Белорусский университет в эмиграции

 /Репортаж без границ/

Белорусский университет в эмиграции

В рамках нашего «безграничного» репортажа читайте:

- Из недавнего прошлого.

- Из настоящего.

- Сергея Паньковского посвятили в Кавалеры Ордена Академических Пальм, а Анатолию Михайлову преподнесли новый экземпляр знаков отличия.

- Аллюзии и пожелания Джонатана Фэнтона.

- Посольство Беларуси в Литве предостерегает.

- Монологи: Анатолий Михайлов.

- Диалоги: интервью с Владимиром Дунаевым.

***

В Вильнюсе состоялась инаугурационная конференция, на которой было официально объявлено о начале работы «E.H.U. International». С сентября этого года проект «ЕГУ в изгнании» принимает вполне реальные очертания и готов принять студентов в Литве.

За неделю до состоявшейся в литовской столице конференции в Европарламенте была представлена резолюция, в которой выражается удовлетворение в связи с открытием в Вильнюсе ЕГУ и содержится призыв к ЕС оказывать ему поддержку.

О том, что «Литва готова принять изгнанный из Беларуси независимый Европейский гуманитарный университет», говорилось на состоявшейся в апреле этого года встрече премьер-министра Литвы Альгирдаса Бразаускаса с ректором ЕГУ Анатолием Михайловым». А 15 апреля в Люксембурге на неформальной встрече министров иностранных дел стран Евросоюза министр иностранных дел Литвы Антанас Валионис подчеркнул важность «продолжения деятельности неправительственного Европейского гуманитарного университета для распространения общеевропейских ценностей в самых широких слоях академической общественности соседней Беларуси».

Из недавнего прошлого

Почти год прошел с тех пор, как ЕГУ – единственное в стране негосударственное образовательное учреждение со статусом университета, подтвержденным госаккредитацией, – был вынужден прекратить свою деятельность в Беларуси. Открытое давление на университет началось после публичного высказывания министра образования Радькова о том, что практика привлечения иностранных преподавателей превратила ЕГУ в проходной двор, далее последовало ничем властями не мотивированное требование отставки ректора и одного из основателей университета академика Анатолия Михайлова.

Главы аккредитованных в Минске иностранных дипмиссий предприняли беспрецедентный демарш и обратились за объяснениями к министру образования. Реакция власти была прямо противоположна той, на которую, вероятно, рассчитывали дипломаты. Комиссии дружными рядами двинулись в ЕГУ, после чего университету (перед тем, как окончательно лишить его лицензии) запретили работать по экспериментальным планам и программам, разрешенным в свое время Минобразования. Эксперимент включал и активное сотрудничество с зарубежными университетами и правительствами. При университете созданы: Центр европейских и трансатлантических исследований, Центр скандинавских исследований, Институт немецких исследований, франко-белорусский факультет и т.д. и т.п. Позднее закрытие ЕГУ прокомментировал и президент Беларуси.

«Что же получается, в центре Минска готовятся будущие руководители, элита, а как же остальные белорусские вузы? Они кого готовят? Слуг для этой самой элиты? Мы не отказываемся от зарубежной помощи в подготовке кадров, от студенческого и научного обмена, но должна быть и какая-то мера», – сказал Александр Лукашенко на встрече со студентами одного из белорусских вузов уже после того, как судьба ЕГУ в Беларуси была предопределена, а международный скандал оказался неминуем. В момент, когда конфликт между университетом и властью достиг кульминации, посол одной из стран ЕС в Минске сказал: «любые препятствия, создаваемые для работы ЕГУ, будут иметь самые негативные последствия для имиджа Беларуси за границей, будь то в политическом или интеллектуальном мире». И как в воду глядел.

Из настоящего

Красная линия всех приветственных речей в адрес «E.H.U. International»: нынешние белорусские власти в очевидном антагонизме с ценностными установками цивилизованного мира

9 июня участников торжественной церемонии презентации проекта «ЕГУ в изгнании» приветствовал президент Литвы Валдас Адамкус. «Цитируя президента США, можно сказать: «Свобода на марше». Проект ЕГУ – альтернатива режиму, отчаянно стремящемуся лишить белорусских граждан возможности преподавать и изучать демократические ценности». Литовский лидер добавил, что сделает все, для того чтобы преподаватели и студенты ЕГУ не чувствовали себя в изгнании. При этом он признался, что ему трудно осознать сам факт: «в начале XXI века университет, являющийся маяком интеллектуальных идей и прогресса, вынужден эмигрировать».

