Кризис системы образования Республики Беларусь – 2

Учебные заведения всей республики просто изнывают от вала совершенно оторванных от практики «методических рекомендаций», поправок в учебные программы «специалистами-методистами», не проработавшими в вузе ни дня, инструкций и много другого. На словах декларируется  борьба за сокращение документооборота и дублирующих форм отчетности, война с бюрократизмом, но ежегодно «лишние документы» появляются в новом, распухшем втрое, виде. Видимо, нужен некий инновационный меч-кладенец. Если бы штат всех этих методических контор задействовать с пользой для народного хозяйства, то можно было бы не строить АЭС.

О РИВШ можно говорить долго. Известно заведение также курсами повышения квалификации. Ведут их сомнительные «специалисты» (с точки зрения авторитета в научно-педагогической среде, цитируемости работ за рубежом и т.д.), получая неплохие деньги за лекции с массой ошибок. Данная контора также является «хлебной лавкой» чиновников Минобраза. Никто и никогда из обучаемых не видел этих бонз нарпросвета в аудитории, но регулярно – в бухгалтерии и на корпоративах. Наверное, это основная причина, по которой данное учреждение существует до сих пор. Кроме того: в подобные «шарашкины конторы» пристраивают своих бесталанных отпрысков выдающиеся родители.

Популярным медийным жанром в РБ являются «разоблачения КГК». В 2007 г. ведомство З. Ломатя провело проверку состояния белорусской науки. Отчет опубликован не был – видимо, по причине скандальности и фигурирования ряда «светил белорусской науки». Но был организован «слив» фрагментов документа. Как и следовало ожидать, были выявлены приписки, имитация научно-исследовательской деятельности, плагиат и прочие «прелести» вплоть до банального воровства средств. Разумеется, за нецелевое расходование средств, воровство и т.д. должен кто-то ответить. Судя по публикациям, главные виновники такого печального положения вещей – аспиранты, численность которых решено сократить. [1]

Добавить к факту, как говорится, сложно. Однако: вскоре после скандального разоблачения госконтролерами наперсточников от науки преподавание логики, культурологии, этики, эстетики и т.п. вычеркнули из программ подготовки юристов (или существенно сократили часы) – в Академии МВД, Белорусском институте правоведения и др. вузах. Видимо, что-то опасное нашли в данных дисциплинах для будущих правоведов-правоохранителей, сократив попутно весь «соцгумблок» в университетских программах.

Однако поднятые КГК проблемы по-прежнему остаются острыми. Фактически, научно-исследовательские работы (НИРы) всегда были кормушкой вузовского начальства. В советские времена посредством НИРов проводились эксперименты в естественных науках, результатами были многочисленные открытия и практические рекомендации для народного хозяйства. В гуманитарных вузах временными научными коллективами (ВНК), отрабатывавшими НИРы, писались учебные пособия – надо ведь было как-то обосновать «довесок» к аспирантской стипендии или научному руководству солидным фронтом работ (помимо «горловых») для доцента или профессора, расход средств на оборудование лабораторий и т.д. С кон. 80-х гг. финансирование науки стало сокращаться – оборудование во многих вузах и НИИ осталось с тех лет. Но, что любопытно: НИРы исправно выполнялись. Их стало меньше, практических результатов тщетно дожидалось народное хозяйство, но деньги уходили. [2] КГК поднял закономерный вопрос: если нет результата не только во внедрении, но даже в разработке, то как назвать получение далеко не скромных сумм членами этих ВНК, руководителями НИРов?

Скажем прямо: речь идет о банальном воровстве денег налогоплательщиков. Понятно, что проректор лично в НИР не участвует – он ставит свою подпись под тем, что (в лучшем случае) делает 2-3 аспиранта, а то и вовсе лепится на скорую руку компиляцией из дипломных работ, архивных документов по НИР полувековой давности или шинковкой публикаций в Интернет. Понятно и то, что проректор или ректор получает совершенно иное вознаграждение за свой «нелегкий труд», нежели аспирант. Очень часто о существовании каких-либо НИРов аспиранты и преподаватели узнают случайно – когда им надо оформить документы к предзащите диссертации. И тут выясняется, что Высший аттестационный комитет (ВАК), присуждающий ученые степени и звания, требует привязки диссертационного исследования к НИР. Соискатель степени тупо вписывает регистрационный номер НИР в свой аспирантский план и Общую характеристику работы, а научный руководитель – фамилию аспиранта в один из отчетных документов. На практике: деньги на НИР остаются в «научном секторе» у университетских чиновников, оплату труда получает руководитель НИР и куратор (проректор, ректор, декан), а аспиранты и сотрудники кафедр – ничего. Естественно, что «на дядю» работать никто не желает, поэтому в вузах просто процветает плагиат, наукообразная халтура, лживая имитация научно-исследовательской деятельности. Налогоплательщику – тому же преподавателю или аспиранту в роли «туляги» – просто ничего не остается делать, как финансировать «горлохватских» и методистов «научного сектора» вуза из своего дырявого кармана.

