НЛО как фактор украинской политики

Россия может быть довольна: за военным унижением Грузии последовали серьезные внутриполитические проблемы у другого ее главного противника на постсоветском пространстве – Украины. При этом не исключено, что возникли они тоже не без участия Москвы.

Возобновление работы Верховной Рады после летних каникул резко обострило внутреннюю ситуацию в Украине. 2 сентября «Блок Юлии Тимошенко» (БЮТ), на тот момент входивший в правящую коалицию вместе с пропрезидентской фракцией «Наша Украина – Народная самооборона» (НУНС), вместе с оппозиционной Партией регионов и коммунистами проголосовал за ряд законопроектов, которые весьма существенно усилили полномочия главы правительства в ущерб президентским.

В частности, депутаты внесли изменения в закон «О кабинете министров», лишив президента монопольного права на представление кандидатуры главы правительства и позволив премьеру без санкции президента увольнять министров обороны и иностранных дел. Кроме того, из статьи закона о взаимоотношениях президента и правительства были изъяты положения, обязывающие кабинет министров «исполнять акты президента», «отвечать на обращения президента, в случае необходимости проводить консультации с президентом». Депутаты отменили также норму, позволяющую главе государства и его представителям принимать участие во всех заседаниях и совещаниях правительства. А Совет национальной безопасности и обороны Украины, ранее имевший право контролировать деятельность кабинета, в новой редакции документа не упоминается вообще.

Поправки к закону «О Конституционном суде» значительно упростили процедуру импичмента президента, которая ранее в Украине была фактически невыполнимой. Теперь вопрос об отстранении главы государства от должности фактически находится в руках Верховной Рады. Тем более что депутаты преодолели вето президента на закон «О временных следственных комиссиях, специальной временной комиссии и временных специальных комиссиях Верховной Рады». Там предусмотрена возможность создания в парламенте специальной временной следственной комиссии, которая вправе расследовать преступления главы государства, если обвинения в его адрес официально оформлены и подписаны большинством в 226 депутатов. Наконец, парламент внес изменения в закон «О Службе безопасности», выведя СБУ из-под контроля президента и переподчинив эту структуру правительству.

Виктор Ющенко назвал произошедшее конституционным переворотом. По его словам, между Партией регионов и БЮТ образовался «неестественный» недолговечный союз. Президент наложил вето на все принятые акты, однако сложившееся в Верховной Раде так называемое «ситуативное большинство» способно с легкостью несколько раз его преодолеть, после чего законы вступят в силу.

Вечером того же дня НУНС приняла решение выйти из парламентской коалиции с БЮТ. При этом в самой фракции тоже возник раскол: против выхода из коалиции проголосовали депутаты, представляющие группы «Народная Самооборона» и «Народный Рух Украины».

В ответ на обвинения Ющенко в БЮТ заявили, что президент развернул массированную кампанию против премьера Тимошенко, поскольку она является его конкурентом на предстоящих в следующем году президентских выборах. Действительно, очевидно, что нынешние действия политиков – это маневры перед электоральной кампанией.

Формально по закону у бывших партнеров – БЮТ и НУНС – есть еще время до 11 сентября, чтобы отыграть назад и сохранить все в нынешнем виде. В противном случае в течение еще 30 дней должна быть создана новая коалиция. Если же это не удастся, то президент получает право (но не обязан) распустить парламент и назначить внеочередные выборы.

То, что Верховная Рада будет распущена, прогнозировалось не раз. Загвоздка была в том, что с избранным на досрочных выборах парламентом этого не могло произойти в течение года. Но данный иммунитет перестанет действовать очень скоро – выборы состоялись 30 сентября прошлого года. Таким образом, если распад «оранжевой коалиции» окончательно состоится, то единственным шансом избежать проведения новых выборов станет объединение БЮТ с его, казалось бы, непримиримыми оппонентами – Партией регионов и коммунистами.