В числе почетных гостей и участников конференции были представители Европарламента, Еврокомиссии, дипломатических миссий США, Германии, Люксембурга и Нидерландов в Литве, внешнеполитических ведомств Венгрии и Швеции, а также представители литовских образовательных учреждений. Все они осудили действия белорусских властей в отношении ЕГУ и заявили о готовности поддержать проект «E.H.U. International». Прозвучали приветствия от руководителей Европарламента и Евросоюза. Было зачитано также приветственное письмо филантропа и финансиста, главы института «Открытое общество» Джорджа Сороса. Он подтвердил готовность участвовать в финансировании ЕГУ, который «станет поддержкой строительства демократического общества в Беларуси». В заявлении Сороса говорится о готовности помочь студентам продолжить обучение в университете, ибо именно студенты – будущее любой страны, и они способны реально влиять на ситуацию в стране.

Сергея Паньковского посвятили в Кавалеры Ордена Академических Пальм, а Анатолию Михайлову преподнесли новый экземпляр знаков отличия

– Анатолий Арсеньевич, – обратился к академику Михайлову присутствовавший на церемонии в Вильнюсе посол Франции в Беларуси Стефан Шмелевский, – следуя правилам, я не могу приколоть дважды на Вашу грудь орден, который Вы уже получили. Тем не менее, позвольте мне от имени французского правительства и от имени всех, кто восхищается Вами в Посольстве Франции, и, конечно, от меня лично вручить Вам, в футляре и без соответствующих слов, новый экземпляр знаков отличия Вашего ранга».

Напомним, что по всем правилам протокола знаки отличия Рыцаря Ордена Академических Пальм были вручены Михайлову в марте 2003-го. Однако в минскую квартиру ректора обокрали. Вынесли только одну вещь – французский орден.

Стефан Шмелевский вручил знаки отличия Кавалера Ордена Академических Пальм Сергею Паньковскому, бывшему декану франко-белорусского факультета политических и административных наук и советнику ректора по международным образовательным программам. Церемонию посвящения посол Франции предварил краткой речью. Он напомнил, что эта награда была основана императором Наполеоном в начале XIX века и является вознаграждением за усилия на ниве благородной миссии передачи знаний. И что «передача знаний молодым поколениям свободными преподавателями в стенах независимых университетов так же важна, как и два века тому назад. Стефан Шмелевский также выразил сожаление по поводу того, что вручает награду за работу «в самом престижном из независимых учебных заведений на постсоветском пространстве», который больше не существует в прежнем качестве, несмотря на усилия всего международного сообщества.

По словам посла Франции в Белоруссии, церемония в Вильнюсе «имеет огромное символическое значение»: «Что нас всех здесь объединяет, независимо от национальности, рода деятельности и постов? Защита свободы и демократии. В этом зале присутствует много граждан США, многочисленных европейских стран, самых высоких представителей власти Литвы, принимающей сегодня университет. Все мы решили защитить международный Европейский гуманитарный университет. Я всего лишь наблюдаю за ситуацией в Минске, но могу сказать вам, насколько высоко белорусское гражданское общество оценивает эту братскую поддержку, которая с этой стороны границы посылает ему знаки дружбы и мужества. Это гражданское общество ощущает то великое веяние, которое в течение всей истории путешествовало с одного берега Атлантики на другой, а затем возвращалось обратно: веяние свободы. Это веяние не готово исчезнуть, и наше присутствие здесь, присутствие нового и старого света, означает то, что мы сделаем всё, чтобы сохранить его в Беларуси».

Аллюзии и пожелания Джонатана Фэнтона

Выступая на церемонии в Вильнюсе, Джонатан Фэнтон, президент фонда Макартуров, поддерживающего ЕГУ уже более семи лет, вспомнил о преодолении препятствий, возникших перед его встречей с Ландсбергисом в январе 1991-го, когда на улицах Вильнюса появилась военная техника и вооруженные люди. И о духе свободы, витавшем в воздухе, о молодых людях, распевавших песни об этой самой свободе, о том, как Ландсбергис сказал тогда: «Если нас не разгромят полностью в короткий срок, мы отстоим независимость». «И как же он был прав. Сегодня Литва обрела свое место в европейском демократическом семействе».

