Призрак консолидации. Часть II.

Боже, помоги мне смириться с тем,
что я не в силах уразуметь.

Боже, помоги мне уразуметь то,
с чем я не в силах смириться.

Упаси меня, Боже,
перепутать одно с другим.

Старинная испанская молитва

В свое время местные политические зубоскалы, не упуская случая пройтись по экономической неполноценности Беларуси, называли собственную страну на манер «банановой» – «картофельная республика».

Сейчас такой эпитет можно было бы принять за комплимент. Дело в том, что за прошедшие годы РБ прочно рассталась с имиджем «картофельной» страны. Возможно, что мы по-прежнему потребляем этот клубень на душу населения больше всех на планете, но экспорт «второго хлеба» настолько мал, что понятие «белорусский картофель» осталось брэндом только для минчан в период заготовок на зиму.

К сожалению, когда вникаешь в белорусские социально-экономические и политические реальности, избавиться от «бананового» «привкуса» невозможно.

Мы сами не заметили, что страна за последние 10 лет совершила уже упомянутый выше знаменитый «латиноамериканский» замкнутый политический круг. Современный политический режим, придя в 1994 году к власти на волне отрицания наследников социализма, исторически мгновенно превратился в авторитарную псевдодемократическую власть, базирующуюся на «оголтелом» популизме. Первые 5–6 лет своего существования новая администрация занималась, с одной стороны, манипулированием собственностью, а с другой – обещаниями «честной» приватизации на благо всего общества. Попутно, с разрастанием специфического «президентского» сектора экономики и с сосредоточением лучшей и самой ликвидной части предприятий и собственности в руках практически одного человека, усилилось влияние «силовиков». Ведь кому-то надо было поручить охранять уже фактически «приватизированное».

С годами титул главнокомандующего занял почетное третье место после титулов президента РБ и председателя Высшего Государственного Совета СГ. Система управления постепенно насытилась отставными и действующими генералами. Более того, вокруг самого главы государства расположились шесть генералов, которые не только возглавляют ведомства, но и курируют целые направления управления страной (Администрация президента, КГБ, МО, КГК, республиканская прокуратура, МВД). С общения с этими генералами президент начинает свой рабочий день и с ними же подводит его итоги. Добавьте сюда примкнувшую к этому «штабу» пятибанкирщину – и перед Вами классическая латиноамериканская хунта.

Последствия известны – «железный порядок» при условии, что госсобственность, а фактически собственность, которая уже давно «арендована» этой же хунтой, неприкосновенна. Народ наслаждается «порядком».

Евгений Лобанович прав, привлекая внимание к опасностям, которые грозят стране, вставшей «на латиноамериканский путь развития, из которого выхода в круг высокоразвитых государств не существует». Но он ошибся адресом. К сожалению, мы сами давно живем в классической «банановой» республике, целиком завязанной на экономическую благосклонность могущественных соседей. Выхода в круг высокоразвитых стран для Беларуси действительно нет. И никто, кроме нас самих, в этом не виноват, как бы не хотелось возложить ответственность за наши беды на соседей. За независимую и оппозиционную (партийную) аналитику это преспокойно делала, делает и еще не раз сделает сама власть.

Кстати, со времен Древней Греции, с первого опыта реальной политической борьбы в ее полисах, была выведена универсальная политологическая формула, которая гласила, что тирана, захватившего власть в полисе, свергнуть внутренними силами невозможно. Поэтому греки в едином порыве объединялись против очередного «борца за народное счастье», сходились со всей Греции под стены несчастного города и проводили «санитарную» операцию.

Опыт XX века продемонстрировал, что эта формула верна и в наши дни. Даже с учетом того, что А. Лукашенко трудно назвать «тираном», но сама Беларусь никого не интересует, чтобы вкладывать деньги в ее «санитарную обработку». Убытки от существования авторитарного режима пока терпимы. Этим белорусская власть и пользуется. Пока. Но нет сомнений, что рано или поздно мировые элитные группы сядут за калькуляторы и, после скрупулезного анализа, придут к выводу, что убытки уже превышают необходимые инвестиции для решения «белорусской проблемы». Кому будет поручено эту проблему решить – дело второе. Ярким примером подобного «разруливания» является судьба Грузии.