Но перекачка бюджетных средств посредством лже-НИРов в карманы «паразитов от науки» – полбеды. «Подписывая» сотрудников вуза исполнителями НИРов, реально участвующих в учебно-педагогическом процессе (преподавателей, доцентов, профессоров), наносится удар по самостоятельным исследованиям профессорско-преподавательского состава. Т.е. фактически крадется время, предназначенное на написание и обновление лекций, подготовку к семинарским занятиям, руководство производственной практикой и т.д.

Речи не идет о том, что все НИРы – стопроцентная коррупционная схема, выкачивающая силы интеллигенции в песок, а деньги налогоплательщиков – в карманы жуликов. Безусловно, вузы могут вносить свои посильный вклад в развитие науки, чему яркое свидетельство – советский и современный зарубежный опыт. Дело в другом: в современных условиях вышеописанная ущербная схема является обузой образовательного процесса в вузе. Вузовские НИРы и аналогичные, выполняемые по смежным темам в НИИ, имеют различную результативность. Проблема в том, что нет прозрачности данного процесса, гласности в обсуждении принимаемых решений и достигнутых результатов в вузах, публичного контроля за использованием бюджетных денег. Поэтому белорусские вузы обречены на нищету и деградацию, а зарубежные (при сопоставимом финансировании) – очень уверенно смотрят в завтрашний день.

При этом отсутствует возможность получения зарубежных грантов. Понятно, что большая их часть шла на финансирование оппозиционных структур. Но выплеснуть с водой и ребенка – это в белорусских традициях. Фактически выделение грантов было огосударствлено до келейщины (схема Академии наук РБ), а все виды помощи из-за рубежа – обложены жуткими налогами, что ставит крест на любом самостоятельном научном проекте. Своей же базы негосударственные коллективы не имеют. Т.е. перспектив вырваться из удушающих объятий чиновника у белорусского ученого нет.

Кризисные явления в экономике вынуждают ректоров «ведущих» и провинциальных госвузов озадачивать подчиненных поисками зарубежных грантов. Однако потенциальные спонсоры не видят смысла оплачивать нуворишский кич. Например, представители одного германского вуза, посетив здание ректората БГУ, отделанное с пола до потолка резным дубом и богемским хрусталем, иронично поинтересовались: не окажет ли им помощь БГУ…

Не остановят псевдонаучный фарс ни органы госуправления, ни инструкции и приказы, пока университет не станет университетом, а научный коллектив не займется собственно научными исследованиями. Не помогут ни проверки КГК, ни более смешные ревизии Минобраза. Проблема в том, что забюрократизированность науки и высшей школы порождает воинствующий обскурантизм и коррупцию, следствием чего является контрпродуктивность всей системы. Таким образом, проще говоря, наносится удар прямо в мозг будущих поколений.

ВАК с 1994 г. он пытался приобрести самостоятельность и авторитет. Однако крен к тотальному госбюрократизму, к туркменизации науки и образования не смог обойти стороной и данный орган. Если не пересказывать откровения академика А.Войтовича [3],  то можно сослаться хотя бы на такой странный эффект деятельности ВАК: белорусские соискатели ученых степеней активно защищают свои диссертации в России [4], в Польше и еще более дальнем зарубежье, часто там и оставаясь. Никто не желает преодолевать унизительные преграды, созданные ВАК. Едва ли основная вина за такое положение вещей в науке и отношение к ученым лежит на членах Экспертных советов ВАК. Хотя и на них тоже, т.к. соучастие в бальзамировании советской системы они приняли самое непосредственное.

«Заворачивая» огромное количество псевдонаучной халтуры, одобряя действительно достойные внимания работы, члены ВАК не добились увеличения количества последних. Более того: ими буквально на пустом месте созданы все условия для того, чтобы коррупционная схема ограниченного круга «ваковских изданий» не давала возможности развернуться дискуссии, опубликовать результаты исследований без «прогибов» и «подношений». По работе не столько Экспертных советов ВАК, сколько «околоваковской братии» периодически «возникают вопросы». Например, по конфликтам «научных» кланов, включающих в себя остепененных гордецов как из состава ВАК, так и вузов, НИИ, Минобраза, АН. На кону «разборок» – присуждение ученых степеней и званий, грифование учебников и многое другое. Естественно, жертвой боев петухов на навозной куче становятся белорусская наука и образование.