«На сегодняшнем мероприятии я не могу не вспомнить, как 72 года назад, тоже в июне, был основан факультет Новой Школы социальных исследований в Нью-Йорке как Университет в изгнании. Это учебное заведение стало убежищем, защитившим от нацистского террора. Своим ведущим принципом Университет в изгнании тогда выбрал «To the Living Spirit» («К живому духу») – слова, выгравированные на главном корпусе университета Гейдельберга, которые были сняты нацистами.

Позднее, когда академических ученых-диссидентов Восточной и Центральной Европы преследовали по политическим мотивам, Новая Школа поддержала их подпольные семинары, им привозили запрещенные книги и журналы, а вывозили запрещенные местной цензурой рукописи для публикации на Западе». «Принуждение закрыть двери ЕГУ – часть широкой кампании по ограничению интеллектуальной и академической свободы, кампании, предпринятой в условиях ошибочного мнения, будто можно утверждать национальные ценности, закрываясь от внешнего мира. Но великие нации не опасаются знания, они распахнуты ему навстречу. Уверенная в себе власть не подавляет критику, а приветствует ее».

Джонатан Фэнтон объяснил, почему частный фонд со штаб-квартирой в Чикаго поддерживает ЕГУ: в условиях закрытого общества ЕГУ открывает горизонты для своих студентов, преподносит уроки свободных дискуссий в контексте университетских демократических ценностей.

«Пусть ЕГУ Интернешнл будет символом надежды на то, что свобода и демократический дух будут процветать в Беларуси, когда этот университет вернется в свой законный дом. Сегодня мы являемся свидетелями того, как свет знаний может гореть в изгнании. Мы не должны и не подведем их. Они могут рассчитывать на наши решительные попытки привлечь многих партнеров для обеспечения материальной и моральной поддержки. Академическая свобода в конце концов одержит триумфальную победу над авторитарными режимами».

Посольство Беларуси в Литве предостерегает

Белорусская дипломатическая миссия в Вильнюсе распространила в день открытия инаугурационной конференции пресс-релиз, в котором содержится предостережение от политизации открытия ЕГУ в Литве. Сам факт открытия назван «внутренним делом Литвы». Информационное агентство Baltic news service приводит цитаты из документа: «Причинами, побудившими Министерство образования Беларуси аннулировать лицензию на образовательную деятельность частного учреждения образования Европейский гуманитарный университет, стали итоги проверки его деятельности ведомственной комиссией, которая установила систематические нарушения требований законодательных и иных нормативных актов, регулирующих отношения в сфере образовательной и научной деятельности высших учебных заведений; несоответствие материально-технической базы и учебных программ государственным образовательным стандартам; лицензионным требованиям и условиям; отсутствие надлежащего руководства со стороны ректора.

Стремление политизировать ситуацию вокруг ЕГУ, о чем свидетельствуют сегодняшнее мероприятие, публикации ряда литовских СМИ, высказывания отдельных должностных лиц, воспринимаются с озабоченностью и не могут способствовать развитию прагматических и взаимовыгодных отношений, свойственных двум соседним государствам»

***

Монологи: Анатолий Михайлов, академик, ректор ЕГУ, президент «EHU International»

«Мы все время висели на волоске, поверьте мне, я знаю, о чем я говорю, мы всегда были лишены собственности, наш проект всегда оставался авантюрным»

После состоявшейся в Вильнюсе 9 июня церемонии презентации проекта «ЕГУ в изгнании» в беседе с журналистами Анатолий Михайлов сообщил, что принципиально организационные вопросы, связанные с учебным процессом, решены и то, в чем университет нуждается, на первых порах он получит.

– Литва берет на себя обязательство предоставить нам помещение для учебы, общежития студентов, для наших офисов. Все понимают наши нужды. Понимают, что произошла великая несправедливость, случился непонятно кем и для чего инициированный скандал, что нельзя бросать людей в беде. Речь идет о небывалой солидарности академического сообщества во всем мире. Но понятно, что мы не сразу сможем принять всех своих студентов. 600-700 студентов сегодня вовлечены в программы дистанционного образования. С сентября планируем набрать около 300 студентов. В основном  – на первый курс. Мы просто пока не знаем, кто вернется из университетов Германии, Франции, США и других из числа тех, кто вынужден был уехать.

