Белорусский путь в Европу

Если мы говорим о неком архетипе будущих белорусских реформ как о европейском выборе, то, по-видимому, нужно определиться, что это такое – «европейский выбор».

Говоря о белорусском пути в Европу, мы имеем в виду Европу не географическую, а Европу ценностей. Но раз мы говорим, что нужно пройти этот путь в Европу ценностей, значит, мы осознаем себя не Европой. Формальным признаком завершения этого пути в Европу является членство в ЕС.

Оставаться не Европой в Европе в современных политических условиях будет невозможно. Беларусь будет вынуждена состояться как европейская страна. Открытым остается только вопрос: как мы пройдем этот путь?

Неизбежность интеграции Беларуси в Европу связана как с изменившимися политическими условиями во внешнем мире, так и с культурной и ментальной расположенностью белорусов. Уже сегодня, в соответствии с данными социологических опросов, значительная часть белорусов поддерживает идею интеграции в Европу.

Если политическая жизнь возродится в Беларуси, то лозунг европейской ориентации будет выдвинут большинством политических движений. Безусловно, мощнейшим стимулом европейской интеграции для Беларуси является экономика объединенной Европы. Рынок, представленный почти 300 000 000 достаточно обеспеченных жителей, является источником огромных возможностей для белорусской экономики.

Если вспомнить Хантингтона, то успешная смена цивилизационного вектора связана с наличием трех условий. Во-первых, желанием элит стать частью какой-либо цивилизации, и это в белорусских элитах присутствует. Во-вторых, как минимум, несопротивление народа устремлениям элит, и этот принцип в Беларуси выполняется. В-третьих, готовность той цивилизации, в которую стремятся элиты, принять новую страну.

Однако на нашем пути в Европу есть барьеры как со стороны самой Европы, так и нас самих.

Для того чтобы войти в дверь европейского дома, надо стать европейцами. Это означает, что те ценности, правила и нормы, на основе которых организована европейская жизнь, должны стать повседневностью, рутиной, частью традиции в Беларуси. Это сложный и длительный путь, который требует сильной политической воли внутри страны, воли, способной постоянно добиваться принятия соответствующего законодательства и формирования соответствующих политических и рыночных институтов. Сложность задачи заключается в том, что нам придется преодолеть скепсис со стороны Европы по отношению к нашей стране, традиционно не относившей нашу страну к разряду Европейских стран. Эффективное преодоление скепсиса возможно только тогда, когда Беларусь станет более европейской страной, чем сами европейцы. Нам предстоит сделать то же, что когда-то совершали карьерно ориентированные евреи в СССР: для получения должности нужно было быть значимо лучше всех конкурентов на ту или иную должность.

Барьеры на вступление Беларуси в ЕС связаны и с проблемами в самом союзе. Уже сейчас очевидно, что бремя расширения Европейского сообщества для старых членов несколько больше предполагавшегося. Появление «новых» членов сообщества будет вызывать сопротивление вновь вступивших членов, которые в этом случае рискуют участвовать в дележке того же пирога с большим количеством претендентов. Появление нынешних новых членов сообщества нарушает сложившийся баланс власти внутри союза. Потребуется какое-то время для того, чтобы сформировать новый баланс власти в сообществе. На время этой новой структуризации власти двери в ЕС будут закрыты.

Кроме осознания реальности барьеров для вступления новых членов в ЕС, должна быть четко определена задача, решаемая таким вступлением. Достаточно неочевидным является позитивный экономический эффект вступления в ЕС новых членов. Создание единого экономического пространства вызовет рост инвестиций в эти регионы хотя бы только за счет снижения инвестиционных рисков, произойдет перемещение ряда трудоемких отраслей. Однако существует опасение, что высокие налоги, дорогая социальная политика, жесткие экологические нормы будут создавать недостаточные стимулы для развития предпринимательства в странах с новой рыночной экономикой, что, в свою очередь, приведет к сдерживанию темпов роста.

После вступления в ЕС Швеции и Финляндии в 1995 году темпы их роста снизились с 3,6% и 5,1% в этом году (средний темп роста в странах ЕС был на тот же период 2,5%) до 3,3% и 3,6% в 1999 году (средний темп роста ЕЭС в этот период был3,1%). Если темпы роста новых членов даже не покажут такую же тенденцию, то, имея в среднем 39% от уровня ВВП на душу населения в ЕС и нынешние темпы роста (5% в 2000, ЕС – 3,3%), новые члены смогут достигнуть уровня нынешних членов ЕС в лучшем случае за 35 лет. И это еще очень оптимистичный прогноз.

Нынешнее замедление темпов роста в странах Центральной Европы связано в определенной степени с исчерпанием политического потенциала реформ. В большинстве этих стран вступление в ЕС является единственно возможной программой реформ, которую готовы поддержать практически все политические силы в стране. Можно сказать, что, кроме Эстонии, сегодня ни одна страна – новый член ЕС – не имеет политического потенциала реформ, и вступление в ЕС – это единственный способ довершить застрявшие реформы.

Ключевым фактором, определяющим варианты сближения Беларуси и Европы, будет являться наличие или отсутствие в стране политической воли к проведению радикальных экономических реформ.

При наличии такой политической воли Беларусь построит эффективную экономику, обеспечивающую долгосрочный эффективный рост. В этом случае наша страна может выбирать – вступать в ЕС или строить отношения с ЕС так, как это делает Норвегия. При таком подходе период адаптации к европейскому законодательству будет проходить достаточно быстро. При этом те разделы европейского законодательства, которые несут с собой определенные снижения мотивации для предпринимательства, будут отложены или приняты в более либеральных формулировках. Такого рода подходы (принятие европейского законодательства или возможность исполнять обязанности членства, т.е. применять acquis communautaire, то есть всю совокупность права Европейского Союза) интересны не только и даже не столько в контексте возможного присоединения Беларуси к ЕС, а, скорее, как критерии проведения эффективной экономической политики.

Опираясь на такое понимание, можно разделить тридцать разделов европейского права на две группы. В первую можно отнести те разделы, которые регулируют либо специфические отношения союза, либо предполагают нормы, сдерживающие предпринимательскую активность. В эту группу попадают, например, раздел 11 («Экономический и валютный союз») или раздел 21 («Региональная политика и координация структурных мер»), а также все те разделы, которые регулируют аграрную, социальную и экологическую политики, а также законодательство о защите прав потребителя.

Во вторую группу можно отнести те разделы законодательства, принятие которых окажет стимулирующее воздействие на развитие предпринимательства в стране. В первую очередь это разделы законодательства, регулирующие свободное движение товаров, капитала и людей, а также законодательство, регулирующее право компаний и конкуренцию.

При отсутствии самостоятельной политики Беларусь будет обречена на длительный процесс принятия норм ЕС, а вступление в сам союз будет не результатом направленной политики, а единственным способом удерживаться в европейском пространстве. В этом случае вся ответственность за белорусскую трансформацию ляжет на чиновников из Брюсселя.

Таким образом, для Беларуси существуют два пути в Европу. Первый путь, основанный на собственной эффективной экономической модели, позволит Беларуси вступить в ЕС как активному и самостоятельному партнеру, способному формировать собственную политику и отстаивать собственные интересы. В ином случае это вступление произойдет по сценарию, когда бедного сироту и брать в семью неохота, да и отказать как-то неудобно. Такой подход обрекает нашу страну быть вечными задворками Европы.

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.