Таким образом, находит свое объяснение странный феномен белорусской интеллигенции, выражающийся в стремительном старении остепененных ученых. Наблюдается «провал зрелого возраста» – т.е. кандидатов наук и специалистов высших категорий в науке, образовании, медицине, промышленности и т.д. Речь идет о наиболее продуктивном возрасте – 35-45 лет. Не смотря на повышение аспирантских стипендий до уровня зарплат преподавателей ведущих вузов, происходит недобор в аспирантуру выпускников вузов. Нет ничего удивительного в старении среднестатистического аспиранта – бывшие начальники (депутаты, чиновники высшего и среднего уровней) на старость лет поступают в аспирантуру. Сложно сказать, насколько они успеютреализовать себя.

Помимо отсутствия условий, обеспечения полноценных исследований (отдельные научные коллективы – не показатель), имеется проблема научного руководства проектами инновационных разработок. [5]  Таким образом, отставание науки в целом предопределено также кризисом кадров, сверхскудным финансированием, падением престижа научной работы как таковой.

Специфической чертой системы образования РБ является принуждение педагогических работников к получению ученых степеней помимо их воли и способностей. Ведь очевидно: не каждый ученый – хороший педагог, как не каждый учитель способен внести заметный вклад в науку. Но бюрократы от науки буквально заставляют под угрозой сокращения небесталанных педагогов имитировать научный поиск, а остепененных ученых – наступать на собственное горло, переступая студенческую аудиторию. Такое положение вещей во многом объясняется обскурантизмом руководителей и нищетой подчиненных.

Т.о., степени являются своеобразным аналогом «хлебной карточки блокадника». Белорусская наука действительно оказалась в блокаде. Причем, по своей же собственной инициативе, не желая широко демонстрировать бездарность чиновничества от науки, инертность корпуса белорусских докторов наук, отсутствие новшеств и инноваций на всех уровнях.

Едва ли где-нибудь в мире присуждение ученых степеней и званий столь явно формализовано и завязано на ритуал, формализм, «понятия», как в Беларуси. Нам ничего не известно о ВАК Австрии, о «Перечне научных рецензируемых изданий для опубликования диссертационных исследований» («ВАКовский список журналов») США или Франции. В Республике Беларусь пошли другим путем: не научное сообщество определяет, достоин соискатель или нет ученой степени, а государственный орган, подчиняющийся напрямую президенту.

Впрочем, формальная «жэстачайшая» строгость в присуждении научных степеней и званий с лихвой компенсируется нелепостями на практике. Например, ряд белорусских вузов может «похвастаться» наличием заведующих кафедр, «профессоров» и «доцентов» вообще без научных степеней (Академия МВД и др.). Ряд факультетов возглавляют кандидаты наук – в приличном российском вузе должность завкафедрой предполагает докторскую степень. Путаницу усугубляет не только получение степеней у российских ОО или ООО, но и наличие в РБ помимо ученых званий «профессор» и «доцент» (присуждаемых ВАК) точно таких же должностей на кафедрах вузов.

Как и в России, и в некоторых других постсоветских странах, ВАК РБ решает, какая публикация научная, увязывая данное решение не с содержанием статьи, а с местом ее опубликования – т.е. узким кругом афиллированных с государственными органами или вузами журналов. Проще говоря: старинную сентенцию «не место красит человека, а человек – место», ВАК РБ понимает прямо противоположно. Следуя этой логике, самый нелепый текст, опубликованный в «ваковском журнале» следует отнести к научным текстам, а проблемную статью ученого-экономиста в журнале для бизнеса – к ненаучной публицистике.

Добавим также, что из около сотни «ваковских журналов» большинство издается раз в квартал, а то и реже. Типичный контент номеров таких изданий – официоз, не имеющий прямого отношения к научной проблематике, краеведческие зарисовки из различных отраслей. Около половины номера могут наполнить аспиранты и докторанты – за возможность опубликоваться (т.о. - выйти на защиту диссертации) разворачиваются настоящая интрига. Здесь и давление на главных редакторов «сверху», и подношения авторов, и звонки троюродных деверей из родной деревни… Типично коррупционная схема, созданная искусственно, и выгодная узкому кругу кормящихся от науки.

Однако, не смотря на «бурю в стакане», ударный труд методистов из РИВШ, Национального института образования и прочих «контор», не замечено международного признания белорусской науки. Из нобелевских лауреатов памятен лишь закончивший элитную минскую школу и уехавший в Москву Ж.Алферов, получивший данную авторитетную награду в качестве россиянина.  

