Еще один урок?

В мире нашей прессы произошло событие более чем неординарное. Власти как будто решили дозволить «Народной воле» печататься в минской типографии и вернуться в каталоги «Белсоюзпечати» и соответственно – в газетные киоски. Последнее – возвращение в подписку и государственную продажу – касается и «Нашай Нiвы».

Причина этой уступки режима  очевидна. Скверная экономическая ситуация в стране заставляет высшее начальство идти навстречу пожеланиям и рекомендациям Европейского Союза, направленным на некоторую либерализацию ситуации. Чувствующий себя очень неуютно в политической изоляции, рассчитывающий на западные экономические преференции, режим вынужден играть в некие либеральные, а точнее в псевдолиберальные, игры. В результате этих игр был выпущен из тюрьмы Козулин и еще несколько политических узников. Теперь вот вроде жест в сторону свободы слова.

Примечательна реакция, которую вызвал этот жест у некоторых наших публицистов из демократического лагеря. Ирина Халип, упреждая возможную чересчур буйную общественную радость по поводу признаков некоей «демократизации» и откупоривания шампанского, призывает «не спешить пить» и выставляет власти суровый и справедливый счет:

«Может быть, Лукашенко стукнул по столу и велел открыть все те газеты, которые сам же и закрывал через суды?
Может быть, он приказал выплатить их издателям убытки?
Может быть, он потребовал от всех губернаторов, чтобы с завтрашнего дня региональные независимые газеты лежали во всех киосках, а почтальоны разносили «Газету Слонимскую» в каждую крестьянскую избу?
Может быть, он признал незаконными десятки судебных приговоров журналистам?
Может быть, он приказал расследовать наконец исчезновение Дмитрия Завадского?
Может быть, он разрешил FM-вещание «Еврорадио», «Рацыi», «Свабоды»?
Может быть, он уволил правительство за то, что для просмотра «Белсата» нужно специально покупать «тарелку»?
Может быть, он потребовал от «палатки» завтра же принять новый закон о печати, который позволит свободно открывать новые газеты?
Может быть, он хотя бы собрал всех журналистов, которые остались безработными после закрытия независимых газет, и пал ниц, прося прощения, как героиня Чуриковой в «Ширли-мырли»: «Прости меня, Васенька, дуру грешную!»?..»
Этот счет можно продолжить Например, так:
«Может быть, он приказал «Советской Белоруссии» превратиться в негосударственное независимое издание, а Белорусскому телевидению учредить независимые каналы?»
«Может быть, он приказал увенчать государственными премиями лучших публицистов сайта «Хартия-97», «Народной воли», «Нашай Нiвы»?

Помнится, в одном из выступлений Ирины Халип я прочитал лаконичную характеристику: «Мы живем в условиях диктатуры». Не ручаюсь за абсолютную точность, но смысл передаю.
Вот и хочется спросить коллегу: «Если это так (насчет диктатуры, а это безусловно так), то откуда такой максимализм? Откуда эти требования «открыть все закрытые газеты», «принять новый закон о печати», отменить «незаконные приговоры десяткам журналистов» и т.д.?

У нас что – произошла демократическая революция? Смена власти?

Да кто же спорит с тем, что завтра в киосках снова могут остаться только «Японские кроссворды»? Еще как могут!

Но ведь есть же и реальный факт! Режим отступил. Уступил. Назовите это как хотите. Но уступка налицо.

Можно бросить упрек  Европейскому Союзу, как это делает Виталий Тарас в «Нашай Ніве», что, мол, его комиссары готовы к диалогу с белорусским режимом «любой ценой», не проявляя особого интереса к «судьбе конкретных газет». Тем более, что я лично всегда помню о мюнхенском (1938 года) трагическом опыте, когда дело касалось не отдельных газет, а целых стран, судеб Европы, мира. И, тем не менее, требование к Евросоюзу проявлять особенную заботу о судьбе «Народной воли» или «Нашай Нiвы» представляется по меньшей мере странным на фоне тех колоссальных собственных проблем, которые имеет сегодня Запад, и уж тем более на фоне абсолютного равнодушия к судьбе этих газет подавляющего большинства белорусского общества (если таковое существует).

