Нищета идеологии, или идеология нищеты*

Нищета идеологии, или идеология нищеты*

Поиск вменяемых и адекватных идеологических оснований дальнейшего существования наличного режима с недавних пор выступает областью пристального интереса для действующего руководства РБ. При мало-мальски компетентном подходе задача выглядит практически неразрешимой**:

а) Необходимо объяснить растущую изоляцию Беларуси в Европе, дополнив это соображениями о важности равноправного союза с Россией; неосуществимость последнего понимает, кажется, и сама власть, инициируя открыто антироссийскую пропаганду в отечественных СМИ.

б) Необходимо по принципу «все в хозяйстве сгодится» (иной – «не-совхозной» – логики у нынешнего руководства страны быть в принципе не может) задействовать в массиве государственной идеологии одновременно ценности либерализма, социал-демократии, консерватизма и коммунизма.

Так, А.Г. Лукашенко заявлял следующее: «черты либерализма в какой-то степени должны быть присущи и нам»; «наше поколение этого не знает, это не помнит, но прежние поколения жили, видимо, в условиях господства вот этого консервативного подхода в идеологии. И многие понятия не теряют сегодня своей актуальности. Надо быть хорошими консерваторами в хорошем смысле слова. Мы ни в коем случае не отбрасываем многие идеи идеологии консерватизма»; «провал социалистического эксперимента не означает смерть коммунистических идей. Они будут живы, пока жив человек, поскольку в их основе стремление к равенству и социальной справедливости. Не случайно социал-демократическую ветвь левого учения сегодня так чтят в Старом Свете» [1; 58, 63, 65]***.

в) Необходимо обосновать реальное пренебрежение к проблемам национальной культуры и к комплексу сопряженных с ней социально-гуманитарных дисциплин (всегда критичных по отношению к Власти именно в силу собственной компетентности).

С одной стороны, «смотрящий» за НАН Беларуси М. Мясникович отмечает: «Традиционный методологический аппарат, в основе которого лежит концепция объективности факторов развития общества, не позволяет вместить происходящие явления в устоявшиеся схемы, разработать реальный прогноз и дать рекомендации к действию в реальном режиме времени. В научных кругах возникает некая дискомфортность, теоретическая «неловкость» [2; 160]. То есть сам назначенец президента РБ признает, что марксистско-ленинская методология уже непригодна для адекватной оценки и прагматичного описания наличной ситуации. Это дополнено в нынешней Беларуси открытым волюнтаризмом высшего руководства, не желающего учитывать реалии и опыт внешнего мира, а также трагические уроки собственной истории страны.

При этом достижения советской власти в плане трансформации человека с «активной жизненной позицией» в бездельника и хапугу явились настолько впечатляющими, что М. Мясникович был вынужден подчеркнуть: «Старая система тем и была хороша для консервативных кадров, что управление и знания являлись стандартными и стереотипными. Новая рыночная система приемлема только для предприимчивых и динамичных субъектов. <…> Опыт свидетельствует, что предлагаемые или директивно доводимые сверху рекомендации или распоряжения весьма сложно, часто вообще безрезультатно реализуются в «низах» при преобладании там инертности, безразличия, безынициативности, иждивенчества и даже воровства и пьянства. И люди – носители этих качеств – таковыми становятся именно в силу условий, в которые они были десятилетиями поставлены. Это именно то бытие, которое породило адекватное себе сознание» [2; 15-16].

«С другой стороны, сегодня в Беларуси из 6 тысяч используемых технологий 79% относятся к традиционным, соответствующим III или IV технологическим укладам, 15,8 % – к новым и только 5,2 % – к высоким. В промышленности эти показатели еще ниже, они соответственно равны 87,3 %, 10,4 % и 2,3 % <…> В 2001-2002 гг. по сравнению с 1990-1991 гг. «инвестиции в сельское хозяйство уменьшились почти в шесть раз, а в науку – в десять» [2; 97].

Что способна предложить власть для спасения ситуации? Ответ мы находим у того же главы белорусской науки. Согласно М. Мясниковичу, «необходимо реформирование фундаментальной науки. Прежде всего, необходимо выделить те НИИ и другие, менее крупные научные коллективы – лаборатории, кафедры и др., которые решают научные проблемы на национальном уровне, т.е. такие вопросы, которые зарубежная наука решать не будет. К числу таких коллективов должен быть отнесен ряд научных подразделений гуманитарного профиля: фольклор, язык, социология, культура, экономика, право, а также естественные науки» [2; 155].

