Ренессанс или реанимация

Нам всем так хочется, чтоб было хорошо

За последние 10 лет специалисты разработали, а высокие инстанции утвердили 4 программы не то развития, не то стабилизации, не то совершенствования агропромышленного комплекса. И, как утверждают ответственные чиновники, все эти программы или выполнены, или продолжают успешно выполняться. Теперь же говорят, что эти программы отличались определенной однобокостью, поскольку приоритеты в них отдавались материально-технологическим, финансовым, вообще экономическим и организационным моментам.

То есть их авторы как бы не задумывались над тем, что в деревне живут не одни только свиньи, но и люди. Когда им на это указали, то на свет появилась пятая по счету программа, которая ориентирована не только на социально-экономическое развитие, но и на возрождение белорусского села. Срок действия программы 2005 – 2010 гг. Пока этот документ был обсужден правительством и направлен на доработку. Тем не менее, возрожденческая работа не прекращалась ни на минуту, а сейчас получает новый мощный импульс.

Чем начинаем?

В результате уже свершенных преобразований, 1.203 сельхозпредприятия из 2.248 существующих стали убыточными, а 411 из них получали чистую прибыль последний раз три года тому назад. С января по май текущего года всеми субъектами агроэкономики произведено продукции на 1,8 триллиона рублей. Если учесть, что примерно 40% от этого объема нужно отнести на личные подсобные и фермерские хозяйства, то доля организованного сектора сократится до 1 триллиона. Много это или мало? Судите сами: просроченная кредиторская задолженность сельскохозяйственных организаций на 1 мая составляла 946 миллиардов рублей. Иными словами, выручки от продукции не хватает даже на уплату просроченных долгов. А ведь есть еще и текущая задолженность.

Приведенные автором официальные показатели хозяйственной деятельности колхозов и совхозов (в духе современных тенденций их сейчас называют сельскохозяйственными организациями) говорят об ужасном их состоянии. Но это никому не мешает говорить о замечательных свойствах белорусской экономической модели. Свойства на самом деле замечательны, поскольку позволяют сказку воплотить в быль. Например, в экономической теории недвусмысленно сказано, что предприятия без оборотных фондов, необходимых ему для приобретения оборотных средств для поддержания непрерывности производства, работать не могут. А у нас работают. Хотя 40,7% вообще не имеют оборотных средств, а 18,2% имеют их ниже норматива. В сельском хозяйстве таких организаций еще больше.

Сельхозорганизации должны всем: обл- и райисполкомам, производителям сельхозтехники и удобрений, энергетикам, госбюджету, фонду социального страхования. В иных хозяйствах выручки от продажи продукции не хватает на заработную плату. Очень, кстати, скромную, в среднем не превышающую 70 долларов, что в 2 раза меньше, чем в целом по стране. Подсчитайте производительность труда, если средний работник в сельском хозяйстве не производит продукта себе на заработную плату. Поэтому зарплату эту он получает из бюджета, за счет остальных налогоплательщиков.

Иными словами, практически каждая сельхозорганизация сегодня может быть обанкрочена за долги. Но это невозможно по чисто политическим соображениям, поскольку в этом случае надо будет совершенно открыто признать, что курс на удержание колхозов на плаву провалился. Поэтому решено, что те 411 сельхозорганизаций, которые давно не видели никакой прибыли, будут проданы по цене в 20% стоимости их активов, а буде таковых не окажется или их стоимость выразится отрицательной величиной, цена будет символической – 1 базовая величина.

Впрочем, такого не случится, поскольку даже в самых захудалых колхозах всякого добра навалом. На любом мехдворе – десятки или даже сотни тонн разного металлолома, фермы и другие постройки вполне годятся на дрова и даже на цели строительства. Неприхотливый сельский житель, который всю жизнь только и делал, что «доставал» материалы для своих хозяйственных нужд, найдет здесь все, что его душе угодно. Разберет по кирпичику и перевезет к себе на подворье. Правда, теперь ему за рекультивацию загаженных колхозных усадеб надо бы и приплачивать.

Возможно, президент заблуждается

Важно и то, что идеологическая составляющая тут минимизируется. Колхозы упраздняются и передаются «эффективному собственнику». То есть в качестве желаемой выбрана модель, названная когда-то – прусской. Напомним, что в основе ее лежит помещичье хозяйство, в котором работают лишенные земли наемные работники. Правда, белорусские «юнкеры» не могут иметь землю в частной собственности, но аренда – это тоже собственность. Иными словами, впервые в обозримой истории появляется возможность отказаться от борьбы за привесы и надои, расслабиться и получить удовольствие. Как это делают прибалты, ни в малой степени не комплексующие по поводу сокращения валовых объемов производства. Единственная закавыка состоит, пожалуй, в том, что в Беларуси не наберется нужное количество богатых и в определенной степени авантюрных людей вложить деньги в реанимацию экономических полутрупов.

Разумеется, без идеологии все же не обойтись. Поэтому наверху не считают положение остальных (не хронически убыточных) хозяйств абсолютно безнадежным. Де мол, в них прибыль можно получить, если навести порядок. Вот что об этом думает сам президент. Принимая губернатора Ленинградской области и касаясь вопроса эффективности АПК, как сообщает БелаПАН, он заявил: чтобы село хорошо работало, там надо навести порядок, установить нормальную дисциплину и помочь материально. «У нас сейчас идет масштабная реконструкция сельского хозяйства, мы модернизируем наше село».

