за разных людей сделаны одной рукой. Впрочем, это приносило ему только моральное удовлетворение, потому что к моменту принятия решения выборы уже, как правило, были закончены.

Что касается декларации о доходах и имуществе, то она, как уже говорилось ранее, также является одной из наиболее распространенных причин отказа в регистрации. Что обычно забывают указывать в декларациях? Какие-нибудь чеки «Жилье» или «Имущество», за которые никто и никогда не получил ни жилья, ни имущества, не снятые с учета, но проданные за копейки подержанные автомобили и что-нибудь в этом же роде. Я не помню ни одного случая, когда потенциальный кандидат забывал указать виллу в Ницце или доходы от нефтяных вышек в Сибири, просто по причине отсутствия таковых.

Можно возразить: с точки зрения закона не важно, велика или мала сумма, не внесенная в декларацию. Действительно, не важно. Но возникает другой резонный вопрос: почему таких оплошностей не допускают другие, лояльные власти кандидаты? Почему они с завидной легкостью минуют этот барьер? Думается, что дело тут не в ментальных особенностях кандидатов от оппозиции и не в свойствах их памяти забывать мелочи, а в ментальных, а точнее, моральных особенностях людей, называющих себя председателями и членами избирательных комиссий.

Впрочем, все это не снимает ответственности и с представителей оппозиции. Как показал самый первый этап избирательной кампании – регистрация инициативных групп, они уже тогда позволяли себе определенные небрежности, которыми тут же пользовались облеченные соответствующей властью люди. Урок прост: если уж взялись играть по правилам вашего политического противника, то надо сделать все, чтобы эти правила были соблюдены.

Мне представляется, что истоки этой небрежности коренятся в известном ощущении – «все равно ничего не получится». Психологически это можно понять. Каждый человек, опасающийся неудачи, старается заранее придумать объяснение, подготовить себя и окружающих к возможному плохому исходу дела. Не стану говорить о том, что подобные настроения каким-то потусторонним образом «притягивают неудачу». Подобные утверждения скорее более уместны в лексиконе людей, толкующих про «ауру» и «астральные тела». Но я уверена в другом: подобная установка расхолаживает, настраивает на ничегонеделание и, как следствие, неизбежное поражение.

Впрочем, это не снимает вопроса о том, а можно ли победить в наших условиях? Ответ зависит от того, что мы вообще называем победой. На первый взгляд все просто: победа – это депутатское кресло. В политике, в отличие от спорта, выдают только золотые медали, а кандидат, занявший второе место по нашей системе выборов, – уже проигравший. Однако политика – это все же не арифметика, а алгебра. Тут все посложнее. Цель № 1, которая сегодня обозначилась со всей очевидностью, – кампания против референдума, в рамках которой у кандидата в депутаты есть все же больше возможностей, чем у рядовых граждан. Следовательно, сейчас главным остается вопрос о слаженности действий и объединении ресурсов.

Трудно надеяться на то, что в нашей оппозиции удастся добиться такой координации даже в столь решающий для страны момент. Дело тут не только в амбициях отдельных лидеров, о чем так сладострастно любят толковать «политологи» с БТ, а в том, что времени осталось катастрофически мало. Напомню, что время – ресурс невосполнимый, в отличие от всех других. Но все же впереди – месяц. И если оппозиционные кандидаты не слишком надеются на свою победу на парламентских выборах, они могут идти ва-банк под лозунгом «Референдуму – нет!».

Разумеется, велик риск того, что они могут быть сняты с дистанции и во время самой избирательной кампании за какие-нибудь нарушения. С этим у нас как раз очень просто. Наш ЦИК любит действовать в духе известного пионерского призыва: «Твори, выдумывай, пробуй!». И изобретает разного рода правила, которые трудно не преступить, – настолько они абсурдны.

На днях к ЦИКу в этом нелегком труде присоединился и Минский горисполком, который утвердил перечень мест, где можно проводить агитационные мероприятия. Всего таких мест в Минске – 125. Все остальное – под запретом. Скажем сразу: эта цифра реально мала. Но дело еще и в том, что разные округа при этом оказываются в неравном положении – где-то возможности «агитационно-массовых мероприятий» больше, а где-то меньше. Как тут быть с равенством прав кандидатов в проведении предвыборной работы? Впрочем, это всегда мало волновало власти. В этой связи любопытно, что принятие этого постановления Мингорисполкома мотивировано необходимостью «избежать злоупотреблений кандидатов своим правом на ведение предвыборной агитации». Так и видится испуганное лицо председателя исполкома, вопрошающего: «А вдруг кто заагитирует электорат до смерти?!».

Впрочем, повторю еще раз, нашей исполнительной власти фантазии не занимать. Не удивлюсь, если через день-два появится распоряжение о том, что кандидаты в депутаты не имеют право публично высказываться по поводу референдума, а тексты всех листовок должны утверждать в окружных избирательных комиссиях – и вовсе не на предмет орфографии и синтаксиса. Все это будет. Но будет и право ходить по квартирам, говорить с людьми. Убеждать и агитировать. Спорить и не соглашаться. Этот шанс упустить нельзя.

Отсюда возникает и цель № 2: сделать все, чтобы результаты референдума были ясно и обоснованно разоблачены. Наверно сегодня никто не сомневается в том, что официальные итоги «всенародного голосования» уже записаны и подписаны. Нет сомнений и в том, что Лидия Ермошина уже приготовила победную речь. Но то, что действительно может быть в наших силах, – сделать так, чтобы «победа» президента была такой, какой она на самом деле и будет – крайне неубедительной. После разного рода выборов, эмоций оппозиции не занимать. Теперь нам нужны не эмоции, а цифры и факты. Как их собрать и систематизировать – отдельный вопрос, к которому мы еще вернемся на «Нашем мнении».

Сегодня принято обращаться к данным социологов. Разумеется, я не имею в виду печально известный «Экоом», прогнозирующий А.Лукашенко поддержку 75% (почему не 99 %?). Если обратиться к данным не анонимных, а вполне реальных социологических служб, то рейтинг президента составляет не более 30% и имеет постоянную тенденцию к снижению. Это и есть та самая «объективная реальность, данная нам в ощущеньях». А ощущение недовольства и протеста в обществе есть. И если удастся преодолеть то самое «все равно ничего не получится», то может получиться многое.

Метки