Исчезнувшие и безмолвные

/Униженные и оскорбленные/

Исчезнувшие и безмолвные

Статистика знает все. Статистика МВД – тем более. Так в 2004 г. в Республике Беларусь разыскивалось 7006 без вести исчезнувших граждан. Удалось разыскать 6009. Но существует иная статистика, в которой фигурируют как минимум два миллиона соотечественников. Их никто не ищет. Информация о них засекречена, потому что самим фактом своего существования они портят не только статистику, они подрывают государственные устои.

В 1994 г. во время президентских выборов 22 % избирателей проголосовали в первом туре за кандидатов, поддерживающих государственную независимость республики (С. Шушкевич, З. Позняк). Такой результат не следует считать случайным, ибо тремя годами ранее один из последних общесоюзных опросов ВЦИОМ показал: 24 % проживающих на территории БССР считают себя гражданами Беларуси, а не Советского Союза.

Десять лет этот процент постоянно напоминал о себе в соцопросах – шла ли речь о демократии, правах человека или читательском доверии по отношению к газетам. Более того, процент этот пусть медленно, но устойчиво рос. Однако тут необходимо сделать оговорку. Рост наблюдали исключительно «негосударственные» социологи. Их «государственные» коллеги, впрочем как и специалисты по подсчету голосов из Центризбиркома, подобной тенденции не фиксировали.

Сравним результаты трех общенациональных референдумов. В 1995-м манипуляцию с символикой поддержали всего 48,6% избирателей. В 1996-м в полку сторонников президента происходит скачкообразный рост, и за его вариант конституции голосует уже 70,5 % электората. Год 2004 приносит еще более ошеломляющий успех – 79,4 % от общего числа избирателей. Между первым и вторым референдумами прошло чуть больше года и… целая историческая эпоха. Отсюда и разница в уровне всенародной поддержки.

Белорусские телевизионщики питают слабость к социальной рекламе. Особенно популярен ролик, посвященный белорусским болотам (нашему главному вкладу в объединенную Европу). Но среди социальных клипов есть один, в котором звучат пугающие слова: «Вас нет. Вас нигде нет». Это по ком звонит колокол? По десяткам и сотням белорусских граждан, растворившимся в каменных джунглях манхеттенов, или по тем, кого начиная с 96-го года перестали замечать с вершины властной вертикали? И сколько таких «распыленных», если воспользоваться термином Оруэлла?

Как известно, наша власть строит свои отношения с народом руководствуясь принципом эквивалентного обмена («ты – мне, я – тебе»). Процитируем первое лицо: «Скажу просто: сутью всей нашей политики на предстоящий период – до третьего Всебелорусского народного собрания и, видимо, в послесъездовский период – будет наша плата народу за то мужество и веру, за ту поддержку, которую он оказывает всем нам в новейшей истории развития нашего государства».

То есть получается, что в понятие «народ» президент не включает граждан, которые его не поддержали. Попытаемся приблизительно определить количество граждан, чье политическое существование находится под вопросом.

Всего высокого звания «электорат» удостоено в Беларуси 7 млн. граждан. Сегодня порядка 30 % из них (по данным негосударственных социологов) вряд ли имеют шанс быть представленными к награждению медалями «За то мужество и веру», и «За ту поддержку». После нехитрого вычисления получаем 2,1 млн. Это вам не 7006 без вести исчезнувших, фигурирующих в отчетах МВД!

Их нет. Их нигде нет. Сколько ни перелистывай государственные газеты, сколько ни переключай телеканалы, об этих людях – ни слова. Нет людей, нет и их проблем, нет их интересов. Понятно, такая ситуация возникла не по мановению волшебной палочки. Спрятать 2,1 млн. граждан без проведения систематической работы невозможно. И такая работа в Беларуси ведется.

В стране не только заменена символика, в стране практически запрещено сочетание бело-красных цветов – как символического обозначения этих 2,1 млн. Бывший председатель Верховного Совета М. Гриб рассказывает курьезный случай, состоявшийся на семинаре по юриспруденции, проходившем в Германии. Участникам семинара не повезло с погодой. Непрерывно шли дожди, поэтому радушные хозяева догадались подарить гостям зонтики, но они не учли результатов референдума 1996 г. В итоге белорусские юристы-«государственники» оказались перед дилеммой: мокнуть или быть случайно сфотографированными с бело-красными зонтиками в руках. Они выбрали первое.

Огласить весь список мероприятий по искоренению неугодной идентичности не возможно без специальной юридической подготовки. Упомянем лишь то, что лежит на поверхности: фактический запрет на регистрацию общественно-политических газет и общественных организаций, в деятельности которых власть усматривает политический подтекст; монополия государства на идеологическую пропаганду, реализуемая вопреки ст. 4. Конституции; введение контрактной системы, при помощи которой из государственных предприятий и учреждений изгоняются инакомыслящие.

На эту же политизированную мельницу льют воду и многочисленные контролирующие организации. Такое впечатление, что их создатели не раз перечитывали на ночь Франца Кафку: «Существует ли отдел контроля? Да тут повсюду одни отделы контроля. Правда, они не для того предназначены, чтобы обнаруживать ошибки в грубом смысле этого слова, потому что ошибок тут не бывает, а если и бывают, как в вашем случае, то кто может окончательно сказать, что это ошибка?». При подобной степени определенности, результат на выходе зависит не от состояния проверяемого объекта, а от настроения «заказчика» проверки.

Если исходить из того, что политика – это процесс согласования интересов различных социальных групп, то замена политики «управлением» равнозначна исчезновению некоторых групп. И напротив, выталкивание из публичного пространства, забвение этих групп позволяет госаппарату отождествить себя с «народом». Чему, собственно, и посвящен указ № 247 от 31 мая, вносящий различие между теми, «которые этого заслуживают» (т.е. быть белорусским народом), и теми, которые этого не заслуживают. Коль скоро последние не существуют.

В связи со всем этим поражает поведение лидеров оппозиционных партий, словно следующих духу и букве указа № 247 задолго до его появления. Вот уже полгода на ошарашенных граждан обрушивается поток информации о выборах единого кандидата. Внутрипартийной разборке придан статус основного политического действа. Об интересах избирателей если и говорят, то как бы между прочим: «Это может быть информационная кампания и сбор подписей под каким-либо актуальным для общества требованием. Это может быть «коммуналка», введение контрактной системы или что-то другое» («БР» № 15 от 18.04.2005). Вместо всех этих «может быть», «под каким-либо», «или что-то другое» давно пора повернуться лицом к людям и помочь им для начала заявить: «Мы есть!».

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.