До сих пор идут споры: в чьих геополитических интересах оказался состоявшийся в Тбилиси переворот – США или России. (Между прочим, что это наша оппозиционная аналитика так боится слова «переворот», заменяя его какими-то странными «революциями роз» и т.д.? Переворот – и в Африке переворот.) Споры эти наивные. Вопрос о судьбе грузинской администрации решался если не совместно, то параллельно, так как режим Шеварднадзе «достал» обе стороны. С момента, когда убытки от существования насквозь коррумпированной власти с абсолютно недоговороспособным и безответственным руководством превысили терпимые издержки, началась быстрая «раскрутка» нового лидера. Между прочим, к PR-акции М. Саакашвили оказались причастны и российские политики федерального уровня. Так что и «прижали» «серебристого лиса» практически совместно. Шеварднадзе в критический момент был вынужден даже к телефону припасть – звонил В. Путину и просил о защите. Все закончилось электоральным триумфом нового популиста.

Другое дело, что и США, и Россия не получили всего, что им хотелось бы от этого переворота, но на то и геополитические трения в этом взрывоопасном регионе, где основная схватка еще впереди. Однако эта борьба будет уже без Эдуарда Амвросиевича, чей политический режим, как совершенно верно отмечал В. Путин, хотя и «был демократическим», но одновременно славился умением балансировать на противоречиях геополитических интересов могучих соседей и заокеанской супердержавы. Кстати, на нашей почве такого рода и масштаба столкновения интересов супердержав нам пока и не снились.

Но вернемся к нашим авторам – господам Лобановичу и Романчуку. Вынося в различных формах «смертный приговор» российской экономике и самой России, как демократическому государству, и Е. Лобанович, и Я. Романчук особо остановились на социально-экономическом потенциале Республики Беларусь, который позволит ей, по их мнению, при проявлении политической воли, совершить рекордный скачок в рыночном реформировании своей экономики.

Залогом такого оптимизма является, на взгляд Я. Романчука, наличие в хозяйстве страны ряда позитивных «фундаментов», на которых в будущем возможно строительство белорусской экономики XXI века.

Работать с такого рода выводами оппонентов сложно по причине того, что, к сожалению, в нашей стране нет доступа к реальной статистике. Ведь зачастую, когда знакомишься с официальными цифрами, то просто диву даешься. Для примера, на этой неделе из ведомства госпожи Петкевич «вывалилась» (по-другому, извините, и не скажешь) информация, что за 2003 год в белорусскую экономику было инвестировано 3,2 млрд. USD (!), а в 2004 году нас ждет долларовое цунами в 4 млрд.USD. Фактически, такой объем инвестиций в 10-миллионную республику означает, что Беларусь занимает одно из первых мест на планете по инвестициям на душу населения – 320 USD в год. Для России, априори имеющей необъятный рынок и огромный потенциал экономического развития, такой уровень инвестиций, который мы вдруг «достигли», означал бы приход из-за рубежа 46 млрд. USD в год(!), т.е. чуть меньше, чем получает Китай!

За 3,2 млрд. долларов можно построить новый НПЗ или среднюю АЭС. Можно полностью в рамках одного года решить в стране жилищную проблему или проложить по суше газопровод до Туркмении. Можно много еще чего натворить, но ведь этого нет, как нет и источника, откуда бы это богатство свалилось. Не было и приватизации за иностранные деньги, чтобы можно было потом эти миллиарды перебросить в бюджет. Да и нам продавать за такие суммы нечего. Так что вроде бы мы имеем основания говорить, что из пресс-службы главы государства вылетела очередная информационно-пропагандистская «утка», если бы не некие обстоятельства, как такие инвестиции считаются. Поэтому мы просто обратим внимание читателя на статью известного белорусского экономиста Л. Злотникова «За нюансами статистики» («Белорусский рынок», 19.01.04 г.)

Так что и в отношении статистики, приводимой в подтверждение своих выводов господином Романчуком, мы применим еще и «житейский» метод, которым в свое время активно пользовались спецслужбы западных стран, которые могли по меню «Аэрофлота» рассчитать последний советский урожай.