В этой ситуации стоит напомнить одну пикантную подробность: в январе 2006 года в ходе онлайн-конференции Юлия Тимошенко заявила буквально следующее: «Наш блок может объединиться с «Регионами» только при условиях, если НЛО заберет меня на тарелку, проведет надо мной незаконные опыты и лишит меня памяти и ума. Других обстоятельств для такого объединения не существует».

Показательно, что до сих пор участники упомянутого «ситуативного большинства» о создании новой коалиции так и не объявили. Более того, члены БЮТ, опровергая обвинения в предательстве, призывали соратников президента «не впадать в истерику и вернуться к нормальной работе». Дело в том, что официальное объединение с Партией регионов и коммунистами наверняка скомпрометирует блок в глазах в глазах его сторонников, прежде всего, жителей Западной Украины. Хотя, как сообщили в секретариате Ющенко, Тимошенко уже предложила Януковичу пост спикера в новом формате парламентско-правительственной коалиции, и тот принял это предложение.

Но и у регионалов, в свою очередь, есть два крыла, одно из которых ориентируется на сотрудничество с Тимошенко, другое – на коалицию с Ющенко. Причем последнее возглавляет самый богатый человек в Украине – Ринат Ахметов. В результате, по мнению украинского политолога Владимира Фесенко, вероятность создания какой-либо новой парламентской коалиции минимальна, соответственно, вероятность внеочередных парламентских выборов очень высока, несмотря на то, что Тимошенко отметила, что она является их категорическим противником.

В связи с этим примечательным событием стала регистрация законопроекта депутата Сергея Терехина (БЮТ), в котором предлагается увеличить проходной барьер на выборах в Верховную Раду аж до 10%. Правда, соратники Терехина пока открестились от данной инициативы, заявив, что это его собственное мнение, а решения фракции по этому вопросу не было. В Партии регионов, без которой положительное решение по этому вопросу не может быть достигнуто, также заявили о преждевременности такого нововведения. В то же время там существует мнение повысить проходной барьер для политических партий до 5%, а для блоков партий – до 7%.

Согласно данным Института социологии Национальной академии наук Украины, «если бы выборы проводились в следующее воскресенье», большинство поддержали бы Партию регионов – 26,6%. На втором месте оказался БЮТ – 22,2%. Далее следуют Компартия (5,4%) и Блок Литвина (5,1%). А «Наша Украина – Народная самооборона» пока имеет всего 3,9%, и находится на грани даже существующего проходного барьера. То есть в случае принятия любого предлагаемого изменения в Раду пройдут только две партии, и та фракция, которая наберет большее число голосов, единолично сформирует правительство, что станет серьезным изменением властной конфигурации.

В то же время, как предположил украинский аналитик Вадим Карасев, коммунисты могут начать процедуру импичмента президента, а БЮТ и Партия регионов – их поддержать. Однако, по его мнению, сейчас, после событий на Кавказе, после того, как Ющенко заявил свою позицию, играть в эти игры очень опасно. В этой ситуации импичмент президенту станет импичментом независимости Украины. И чем больше оппозиционные президенту политические силы будут играть на вытеснение Ющенко из политического поля или на его политическое уничтожение, тем больше он будет возвращать себе ореол «героя Майдана»: «Если бы Тимошенко и Янукович после событий на Кавказе рассматривались как политики патриотического толка, если бы не было подозрений об их контактах с Кремлем, то Ющенко было бы трудно возвратить позиции лидера. Поэтому раскрутить сценарий импичмента будет очень трудно и очень опасно».

Кроме того, складывается впечатление, что Тимошенко до сих пор так и не определилась, какой именно вариант будущего она видит для себя наиболее подходящим. Логичным выглядело объяснение, что ее нашумевшие законодательные инициативы, призванные максимально ослабить президентскую власть, являются следствием идеи не бороться за пост главы государства на выборах 2010 года, а сохранить за собой должность премьера при будущем президенте Викторе Януковиче.