Беларусь, по словам президента, не пошла по пути непродуманного введения частной собственности на землю, сохранила крупнотоварное сельскохозяйственное производство. Лукашенко высоко оценил первые результаты постепенной передачи ряда убыточных белорусских сельхозпредприятий успешным предпринимателям, когда земля передается в долгосрочную аренду, а техника, здания и другие средства производства – в собственность. «Если жизнь поможет, то в ближайшие 5–10 лет мы реконструируем наше село и достигнем уровня сельхозпроизводства западных государств», – сказал он.

Возможно, президент заблуждается. Ведь жизнь наша ни разу не доказала более высокую эффективность крупных хозяйств по сравнению с мелкими. Самый на сей счет убедительный пример – существование личных подсобных хозяйств населения, где даже с помощью примитивных технологий вырабатывалась и вырабатывается конкурентная на внутреннем рынке продукция. Наоборот, наши крупнотоварные хозяйства крупные только по количеству занятых, посевных площадей и силосных башен, а по производству товаров – ничего особенного. Любой немецкий средний бауэр заткнет за пояс любой наш средний колхоз. И не потому даже, что в прежние времена, когда все колхозы и совхозы огромной страны никогда не производили продовольствия и даже кормов для скота с избытком, но всегда с недостатком, каждое крупное предприятие, во избежание голодных бунтов работников, вынужденно заводило подсобные хозяйства – иногда по размерам с колхоз, а гиганты, типа Московского ЗИЛа, имели чуть ли не латифундии. И не счесть было огородиков, парников и теплиц у заводчан, а еще они «сэкономленным» на основном производстве теплом отапливали целые тепличные хозяйства. Средств, короче, не жалели. А когда заговорили о хозрасчете, стали считать себестоимость, только развели руками.

Рынок – это не статика, а динамика. Многие, например, помнят, как в прошлые времена за образец социалистического хозяйствования выдавались сельскохозяйственные кооперативы ГДР. Особенно любил ссылаться на них «второй человек в партии и государстве» Егор Лигачев. И что же? На второй день после восстановления единого экономического пространства в Германии всем стала очевидна их неспособность конкурировать с продукцией баварских фермеров. Оказалось, что сельское хозяйство в ГДР было чересчур трудоемким и капиталоемким, сверх меры дотационным, характеризовалось односторонностью ввиду доминирования крупных предприятий. Их надо было реформировать. Не станем говорить об особенностях тамошней модели. Укажем только, что она привлекла когда-то Василия Леонова, отнюдь не последнего специалиста среди наших патентованных аграриев.

От холопского – к гражданскому

Вообще в конце 80-х – начале 90-х гг. прошлого века вновь проявился извечный парадокс российско-германских отношений, выражающийся в том, что вынужденное их партнерство приносит весомые плоды и одной, и другой стороне. В СССР в те годы разразился невиданной силы продовольственный кризис, а в Германии – кризис перепроизводства. Решение федерального правительства о выделении товарного кредита Кремлю отчасти позволило ликвидировать продовольственный дефицит у нас, в ГДР – провести относительно безболезненно сельскую реформу.

Если привести сказанное к общему знаменателю, то в современной деревне (понятие для Запада очень условное) должны иметь место все формы и способы экономической, хозяйственной, социальной и культурной самоорганизации людей. Крестьяне сами решают свои проблемы, когда им это разрешено. Попутно, они решают и проблемы других людей. Ведь для них самоутверждение возможно только как хозяйственное самоутверждение, что немыслимо без повышения экономической эффективности. Поэтому всякой экономической реформе нужна своя философия. Какая? Обратимся к термину возрождение, который авторы используют в названии программы. Возрождение (Ренессанс, по-итальянски) – это явление культурное, историческое, это этап перехода от средневекового типа общества к новому, от феодального – к буржуазному, от всеобщего холопского – к гражданскому.

Возрождалась гуманистическая составляющая общественной жизни, которая существовала в античные времена. Человек освобождался от пут церковной и сервильной регламентации, из подданного переходил в гражданское состояние; получая свободу, он получал и свои обязанности перед обществом и государством. Именно потому Ренессанс и был продуктивным, именно потому породил, по словам классика, титанов, создавших современный западный мир.

У нас же под видом Ренессанса крестьян норовят перегнать из одного колхоза в другой, от «красного помещика» к капиталисту переходного черт знает куда периода. Если так, то какое же это Возрождение. Одна видимость, мимикрия в целях очередного политического маневра.

Беларусь в былые годы можно было назвать не только сборочным цехом СССР, но и мясомолочным цехом его столиц. Как на промышленные гиганты БССР поставлялись комплектующие и сырье со всех концов огромной страны, так и на его свино- и молочные комплексы поставлялся фураж. А поскольку его никогда не хватало в СССР, то зерно завозилось из-за океана. Ситуация для нормального человека ныне абсурдная, а в те времена воспринималась как абсолютно нормальная. Если под видом возрождения ее стремятся восстановить, то приходится констатировать: «программисты» нуждаются в услугах специалистов совершенно определенного рода.

А жаль. Ведь нам всем так хочется, чтоб было хорошо...

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.