Итак, первый «фундамент». Оказывается господин Прокопович настолько «профессионально» справляется с возложенными на него функциями Председателя Нацбанка, что «не допустил эмиссионного финансирования жилищного строительства и дефицита бюджета». Правильно, а зачем «допускать», когда в стране неуклонно ликвидируется бюджетное строительство жилья – строители два года подряд выполняют планы ввода площадей не выше 80%, а местные власти прекрасно освоились с ролью вымогателей своей «доли» от частных застройщиков. Им есть на кого равняться. Нет нужды напоминать, на чьи деньги строился крытый футбольный манеж, продолжается строительство Национальной библиотеки. Формально государственный бюджет, который должен, по идее, наполняться налоговыми отчислениями, был свободен от этих строительных трат. Однако эти строительные инвестиции напрямую связаны с переплатой потребителями за покупаемые товары предприятий – «добровольных» спонсоров. Государство не осталось в долгу перед местными «спонсорами» – белорусский потребительский рынок за несколько лет стал самым изолированным рынком Европы. В итоге за все платит покупатель из своего кармана. Напрямую и без всякого законодательного утверждения парламентом. А все навязанные незаконные выплаты имеют конкретное название – рэкет. В данном случае – государственный рэкет. Если это является «фундаментом» для структурных реформ, то совершенно понятно, в пользу каких структур.

«Недопущение эмиссионного финансирования дефицита бюджета» – заслуга не того же Петра Прокоповича, а белорусских налоговых и таможенных служб. Если суммировать спущенные им сверху планы (!) штрафов и конфискатов, то они удивительным образом совпадут с объемом бюджетного дефицита. Нет нужды объяснять, какой внушительный вклад в поднятие инвестиционного и транзитного имиджа Республики Беларусь «вносят» ее налоговики и таможенники.

Продолжим нашу экскурсию, которая естественно и плавно оказывается в сфере коммунальных платежей. Обратимся к «первоисточнику»: «Отдадим должное смелому решению Александра Лукашенко, который отменил давно нарушаемый правительством 50-процентный лимит на оплату населением затрат по ЖКХ. Хотя макроэкономический контекст для привыкания домашних хозяйств к мировым ценам на топливно-энергетические ресурсы был очень неблагоприятным, власти заложили фундамент для комплексного реформирования этой сферы в будущем» (Я. Романчук). В общем, еще один «фундамент» нашего будущего благосостояния, а пока – стоимость коммунального обслуживания приватизированной трехкомнатной квартиры (68 кв. м) при четырех проживающих за декабрь составила 96 000 расчетных билетов ведомства П. Прокоповича (без счета за свет). С привлечением сегодняшнего курса USD, выясняем, что за эти 68 «квадратов» придется выложить 45 USD, что, по неоднократно озвученному мнению жилищно-коммунального ведомства, чуть-чуть превышает 48-52% их реальной стоимости обслуживания. Короче, «спасибо партии родной…»

В виду того, что весь 2003 год наша страна получала природный газ, который идет и на коммунальные нужды, по ценам российского 5 ценового пояса, то сравнение с российскими коммунальными платежами за трехкомнатную квартиру идентичной площади где-нибудь в провинции (чтобы не было соблазна кивать на особые привилегии столичного жителя) было бы интересным. Итак, отправимся «в глушь, в Саратов» – в город Балашов Саратовской губернии.

В Российской Федерации принято ежегодно принимать специальное федеральное постановление о себестоимости 1 кв. метра жилья. Оно так и называется – «О федеральных стандартах оплаты жилья и коммунальных услуг на 200__ г.» Кроме того, местные власти закладывают в свои бюджеты определенную сумму на 10%-ную компенсацию коммунальных расходов населения. В итоге, коммунальные платежи за декабрь 2003 года (68 кв. м жилой площади трехкомнатной квартиры при том же количестве проживающих в г. Балашове) составили 800 российских рублей (27 USD), что является 90% от полной себестоимости коммунальных платежей. Следовательно, 100% стоимости коммунальных услуг составляет сумма 30 USD, согласно очередному годовому федеральному постановлению.