Именно желание скрыть от широкой огласки реальное положение дел в белорусской науке обуславливает малозаметное присутствие белорусских ученых на международных конференциях, а когда таковое происходит, то часто случаются конфузы, а то и откровенно позорные сцены. По этой же причине в РБ проводятся не полноценные международные форумы по педагогике или проблемным вопросам других отраслей наук, а локальные междусобойчики без приглашения иностранных светил. Процент международных конференций с заметным участием экспертов из дальнего зарубежья – ничтожно мал, как и представительство белорусских ученых на авторитетных международных форумах. Завсегдатаи проводимых в РБ «международных научно-практических» мероприятий в лучшем случае встретят нескольких аспирантов или профессоров российских, украинских и (вот оно – признание дальнего зарубежья) польских вузов.

Очевидно: неприятно признать заметное отставание в науке и исследовательской практике при переизбытке «ряженых». Например, каково будет председателю президиума АН Белоруссии М.Мясниковичу признать регресс в химии и физике, а руководителю Минздрава В.Жарко – в акушерстве и гинекологии? Они ведь отчитались за прогресс и инновации, освоив (модное слово) бюджетные деньги. Отсюда и победные реляции в СМИ. «Перестраивая здравоохранение, мы превзойдем Германию уже через два года по результатам», - отметил Александр Лукашенко в интервью в интервью западноевропейским СМИ. [6]

Цитируемость белорусских ученых в авторитетных международных научных изданиях ничтожна. Мировая научная элита не ссылается на белорусских авторов, студенты дальнего зарубежья не раскупают учебники белорусских педагогов как горячие пирожки. Возможно, по причине отсутствия заслуживающих внимания научных монографий на английском языке (как-никак, основной язык международного общения). Равно как и переводные издания – не частые гости белорусских академических издательствах.

Все взаимосвязано и, естественно, отражается на рейтингах вузов РБ, специализированных научных учреждениях. Ни один из них – ни «ведущий» Белгосуниверситет, ни Академия управления при Президенте РБ, ни какой-либо другой никогда не входил в мировые ТОР-100. Даже во второй сотне рейтингов ведущих вузов мира не найти ни одного белорусского вуза. Возникает вопрос: на сколько адекватны заявления министра образования и других высокопоставленных чиновников о «европейском уровне» или признанном качестве? Может быть, дело в ангажированности составителей рейтингов? Или в их методиках?

Даже «китайские товарищи» не поместили БГУ в ТОР-100 ведущих вузов мира. Почему – прекрасно знает не только бывший его ректор В. Стражев (до ректорства – министр образования, ныне – руководитель Института БГУ им. Конфуция). Подоплеку понимает каждый, познающий суть системы подготовки научных кадров в РБ.

Пора, наконец, осознать простую вещь: страна, в которой в которой учителю и врачу платят меньше, чем полицейскому – обречена. Это полицейское государство, [7]  а не «социально ориентированное». Если и может идти речь при данном раскладе об инновациях, то только в контексте деградации.

[1] КГК недоволен белорусской наукой // TUT.BY / Новости - 23 января 2008 http://news.tut.by/101959.html  
[2] Романчук Я. Br172 млн. на автофургон. Инновации. Версия Минторга. //  БелГазета. - № 32 [551] от 14.08.06 - http://www.belgazeta.by/20060814.32/040240241/; Силиконовая долина Беларуси. Протезы или «мозги» // Научно-исследовательский центр Мизеса - 12.05.2006 - http://liberty-belarus.info/content/view/1027/49/
[3] Сайт академика А.Войтовича: Александр Павлович Войтович - Главная http://www.voitovich.org/
[4] Родной брат Ирины Абельской работает над докторской диссертацией // Народная Воля - Навiны - 19.12.2008 - http://www.nv-online.info/index.php?c=nw&i=23651 ; ВАК впросак // Научно-исследовательский центр Мизеса - 11.05.2006 - http://liberty-belarus.info/content/view/784/48/
[5] Белорусская наука: омут или взлет? // Научно-исследовательский центр Мизеса - 07.04.2006 - http://liberty-belarus.info/content/view/469/48/ ; Миф кремниевой долины // Научно-исследовательский центр Мизеса - 10.05.2006 - http://liberty-belarus.info/content/view/745/46/
[6] Беларусь выполняет важнейшие функции на благо всей Европы - А.Лукашенко - Интервью Президента Беларуси газетам "Файнэншл таймс" и "Франкфуртер Альгемайне Цайтунг" - Главные новости - Новости Беларуси: политика, бизнес, спорт, фото, отдых // Белорусское телеграфное агентство / 23.09.2008 21:48 http://news.belta.by/ru/main_news?id=280121 ; http://www.kreml.org/interview/192745368
[7] Белорусским милиционерам выплаты за звания повысят почти в 3 раза // TUT.BY / Новости - 9 октября 2008 - http://news.tut.by/society/118790.html ; Гриневицкая О. Каждому майору по отдельной квартире // Народная Воля -19.12.2008, №193-194 - http://www.nv-online.info/index.php?c=ar&i=12364

 

Обсудить публикацию

 

Метки