Знакомство с философией – традиционно нелюбимой советской властью, беспрестанно искоренявшей ее, – видимо, не вошло в номенклатурную специализацию М. Мясниковича, выступившего в данном контексте автором исследования об «инновациях». Тем более поражает следующее: в общей структуре расходов «на науку» в современной РБ на социально-гуманитарные исследования приходится величина порядка 1-2 %. Это – уже не катастрофа, это геноцид носителей национальной культуры.

г) Необходима – учитывая то, что государство прилежно повторяет исторический и цивилизационный маршрут коммунистической Кореи, – подготовка к провозглашению «бульбяного чучхе», т.е. программы «опоры на собственные силы».

Стремление же к «изобретению велосипеда» вместо компетентного осмысления исторических судеб государства и общества приучают авторов официозных идеологических моделей к работе в режиме «чего-с изволите?». Идет перспективная подстройка результатов наработок под любое мыслимое изменение ситуации. И здесь прикрытием служит самое простое: заклинания об «особенном белорусском пути», смысл которого доступен и постижим лишь одному, всем известному человеку. Так, в официозном сборнике «Идеология и молодежь Беларуси» отмечается: «Отдельные черты марксизма-ленинизма, либерализма, консерватизма в какой-то степени могут быть использованы при формировании идеологии экономического развития Республики Беларусь. Но наша экономика должна развиваться по собственному пути, в рамках присущих нам традиций, ценностей и целей » (выделено автором. – А.Г. ) [1; 297].

Весьма поучительными и показательными выглядят реальные процедуры выстраивания идеологических конструкций современными придворными мыслителями РБ. Не будучи способными превозмочь марксистско-ленинскую «закваску» безоговорочного преклонения перед хозяевами страны, надеясь избежать равноправной полемики с подготовленными оппонентами и, главное, откровенно халтуря, веруя в дилетантизм контролеров от власти, они преподносят и тиражируют идейную бессмыслицу. Фундаментальный ее смысл таков: «Наше дело – прокукарекать, а там – хоть не рассветай…». Важно удержаться у кормушки как можно более продолжительное время. Надеясь, что отвечать за духовное шаманство – не придется.

В целом:

1.) Предлагаются откровенные научные подтасовки и передергивания: «Согласно общепризнанной в отечественной и зарубежной научной литературе схеме восточнославянские племенные союзы после их политического объединения в рамках Древнерусского государства в течение XI - XII веков слились в единую древнерусскую народность, на основе которой с конца XIV века стали формироваться три братских народа (этносы): белорусский, великорусский и украинский». <…> В XV  – XVI столетиях «набирал силу процесс формирования этнического самосознания белорусов, который проявился главным образом в развитии родного языка, письменности, философской и социально-политической мысли, правотворчестве, национальных обычаях и традициях, приверженности населения православному вероисповеданию» [1; 28, 29 – 30].

Соответственно, в контексте нынешних отношений с Россией наша страна должна быть ориентирована на «совершенствование существующей суверенной белорусской государственности в границах воссоздаваемого в новой форме союзного государственного образования, где Беларусь должна сыграть важную историческую миссию на нынешнем этапе славянской истории и, естественно, на этой основе обеспечить свой всесторонний прогресс». И далее: «В современном глобализирующем мире подлинным политическим суверенитетом может обладать только блок государств, имеющих единый «цивилизационный знаменатель» – религию, этнические ценности, культурные модели, общезначимые сакральные центры, сходное понимание общности путей исторического развития. Именно такой основой … является союз с Россией» [1; 37 – 38].

Нелепость подобного просветительского хода очевидна. Навести ужас трансцендентной и непостижимой амбивалентностью русского характера, добавить немного «православного коммунизма» – и вся халтурная идеологическая схема налицо. Типичный вариант трактовки белорусской версии «восточнославянского пути» таков: «Трудолюбие и лень, деспотизм и доброта, бунт и смирение, коллективизм и персонализм, мужское и женское, христианство и язычество, аскетически-монашеское и безбожное, трудолюбие и праздность и т.д. – таковы противоположные начала русского характера. Комплекс раболепия (сервилизма), трансформированный от Востока, причудливо сочетался здесь с бунтарским духом, вечным стремлением к свободе» [1; 319]. И далее: «Для сегодняшней Беларуси такие коммунистические принципы, как коллективизм, патриотизм, социальная справедливость, высокий престиж образования, общественно полезный труд без расчета на материальное вознаграждение, моральное поощрение человека – вполне могут входить в идеологию современного белорусского общества» [1; 66].