Любопытно, что если исходить из логики белорусских коммунальщиков, то 100% оплата трехкомнатной квартиры должна составить почти 100 USD при равной стоимости природного газа за 2003 год в двух соседних странах. Вот такой финансовый фундамент для «комплексного реформирования» белорусского ЖКХ! Так что еще раз «отдадим должное смелому решению Александра Лукашенко…» (Я. Романчук). Так шустро «отдавать» – никаких денег не хватит в народном кошельке. До каких уж тут «фундаментов» структурных реформ. С учетом того, что в Российской Федерации коммуналка активно приватизируется, то можно уверенно говорить, что в Беларуси государство никогда не откажется от такой монопольной «курицы», которая несет поистине «золотые яйца».

Следующий «фундамент» – белорусская внешняя торговля. Статистический анализ этого феномена практически бесполезен. Специалисты в данном случае понимают, что имеет в виду автор этих строк. Стоит только напомнить, что никакого «внешнеторгового прорыва» в 2003 году не произошло. В той же пропорции, в какой Россия получает сверхприбыли от экспорта нефти и нефтепродуктов, так же и Беларусь имеет неплохой «привес» от продажи нефтепродуктов, полученных после переработки все той же российской нефти, контракты на поставку которой до сих пор оценены в падающем долларе. «Цена на импортируемую нефть в 2003 году возросла со 101 до 130 долларов (за январь – октябрь), на 6,5% увеличились ее поставки» (Л. Злотников «За нюансами статистики», «Белорусский рынок», 19.01.04 г.)

Так что причина внешнеэкономического «бума» не в том, что в цехах наших «флагманов» экономики стало меньше алкоголиков, а в том, что за истекший год цены на нефть на мировых рынках выросли на 25%. А ведь каждый второй внешнеторговый доллар в Беларуси имеет характерный запах нефти. «…Улучшение условий торговли с дальним зарубежьем определялось в большей мере именно ценами на нефть и нефтепродукты (их доля в экспорте по данному направлению возросла на 6,3%, с 41,23% до 47,54%, а доля нефти и нефтепродуктов в импорте из России – на 3,4%, с 22% до 25,4%).

Отсюда следует, что повышение цен на нефть в большей степени улучшило условия торговли с дальним зарубежьем, чем ухудшило условия торговли с Россией» (Л. Злотников «За нюансами статистики», «Белорусский рынок», 19.01.04 г.). Беларусь – сырьевая страна.

Кроме того, слово «демпинг» очень знакомо «флагманам» белорусской индустрии. Всем хорошо известны истории с белорусскими ценовыми маневрами на рынке калийных удобрений, но в наибольшей степени белорусский демпинг процветает на мировых рынках изделий легкой промышленности, пищевой и автомобилестроительной.

2003 год стал практически первым годом, когда мы стали демпинговать и на российском рынке. Знаменитое «женское пальто с ламой за 95 USD» – предмет удивления вице-мэра Москвы господина Шанцева на Днях Беларуси в Москве – превратилось в своеобразный девиз нашего экспорта в столицу РФ (основной торговый партнер на российских просторах). Жесткое административное давление республиканских ведомств на пищевиков Минщины, Витебщины и Могилевщины, заставляет их отправлять на московские прилавки продукцию по ценам ниже московских на 20-30%!

Прежде всего, это относится к поставкам белорусских мясокомбинатов, которые, естественно, издержки от такого «московского оброка» переносят на цены продукции для местного рынка. Эту странную внешнеэкономическую тенденцию отмечают и экономисты: масло животное, себестоимость которого превышает 2 доллара, продается в Россию по цене менее 1,7 доллара за килограмм. Надо полагать, что убыточен экспорт практически всей мясомолочной продукции (Л. Злотников «За нюансами статистики», «Белорусский рынок», 19.01.04 г.). Так что именно белорусский покупатель оказывается не только в роли спонсора «великой дружбы» А. Лукашенко и Ю. Лужкова, но и в роли благодетеля московских бомжей, которые буквально караулят поставки белорусского мясного «демпинга», скупают его оптом, чтобы затем перепродавать по всей столице РФ. Но как говорит Я. Романчук, «рост экспорта готовых пищевых продуктов в 2003 г. в Россию – примерно на 36%, в т.ч. изделий из рыбы и мяса – на 90%…» В общем, еще один «фундамент».