Отвечая на вопрос о спонсорах и донорах, Михайлов говорит, что инициаторы создания университета воодушевились заведомо нереалистичным проектом, который стоил намного больше того, что мы могли получить от студентов. И были времена, когда 60 процентов бюджета финансировалось за счет всякого рода международных программ. Но ЕГУ никогда не скрывал, кто поддерживает университет, и информация об этом является абсолютно открытой: это Фонд Макартуров, «Институт «Открытое общество», «Карнеги корпорейшн оф нью-йорк» и многие другие фонды, в т.ч. германские, МИД Франции.

– За время, прошедшее с момента основания университета в 1992 году, мы превратились в уникальный международный образовательный проект, и, конечно же, во многом это произошло благодаря интенсивной поддержке, которая была нам оказана. А это было очень непросто. Беларусь никогда не была оазисом интенсивного интеллектуального мышления в сфере гуманитарных и социальных наук, но мы сумели обозначить Беларусь на карте мира, и мы демонстрировали качество обучения, которое подтвердилось, в том числе и в момент кризисной ситуации. Наши студенты оказались в разных университетах мира. Они везде более или менее легко интегрированы в различные системы образования. И поверьте мне, я по своему опыту знаю, как непросто обучаться гуманитарным дисциплинам на чужих языках, гораздо сложнее, чем математике, химии или физике. Вряд ли бы мы получили такую помощь и поддержку, если бы не то качество, которое демонстрируют наши студенты. И против этого нет аргументов.

«Избежать конфликта вряд ли бы удалось»

– Меня критиковали даже, что мы являемся пропрезидентским университетом, что мы слишком тесно сотрудничаем… Нас все время хотели куда-то прислонить. Но роль интеллектуала в обществе – я вовсе не думаю, что являюсь таковым, а говорю о возможной роли интеллектуала – ни к кому не прислоняться, не маршировать в ногу, не переходить сначала в одном направлении, потом в другом. Она должна быть самостоятельной. Думаю, что чего нам всегда не доставало и чего нам по-прежнему не достает – это мощного интеллектуального импульса. Он никогда излишним не бывает, никогда не бывает чрезмерным. Это издержки нашего воспитания, нашего образования, нашей среды, нашей традиции, нашей оторванности от мира, всякого рода иллюзии, комплексы. Мы пожинаем плоды своих ошибок. В начале 90-х был энтузиазм, были возможности, а как бездарно они были использованы. Но мы распорядились так…

…То, что произошло с ЕГУ в Беларуси, отнюдь неслучайно. Мои попытки, которые я предпринимал и до этого кризиса, были из разряда «предельного напряжения». На нас всегда очень косо смотрели. И не наша в том вина. Я не сбежал из страны. То, что у меня были возможности свободного перемещения по миру, очень здорово помогло создать предпосылки для воссоздания университета. Я бы ходил по кабинетам и представлял бы те же аргументы, которые мы уже представляли. Похоже, что просто у тех, к кому мы обращались, просто нет антенны, посредством которой они воспринимают эти сигналы. У нас целая папка всякого рода документов: призывов, писем, обращений, протестов. Поднялся скандал во всем мире. В нашу поддержку выступили очень известные и уважаемые во всем мире люди, некоторые из них никогда и не были в Беларуси. Для них это был акт солидарности. После визита в Минск профессор Гроссер – крупнейшая фигура на интеллектуальном небосклоне Европы, немец по рождению и француз по гражданству – писал, что многие говорят, будто бы в Беларуси трудно найти готовые к взаимодействию институции, но там есть ЕГУ. И это важно. Он полемизировал с теми, кто хотел блокировать и изолировать Беларусь на международной арене. А сейчас его аргументация оказалась опровергнутой белорусскими реалиями. Даже тот, кто намеренно хотел бы навредить, испортить, ухудшить имидж Беларуси, не сумел бы сделать это столь успешно, как это было сделано, – дикими, бессмысленными и варварскими шагами. Если ситуация в стране изменится, то ЕГУ вернется. Мы работаем для будущего. И оно наступит.

«Никогда борьба с интеллектом еще ни для кого не увенчивалась успехом. Это абсолютно бессмысленная борьба»

– Означает ли сам факт того, что университет обосновывается сегодня в Вильнюсе, судя по всему, основательно, что нынешний режим в Белоруссии надолго?