И все-таки, при всем нашем скепсисе по отношению к «торговле», которую ведет Запад с белорусским режимом, «возвращение» двух газет – это его, Запада, заслуга, а не того же полумифического белорусского общества. Это факт неоспоримый.

Да, нет особого повода, чтобы танцевать карманьолу, бить в ладоши и чокаться шампанским. Мы знаем, в какой стране живем. Нельзя забывать стихи Пастернака, написанные в 1956 году:

И каждый день приносит тупо,
Так что и вправду невтерпеж,
Фотографические группы
Одних свиноподобных рож.
И культ злоречья и мещанства
Еще по-прежнему в чести,
Так что стреляются от пьянства,
Не в силах этого снести.

И все же… Можно, конечно, оценивать возможное «возвращение» газет с неких глобально-максималистских позиций. Но есть еще нормальная житейская позиция, связанная с самим существованием этих газет.

Что – было бы лучше, если бы «Народная воля» продолжала печататься в Смоленске? Если бы тираж «непонравившегося»  очередного номера задерживали на таможне в Орше и редактор летел бы на машине на выручку, как это бывало не раз? Было бы лучше, если бы газету продолжали разносить по домам добровольцы? Или все-таки лучше, когда газета будет печататься в минской типографии, числиться (вместе с «Нашай Нiвай») в подписных каталогах и продаваться в киосках?

Почему об этом не хотят говорить наши «глобалисты-максималисты»?

В конце ХIХ века в России имела хождение «теория малых дел». Ее воплощение видели в устройстве земских школ и больниц. Радикалы критиковали последователей этой теории. Теперь выясняется, что если бы линия «малодельцев» возобладала в общественной жизни, Россия не попала бы в кровавую большевистскую мясорубку.

Не считаю «возвращение» (если оно действительно состоится) даже двух (или всего лишь двух) газет «малым делом». Хотя и не преувеличиваю этого события. Это факт сегодняшней жизни. Факт несомненно отрадный, потому что на эти газеты можно будет подписаться в отделении связи, их можно будет купить в киоске. Само их существование из полулегального превратится в достаточно легальное.

Наконец, почему бы не подумать о людях, которые делают эти газеты, о  самочувствии журналистов и их семей, годами, что называется, висящих на волоске? И вот они обретают возможность перевести дух…

Я пишу эти строки, а в голову лезет: «А если условия, на которых должно произойти «возвращение» газет, окажутся для них неприемлемыми? Например, стоимость печатания «Народной воли» в государственной типографии в Минске окажется такова, что  выгоднее будет продолжать печатать газету в Смоленске? И «Белсоюзпечать» за распространение по подписке и продажу возьмет столько, что выгоднее будет по-прежнему с помощью добровольцев разносить свежие номера по домам?»

 Все может быть… И, наконец, если все  это действительно окажется всего лишь игрой здоровенного котяры с двумя полупридушенными мышками?

Что тогда?..

Пожалуй, ничего, кроме еще одного урока.

Но вот, пока одолевали сомнения, в Интернете появилось сообщение о том, что «Народная воля» подписала соответствующие договоры с «Белорусским Домом печати», «Белпочтой» и «Белсоюзпечатью». Редактор газеты Иосиф Середич, которого Ирина Халип призывает не верить «в добрую волю Лукашенко», заявил агентству Белапан, что на следующей неделе «Народная воля» будет продаваться в киосках «железно».

Вскоре нам всем станет ясно, так ли наивен Иосиф Павлович, не менее трех лет сражавшийся за «возвращение» своей газеты.

Обсудить публикацию

 

Другие публикации автора

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.

{* *}