Со школьной скамьи мы помним, что нет более политизированной сферы экономики, как внешняя торговля. Имиджевые поставки допускают и высокоразвитые страны западной демократии. Но если мы говорим о росте экспорта именно потребительских товаров, то стоит пройтись по белорусским оптовым рынкам и обнаружить, что, начиная от макарон и кончая чугунной ванной – все это добро вовсе не белорусского производства. Сомнительно, что это встречный демпинг. Поэтому, когда мы встречаем утверждения, что «новые модели тракторов, грузовых машин, телевизоров и холодильников, а также мясных и молочных изделий, мебели, обуви и одежды наконец-то стали более активно продаваться на традиционном для нас российском рынке» (Я. Романчук), то стоит обратить внимание на слово «наконец-то», которое никак не связано с ростом производительности труда и качества продукции, а в большей степени с использованием административного ресурса в целях не только сохранения сектора на рынке соседнего государства, но и решения имиджевых задач. «За 10 месяцев 2003г. условия торговли опять изменились не в пользу Беларуси: средние цены на экспортируемые товары увеличились на 12,1%, на импортируемые – на 12,5%. Таким образом, падение эффективности экспорта вынуждает белорусов отдавать все больше своих товаров взамен на одно и то же количество импорта (в натуральных измерителях).

В 2003г. за объем импорта 1995 года пришлось отдать своих товаров почти на 1 миллиард долларов больше, чем в 1995 году». ( Л. Злотников «За нюансами статистики», «Белорусский рынок», 19.01.04 г.).

Обольщаться насчет неожиданно скакнувшего вверх качества нашей продукции не стоит, так как лучше всего спросить об этом качестве специалистов тамбовского завода «Ревтруд», которые, получая прямо с минского конвейера «газпромовские» трактора МТЗ, начинают их буквально раздевать, меняя блоки и детали на однотипные, но других производителей, чтобы довести до более-менее приемлемой предпродажной кондиции. Неплохо поинтересоваться мнением мастеров по ремонту наших холодильников, телевизионщиков «Космос TV», которые отказываются подключать к кабельной сети белорусские телевизоры и т.д. Список можно продолжить… если бы не контрабанда.

Напоминаем ситуацию 2002 года. В том славном году Беларусь произвела на своих сахарных заводах 150 тыс. сахара – запомним эту цифру. Причем только часть этого сахара была изготовлена из собственного свекольного сырья. Страна, как и в прошедшем 2003 году, активно завозила тростниковый сахар-сырец. Но при этом Беларусь в 2002 году завезла в Россию 313 тыс. тонн сахара, т.е. больше чем в два раза, чем произвела. Стоит отметить, что в то время Россия предоставила Беларуси квоту на ее собственный, исключительно белорусского производства сахар. Так откуда сахарок? Вестимо, с Украины. Между прочим, из Украины и металл, и многое другое, что перекачивается через белорусскую территорию на российскую, попутно получая белорусские документы. Как будем учитывать экспорт – импорт?

К сожалению, в условиях государственного монополизма, изжить все эти цифровые болезни невозможно. В том и заключается вся причудливость экономического и политического строя Республики Беларусь, где на политическом уровне мы видим стандартную хунту во главе с авторитарным лидером, а в экономике – классический государственно-олигархический строй с монополией всего одного олигарха. Стоит отметить, что этот экономический мутант социализма и капитализма не что иное, как глобальное общенациональное чеболи.

Ведь Я. Романчук, в принципе, в своей статье двигался в теоретически верном направлении. Он пытался подметить те моменты позитивного развития, которые характерны для крупных корпоративных систем и которые, по идее, рано или поздно должны проявиться и на белорусском экономическом натюрморте. Так, во всяком случае, показалось автору этих строк.