– Нет, не означает. Я думаю, что режим, совершающий такие поступки, обрекает себя на безрадостное будущее. Всякого рода идеологические ухищрения дискредитируют эту власть. Есть некая логика развития, которая демонстрирует, что давление, насилие, контроль есть показатель и признак слабости, а признак слабости есть симптом, что так долго не продлится. Мне трудно строить прогнозы о будущем Беларуси. Но мне кажется, что по тем шагам, по тем поступкам, например по шагам, предпринятым по идеологизации образования, власти все в большей и большей степени, сами того не желая, создают себе проблемы.

…В свое время в Советском Союзе были единицы тех, кто выступали и боролись против советского режима, против коммунистической идеологии. Причем, та система была очень мощной. Она была обеспечена атомным оружием, ракетами,. Тогда трудно было добывать книги на иностранных языках по философии, даже те, которые не считались вредными и подрывными, не было Интернета. В то время достать Библию было практически преступлением… Но была горсточка людей, которых режим боялся. И эти люди расшатывали режим…

Многие люди старшего поколения помнят, как в советские времена не с меньшей, а и с большей энергией провозглашали победу коммунизма во всем мире, говорили, что система несокрушима. Но мы знаем, как быстро, как карточный домик, все это рассыпалось, и лидировали как раз те, которые очень активно участвовали в этих провозглашениях. Так что это все на шатком основании, это некий самогипноз.

Мы должны рассматривать проблемы нашего времени как вызов для каждого из нас: в какой мере мы сами интеллектуально нравственно состоятельны по отношению к тому, с чем мы сталкиваемся.

«Гарвард не выдает государством признанные дипломы, но люди как-то устраиваются»

– Моим глубоким убеждением было и остается то, что для этого сегодня есть еще больше аргументов, чем раньше. Надо рыхлить, формировать, создавать интеллектуальную почву, гумус. Если он есть, то тогда все остальное и в сфере политики, и в сфере наших представлений об экономических преобразованиях и о том, как преобразовать социальную структуру, будет иметь совершенно другой смысловой заряд, совершенно иное содержание. И когда мы создавали этот университет, гуманитарный университет, мы предполагали, что то наследие, европейская цивилизация, от которой мы были оторваны, отрезаны, о которой мы имели крайне смутное представление, должно быть, постепенно станет некой данностью нашего сознания. И студенты должны быть воспитаны, сформированы на этих ценностях. Это глубинные фундаментальные ценности.

Сегодня и Европа переживает непростой процесс радикальных реформ в системе образования, но Беларусь, насколько мне известно, и здесь обозначила конфронтацию с тем, что происходит в Европе и в цивилизованном мире. Я имею в виду Болонский процесс. Как угодно можно его оценивать, но это – глобальные процессы. Можно, конечно, изобрести шахматную доску, где будет не 64 клеточки, а 49, но боюсь, не получится – с нами никто не будет играть, потому что весь мир играет по другим правилам. Так и здесь. Мы можем противодействовать всему миру, но мы живем в то время, когда не все нам подвластно. Нельзя с помощью белорусского рубля обрушить доллар или евро, при всем желании это – не в нашей власти. Есть некий процесс, который происходит независимо от нас. Я не думаю, что молодежь нашей страны не волнуют проблемы их собственного будущего. Что значит «государством признанный диплом»? В спорте, в искусстве, в науке, где угодно еще есть иные формы признания. Не оттого, что мы сами себя восхваляем, другие должны об этом сказать. Гарвард не выдает государством признанные дипломы, но люди как-то устраиваются.

Что значит вообще образование в области гуманитарных и социальных наук? Образование может дать тот, кто причастен к интенсивным исследованиям, кто сам провоцирует знания. Если мы попытаемся обратиться ко всему постсоветскому пространству, то с трудом наберем крохотную горсточку тех, кто хоть в какой-то степени на самом деле причастен был к серьезному знанию в области социальных и гуманитарных наук, остальное – является сплошной фикцией. Где школы, направления? Где армия студентов из разных стран, которые едут изучать опыт наших бывших обществоведов? Где те, кто лихорадочно учит язык, чтобы читать их книги в оригинале? Это похоже на то, что вы приходите изучать химию, а вам предлагают алхимию. А речь идет о судьбах людей. Студенты, которым сегодня читают остепененные преподаватели разные курсы в области социальных и гуманитарных наук, полагают, что они получают знание. Но куда с этим знанием? Что с ним делать? Это большая беда. Это трагедия тех людей, которые верят в то, что они получают знания. Это фикция. Один из наиболее успешных итогов реформирования высшего образования – закрытие нашего университета.