В самом деле, в своем телеобращении к нации, прозвучавшем вечером 3 сентября, Тимошенко прямо объявила, что не намерена баллотироваться на этот пост. Более того, на следующий день она высказала мнение, что для Украины оптимальной является парламентская форма управления, а изменения в Конституцию по такому случаю можно внести и до президентских выборов 2010 года. Тем самым речь шла уже не об импичменте Ющенко, а об упразднении поста президента как такового.

Однако через несколько дней в интервью газете The Financial Times Тимошенко сообщила, что хотела поддерживать единого кандидата, но после событий минувшей недели серьезно подумает над своим выдвижением. Виктор Ющенко уже объявил о намерении баллотироваться на второй срок. О готовности принять участие в грядущей борьбе за президентское кресло заявил и лидер Партии регионов Виктор Янукович. Правда, соответствующее решение должно быть принято на съезде партии, что в силу упомянутых внутренних разногласий может и не состояться. Согласно опросу Национального института стратегических исследований, проведенному в августе, за Юлию Тимошенко проголосовали бы 18,9% опрошенных, за Виктора Януковича – 18,7%, за Виктора Ющенко – 10,4%, причем до событий на Кавказе рейтинг последнего составлял всего 6%.

Но в таком случае не совсем понятным становится, зачем Тимошенко и Януковичу нужны были ограничения президентских полномочий. Как-то трудно поверить, что они собирались использовать их исключительно для свержения действующего главы государства, а затем вернуть все на круги своя. Как ни крути, это все же основной закон… Да и вообще, какой может быть коалиция, где имеются два кандидата в президенты? Все это чрезвычайно наглядно свидетельствует о «принципиальности» претендентов.

Впрочем, те, кто привык к стремительным кульбитам Тимошенко, давно не удивляются. Как заметил украинский обозреватель Михаил Дубинянский, «готовность Юлии Владимировны жонглировать системными законами и перекраивать Конституцию ради сиюминутной выгоды очевидна. Политическая целесообразность перевешивает для нее и объективные экономические законы. Популистские инициативы Тимошенко действительно не идут на пользу украинской экономике, как бы поклонникам премьера ни хотелось верить в обратное».

Вероятно, не случайно и то, что лидер НУНС Вячеслав Кириленко назвал объединение БЮТ и ПР «кремлевской коалицией». Со ссылкой на информированные источники в Москве и Киеве американский журнал Time сообщил, что Тимошенко будто бы заключила сделку с Кремлем, пообещав ему более внимательно относиться к потребностям России, особенно в долгосрочных правах на базу Черноморского флота в Севастополе, и снизить тон своих традиционных обличительных речей в адрес Москвы. Расчет наверняка сделан на более гибкую позицию России на предстоящих в конце года переговорах о ценах на природный газ.

Понятно, что Тимошенко категорически отрицает слухи о каких-либо договоренностях с иностранными державами. Тот же Михаил Дубинянский согласен, что она «по определению не может быть пророссийским политиком. Проевропейским или проамериканским – тоже. Глава правительства – проюлианский политик, ставленница Юлии Владимировны, и ничья более… В ходе газовых переговоров премьер может пообещать россиянам хоть Луну с неба, хоть вечное пребывание Черноморского флота в Крыму.

Но если Леди Ю займет главное кресло страны, цена этих посулов составит 00.00 копеек. Способна ли ЮВТ эффективно защищать стратегические интересы Украины? Еще как! Но для этого национальные интересы должны совпадать с ее собственными…» (ibid).

Таким образом, похоже, что сравнительно недолгая бурная эпоха Виктора Ющенко как национального лидера заканчивается. Можно предположить, что белорусские государственные медиа не преминут позлорадствовать на счет неразберихи, царящей в украинской внутренней политике. Действительно, президент Украины в качестве позитивного результата своей деятельности на этом посту по большому счету может, к сожалению, предъявить, пожалуй, лишь реальную свободу слова в стране. Зато ликвидировать это достижение уже никому не удастся, и рано или поздно оно сыграет решающую роль в становлении подлинно демократического и, как следствие, благополучного государства.

Обсудить публикацию

 

Другие публикации автора

Метки