Гордость и предубеждение

2 ноября в России официально началась кампания по выборам в Государственную думу, назначенным на 2 декабря. Подробный анализ предвыборной ситуации, аналогичный тем, которые были сделаны в отношении парламентских выборов в Украине и Польше еще впереди, однако уже сейчас стоит отметить неуклонно продолжающееся отдаление этой страны от демократических принципов. Очередным наглядным примером стал острый конфликт российских властей с ОБСЕ.
«Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) полагает, что власти РФ не желают своевременно принять наблюдателей ОБСЕ и сотрудничать с ними. В этих условиях Бюро вынуждено констатировать, что не сможет выполнять свои функции и отказывается от мониторинга выборов в Госдуму 2 декабря», – сообщил 16 ноября глава БДИПЧ Кристиан Штрохал в письме на имя председателя ЦИК РФ Владимира Чурова. «Прислать наблюдателей не позволяют многочисленные препятствия, которые нам чинили российские власти, – пояснила это решение пресс-секретарь Бюро Урдур Гуннарсдоттир. – Сначала долго не присылали приглашения от ЦИКа, затем без объяснения причин ограничили количество наблюдателей и вдобавок затянули оформление виз. В отведенные российской стороной сроки мы просто не сумеем за чем-либо пронаблюдать и дать выборам качественную и независимую оценку». По ее словам, «это совершенно беспрецедентная ситуация – когда нам прислали приглашение, но из-за действий принимающей стороны БДИПЧ вынуждено отказаться от своей миссии» (Коммерсант, 17.11.07).
Возможно, насчет беспрецедентности это и не совсем точно – БДИПЧ, созданное именно для проведения мониторинга избирательных кампаний и хода голосования, один раз уже отзывало своих представителей – в 1996-м на выборах в Албании, однако то, что положение является скандальным, сомнений не вызывает.
В прошлые годы международные наблюдатели получали приглашения из России практически сразу же после официального назначения даты выборов, и часть из них к работе приступала уже в сентябре. Во время предыдущей кампании только от ОБСЕ таких было 50. В этом году ЦИК решил направить приглашения только после окончания регистрации партий, участвующих в выборах, и сделал это лишь 28-30 октября. Более того, на сей раз были выставлены еще и ограничения по количеству наблюдателей, которых вправе направлять в Россию международные организации. Если в ходе кампании 2003 года к наблюдению были допущены 1168 иностранцев (включая 450 от ОБСЕ), то сейчас их ожидалось всего около 350, в том числе не более 70 от БДИПЧ.
Справедливости ради следует заметить, что в данном случае нельзя говорить о какой-либо дискриминации ОБСЕ, поскольку аналогичные действия были предприняты и в отношении других ведущих европейских структур. Так, наблюдатели от Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) также были готовы выехать в Россию уже в сентябре. Бюро ассамблеи еще 13 сентября приняло решение о направлении предэлекторальной миссии из 10 человек и основной группы в количестве 60 человек, однако приглашения тогда никто не получил. Позднее им сообщили, что таковых будет всего 30. Представителей же Европарламента в России вообще не ждали: они впали в немилость в июне текущего года после того, как депутат-единоросс Гаджимет Сафаралиев уличил ЕС в попытке вмешаться в избирательную кампанию в России. Криминалом был расценен грант в размере 23,5 млн рублей, выделенный Евросоюзом Европейскому университету в Санкт-Петербурге и Уральской академии госслужбы на осуществление проекта «Создание межрегиональной электоральной сети поддержки в России».
Наконец, даже когда приглашения были все-таки разосланы, у их адресатов возникли проблемы с российскими визами. Передовая группа из 20 наблюдателей ОБСЕ должна была отправиться в Россию сразу же, однако в российских диппредставительствах им сообщили, что инструкций по поводу выдачи подобных виз из Москвы они еще не получали, и поэтому желающим стоит подождать. Уже тогда У. Гуннарсдоттир не исключила того, что представители ОБСЕ откажутся от выполнения своей функции.