Действительно, чеболи – это причудливая олигархическая форма организации капиталистического производства на базе как государственной (хотя бы на первом этапе своего зарождения), так и частной собственности на средства производства. На практике – это группы формально самостоятельных предприятий, банков и торговых фирм, которые на самом деле контролируются конкретной финансово-политической группировкой – «семьей». «Семья» и осуществляет единый административный и финансовый контроль. Более того, стоит отметить, что чеболи – структуры «парниковые» и им не вырасти без поддержки государства и системы льготного финансирования. Именно они и являются главными потребителями всевозможных льгот и преференций. Все это применимо к белорусской реальности на 100%.

В Корее чеболи явились порождением диктаторских режимов, которые терзали эту страну в течение десятилетий. Именно чеболи оказались единственно возможной формой капиталистического производства в условиях авторитаризма. Подбрось в этот коктейль советского опыта и получишь «белорусскую экономическую модель».

По идее, чеболи на нашей почве должны были проявить, прежде всего, свои положительные качества: быстро осваивать новые отрасли производства (вот и автобусы, к примеру, освоили), привлекать инвестиции и использовать новейшие иностранные технологии, переподготовить менеджерские кадры, в случае необходимости – быстро концентрировать финансы для реализации крупных стратегических проектов. Но в полной мере этого не получилось. Зато в максимальном объеме проявились проблемы, присущие этим объединениям: распыление по чрезмерному количеству направлений бизнеса (здесь же и импортозамещение), рост кредиторской задолжности, низкая эффективность новых проектов, носящих зачастую имиджевый характер, «парниковый эффект» от закрытия властями местного рынка от зарубежной конкуренции, слабость или реальное отсутствие развитого фондового рынка, кулуарные «телефонные» решения стратегических задач в сфере инвестиций, пренебрежение интересами акционеров («золотая акция»). Почему так произошло? Дело в том, что у нас одна чеболи – глобальная монополия, которая к тому же полностью срослась с государственной властью. «Гниет» чеболи – «гниет» и страна.

Так что состоявшееся 16 января в Администрации президента РБ совещание по проекту указа президента по расширению сферы применения «золотой акции» не просто связано с решением срочных оперативных задач – окончательно похоронить идею создания газового СП с РФ, но и полностью находится в русле упрочнения позиций этой единственной монопольной белорусской чеболи. Поэтому несколько забавно смотрятся надежды господина Лобановича на то, что «…мы еще не утратили возможность провести нормальные политические и либеральные экономические реформы, честную приватизацию…» О какой такой «приватизации» речь идет? Давно все уже приватизировано. Зато Я. Романчук пошел еще дальше: «Сергей Сидорский, неоднократно демонстрировавший несогласие с российской экспансией капитала, наверняка будет лоббировать реструктуризацию с предоставлением пакетов акций для менеджеров высшего звена…Директорам послали четкий «мессидж»: вы можете стать участниками большой имущественной игры, а не просто сторонними наблюдателями на пиршестве иностранных, преимущественно российских дядек». Надо понимать, что превращение президентом «золотой акции» в настоящую «пулю» киллера для приватизации и явилось этим самым долгожданным «четким» «мессиджем» для директоров.

Но вернемся к сути нашей публикации. Вопрос в данном случае звучит так: что заставило видных деятелей белорусской оппозиции вдруг стать приверженцами «белорусской экономической модели», публиковать фантастические прогнозы о неких будущих прорывах и «стартах», сознательно идти на то, чтобы вся «желтая» государственная пресса и БТ твердили о том, что «… поддержка… политики Президента – тенденция, свойственная всему белорусскому обществу, включая оппозицию, которая все бойчее заявляет о своем желании работать с властью» (О. Тарасевич. Понаехали тут… «Обозреватель», № 2 (72), с. 3.)?

Может быть, «собака зарыта» в опыте участия белорусских политтехнологов в думских выборах? В страхе перед наступающим русским нацизмом? Вот об этом и поговорим.

Benefacta male locata malefacta arbitror.
(Благодеяния, оказанные недостойному, я считаю злодеяниями).

Марк Туллий Цицерон

 

Продолжение следует

Метки