«Там, где растет опасность, там возрастает и надежда»

– Я думаю, что такого рода затруднения, такого рода кризис, проблемы мобилизуют, они заставляют собираться с энергией для того, чтобы противодействовать этому. Потому что речь идет об элементарном человеческом достоинстве, профессионализме, элементарных нравственных принципах.

На вопросы «НМ» отвечает проректор ЕГУ Владимир Дунаев

ЕГУ – это, по-видимому, первый закрытый властями проект, который возродился…

– Я оспариваю формулировку вопроса. Он не закрывался. Была попытка его закрыть административно. Университет – это корпорация студентов и преподавателей. Закрыть корпорацию нельзя. Можно отнять лицензию, закрыть юридическое лицо, это они и сделали. Университет жив до тех пор, пока студенты и преподаватели нуждаются друг в друге. А даже если будет существовать 10 лицензий, но никакой потребности студентов и преподавателей друг в друге не будет, это уже и не университет вовсе. Поэтому было бы некорректно говорить, что университет был закрыт. Здесь он возрождается, то есть вновь обретает легальный статус, мы не начинаем с нуля. Он был и есть, и я думаю, что он может существовать как университет. Я полагаю, что университет  – это нечто не национальное, а наднациональное, интернациональное. Каким он был, таким он и продолжает существовать, развиваться в новых формах, обогащаться.

Будет ли это стационарное учебное заведение, как оно будет функционировать?

– Очень многое будет зависеть от того, как сложится с финансовой поддержкой со стороны Евросоюза, других доноров. Скорее всего, это будет традиционный регулярный университет face-to-face со стационарными и дистанционными формами обучения. Возможно, он будет развиваться, в том числе и как сетевой.

Вы планируете пригласить преподавателей, которые работали в ЕГУ в Минске?

– В штате у нас было 150 человек, сейчас работает 100. Состав преподавателей будет еще более интернациональным. Прежде всего, мы, конечно, пригласим литовцев. Фактически это уникальная возможность объединить интеллектуальные ресурсы двух стран. Надеюсь, что поддержим прежние контакты и наша команда будет международной, и в ней, конечно, белорусам найдется достойное место.

Как работать на Беларусь в Литве? Вы даете повод говорить, что ваши студенты – потенциальные эмигранты. С вашими дипломами их вряд ли возьмут на работу в Беларуси. А вы претендуете на отбор лучших…

– Возможно, и так можно истолковать. Но я бы назвал такое толкование злонамеренным. Именно потому, что мы не хотим отрывать студентов от белорусского контекста. Мы не хотим их отправлять в другие университеты, где они будут наверняка каким-то образом укоренены, и у них еще меньше шансов вернуться назад и работать в Беларуси. Другое дело – что значит не признавать? Есть формальное соглашение между Литвой и Беларусью о признании дипломов. Есть подписанная Беларусью Лиссабонская конвенция о взаимном признании документов о высшем образовании. Беларусь должна признавать дипломы о высшем образовании, выданные в странах-участницах конвенции. В противном случае это будет расценено как нарушение своих же международных обязательств. Хотя всего можно ожидать… Я не думаю, что студентов, которые будут здесь учиться, примут на работу в некоторые госучреждения. Но я и не уверен, что наши студенты будут туда стремиться. Хочет кто-то получить образование и европейский диплом – пожалуйста. Не стоит постоянно пытаться подыграть властям. И вряд ли стоит думать об этом и угождать тем, кто сегодня у власти в Белоруссии.

Президент Белоруссии говорил, что ЕГУ готовит элиту, и с возмущением добавил: «…а мы слуг готовим для этой элиты?»…

– Спасибо ему за высокое признание. Хотя понятно, что мы готовим элиту. Элиту, ориентированную на европейские ценности. И нужно отдавать себе отчет, что мы не думали сделать хуже или причинить зло тем, кто у власти. Мы просто выполняли свою миссию. И эта миссия состоит в том, чтобы готовить людей, которые могли бы опосредовать наши контакты с Западом, которые помогли бы установить глубокое взаимопонимание между Западом и Востоком. Это не потому, что надо было кому-то угодить или не угодить. Мне кажется, что когда мы пытаемся что-то делать, нужно исходить из нашей миссии, а не из каких-то достаточно случайных обстоятельств, привнесенных политическими контекстами сегодняшнего дня.

Как к новому проекту отнесется власть в Беларуси – вам безразлично?

– Нет, не безразлично.

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.