Наконец, общий вывод как приговор: для белорусов характерны общие ценности с русскими: «коллективизм, стремление к справедливости, ориентация на общинные (евразийские), а не на индивидуалистические (западноевропейские) ценности существования. Для белорусов, как и для русских и украинцев, основным является не личность, а коллектив, общество с идеалами братской любви и солидарности» [1; 319].

2. ) Предлагается (даже в рекомендованных Министерством образования текстах) откровенная сумятица и мешанина в вопросе об идеологических приоритетах белорусского государства. Понятно, что так «легче избежать ответственности за творение рук своих». Но – есть же минимальный порог профессиональной этики.

Так в одном фрагменте сборника «Идеология и молодежь Беларуси» мы читаем: «Основные современные идеологии – либерализм, социализм, консерватизм…» [1; 19].

В другом разделе освещаются таковые «современные идеологические концепции и доктрины»: «либерализм», «консервативная идеология», «коммунистическая идеология» [1; 54 – 74].

В третьем же смысловом блоке речь идет уже об ином членении: к главным «идеологическим течениям» относят «либерализм», «консерватизм», «социал-демократию», «коммунизм» [1; 294 – 297].

Очевидна допустимость полемики в специальной литературе, но в границах обучающего пособия – возможна ли она? И почему никак не удается отмыть «социал-демократию» – корректное и респектабельное идеологическое течение – от «проказы» коммунизма?

Не случайно М. Мясникович, квалифицируя уровень подготовки отечественных идеологических творцов, сетовал на то, что «действия же властных структур, которые обязаны принимать конкретные решения, действовать в интересах страны именно в режиме реально возникающих угроз и возможностей, все чаще оказываются осмысленными и легитимизированными (отечественной социально-гуманитарной наукой. – А.Г. ) «задним числом». А иногда, к сожалению, это происходит и в обратном порядке» (2; 160).

3.) Так, авторы главы сборника «Идеология и молодежь Беларуси» особо акцентируют следующее: «Сегодня самое непродуктивное в строительстве гражданского общества – сомневаться в избранной стратегии развития Беларуси. Ключевой вопрос общественной и государственной работы – это идеологическое обеспечение стратегии развития Беларуси. (В тексте именно так: в стилистике повторяющихся сакральных заклинаний. – А.Г. ) Сегодня в Беларуси достигнута относительно слаженная работа общественных институтов и органов государственной власти, которая обеспечивает определенную стабильность в обществе и государстве. Но эта относительная стабильность непрочна, так как не закреплена единой идеологической практикой на всех уровнях, во всех общественных и государственных институтах ... Ясно сформулированная политика Президента А.Г. Лукашенко, обозначенный им вектор теории и практики идеологии расплываются и тонут в потоке идеологической сумятицы, а то просто попыток деидеологизации общественной и государственной работы» [1; 73 – 74].

Модель, предлагаемая государству Беларусь, понятна: самодержавие Цинь Ши-Хуанди, китайского императора глубокой древности. Философия – по природе своей критичная – возмущала его, он не переносил никаких сомнений в правильности избранной им дороги в Никуда. Времена – увы! – повторяются.

4.) Идет обоснование сомнительной мысли о том, что за белорусский путь – «дорогу в Никуда» – можно смело призывать людей, граждан страны, отдавать собственные жизни. «Источником потенциальной военной опасности может быть ряд межгосударственных противоречий политического, экономического, религиозного и иного характера, используемых для втягивания ее в военный конфликт. <…> При анализе источников военной угрозы Республике Беларусь необходимо учитывать и условия обострения внутриполитической обстановки, возникновение на этой почве конфликтов различной интенсивности, а также возможности вооруженного вмешательства извне под предлогом «защиты прав человека», «разведения конфликтующих сторон» и т.д.» (выделено автором. – А.Г. ) [3; 61].

Отдавая должное геополитическим переменам, автор – В. Ремезков, полковник ВС РБ, – констатирует: «Поменялась политическая ориентация всех государств Восточной Европы. Одна из основных целей сделанного ими выбора – прагматичная экономическая выгода. Причина же заключается в усилении зависимости благополучия стран Европы от степени интеграции в европейские системы политических и экономических связей. Сильнейшие государства в состоянии влиять на уровень этой интеграции, помогая угодным в развитии и, наконец, обрекая «изгоев» на отставание и деградацию» [ 3; 82 ] .

И – далее: «политика Беларуси выпадает из того контекста, который навязывается Западом, и препятствует реализации геополитических планов США в регионе. Именно наша республика может стать следующим объектом шантажа, угроз и давления. Кроме политических и экономических санкций, при определенных условиях возможно военное вмешательство во внутренние дела Республики Беларусь под любым предлогом («нелегитимности» Президента и Парламента государства, «подтасовок» и «фальсификаций» при проведении выборов, «нарушений прав человека» и т.д.). Одновременно возможно развертывание широкомасштабных террористических действий, будут проявляться некие «внутренние политические силы», готовые « взять на себя ответственность за прекращение бессмысленной конфронтации » (выделено автором. – А.Г. ) [3; 87].

А что же братский народ России? Полковник здраво предупреждает: «Внутренние проблемы в России (сепаратизм, затянувшаяся контртеррористическая операция в Чечне, неослабевающая власть олигархов и т.д.), отсутствие полномасштабного военного союза между Республикой Беларусь и Российской Федерацией, а также негативные политические процессы в самой Беларуси могут создать благоприятную почву для проведения уже планируемой в штабах НАТО агрессии на восток. <…> Возможны такие варианты развития международной обстановки, когда под давлением политических и экономических рычагов Российская Федерация не сможет оказать прямую военную помощь Беларуси» [3; 88].

Страну готовят к международной изоляции, признавая как данность грядущее ее обнищание и бесперспективность белорусской «экономической модели». Как пишет М. Мясникович: «В белорусской экономике возникает парадоксальная ситуация: одновременно с ростом реальных доходов домашних хозяйств, средней заработной платы и увеличением объема средств на счетах граждан в банках происходит неуклонное снижение эффективности использования как живого труда, так и других видов экономических ресурсов. Парадокс еще и в том, что именно стремление к повышению эффективности производства (получение максимальной прибыли при минимальных издержках) вынуждает хозяйствующих субъектов заменять высокоэффективный автоматизированный труд ручным и тем самым снижать производительность труда. Конечно, это возможно при ограничении давления импорта товаров и технологий» [2; 17].

Духовная нищета официальной идеологии современной РБ обусловлена тем, что это – «идеология нищеты», миропонимание временщиков, конъюнктурщиков и антипатриотов. Беларусь в составе СССР избежала «коммунистического Нюрнберга», но фарт для некомпетентности не бывает бесконечным.

----------------------------------------------------------------------------------------------

Примечания:

* Схожее название – «Нищета философии: реплика на книгу Прудона Философия нищеты » – впервые предложил К. Маркс в 1847 году по другому поводу, но по весьма схожей проблеме.

** Необходимо учитывать, что идеологические конструкты предназначены не для «простых людей», которым в массе своей абсолютно все равно, под какими лозунгами их ведут на «заклание» (как в данной ситуации). Национальные «элиты» же внимательно прислушиваются к подобным программам. Именно в последних определяется, «кто будет who » в наиближайшей исторической перспективе.

*** При цитировании в тексте дается указание на порядковый номер издания в данном перечне и на соответствующую страницу.

Цитируемые источники:

1. Идеология и молодежь Беларуси : Пособие / Под редакцией Л.Е. Землякова, С.Д. Лаптенка. – Мн.: Академия управления при Президенте Республики Беларусь, 2005. – 387 с.

2. Мясникович М.В. Инновационная деятельность в Республике Беларусь: теория и практика . – Мн.: Аналитический центр НАН Беларуси, ИООО «Право и экономика», 2004. – 178 с.

3. Ремезков В.И. Военные аспекты национальной безопасности Республики Беларусь . – Мн.: Изд. центр БГУ, 2004. – 100 с.

Метки