Возможно, кстати, что Европа вообще не будет представлена в международной мониторинговой миссии. Депутат ПАСЕ, глава комиссии парламента Эстонии по делам ЕС Марко Михкельсон призвал ассамблею бойкотировать российские выборы в знак солидарности с коллегами из БДИПЧ. Если ПАСЕ согласится с этим предложением, то основную массу наблюдателей составят славящиеся своей объективностью представители  СНГ (100 человек) и ШОС (30). Напомним, что в последнее время у них не возникло и тени сомнений в отношении демократичности избирательных кампаний в Беларуси, Казахстане, Туркмении и Узбекистане.
Сразу после объявления о решении БДИПЧ с жестким заявлением выступила представитель Еврокомиссии Кристиана Хоман: «ЕС очень сожалеет, что миссия по наблюдению за выборами не состоится. Мы ожидаем, что Москва будет уважать те гарантии открытости и демократичности выборов, которые на октябрьском саммите Россия-ЕС в Мафре были даны президентом Путиным». Сложившаяся ситуация будет обсуждаться в понедельник на совещании глав МИДов стран-членов Евросоюза в Брюсселе.
Правительство США также поддержало Бюро БДИПЧ: «Мы понимаем, что данное решение было принято в результате того, что БДИПЧ охарактеризовало как «беспрецедентные» ограничения для его миссии, что включало ограничения на число наблюдателей и срок их пребывания в России, а также другие сложности».
Зато никак нельзя сказать, что принятое решение сильно расстроило Москву. Как обнадежил Владимир Чуров, «российские выборы хорошо подготовлены и пройдут образцово». Он выразил недоумение по поводу решения БДИПЧ, поскольку, по его словам, все необходимые документы, в том числе визы, находятся уже в Варшаве, в штаб-квартире Бюро. А зоркий глаз российского внешнеполитического ведомства моментально углядел в решении БДИПЧ «враждебную руку»: официальный представитель министерства Михаил Камынин обратил внимание на то, что Кристиан Штрохал и его заместитель Митчелл перед обнародованием решения побывали в США.
Чем же вызвано такое радикальное изменение российской позиции? Согласно официальным толкованиям, неадекватностью отношения Бюро к государствам, расположенным «на запад и на восток от Вены». Мол, в развитые страны – такие, как США, Великобритания, Франция – на выборы приезжают единицы наблюдателей от ОБСЕ, которые пребывают там всего несколько суток, в то время как в страны СНГ – несколько сотен сроком на полтора месяца. В Кремле такую ситуацию считают несправедливой и хотят не только ограничить возможности наблюдателей, но и значительно сократить их даже косвенное влияние на выборный процесс. В соответствии с этим Россия заявила, что как любой член ОБСЕ она вправе самостоятельно определять объем и длительность пребывания миссий БДИПЧ на своей территории.
Истинные же причины тоже не являются тайной за семью печатями. Вообще-то Москва никогда не скрывала своей антипатии к БДИПЧ, однако особенно остро ее недовольство международными наблюдателями, причем главным образом именно от ОБСЕ, проявилось после «оранжевой революции» в Украине, где главным основанием для признания выборов недействительными стали их оценки и exit-polls. В Кремле немедленно сделали вывод, что наблюдатели являются инструментом Запада по приведению к власти в странах СНГ антироссийских политиков.
После этого в России был принят целый набор решений в целях вытеснения оппозиции за рамки легитимной политической жизни, в том числе посредством значительного ужесточения избирательного законодательства. Но даже в этой практически беспроигрышной для себя ситуации российские власти не отказались от широкого использования административного ресурса против своих оппонентов. Естественно, беспристрастное наблюдение им ни к чему.
Поэтому рассматриваемые действия отнюдь не стали неожиданными. Конечно, Кремль понимает неизбежность возникновения определенных издержек, прежде всего в отношениях с западным миром, однако он считает их не слишком серьезными по сравнению с потенциальными приобретениями (в его, разумеется, представлении). В конце концов, пример партнера по «союзному государству», обладающего к тому же неизмеримо меньшим влиянием на положение дел в мире, показывает, что возможные неприятности являются достаточно легко переживаемыми.
В результате, как отмечают российские эксперты, происходит постепенно снижение значимости внешней легитимации выборов в частности и снижение значимости мнения Запада в целом для всего внутриполитического процесса в России. Москва все чаще уже осознанно идет на обострение, что является политически выигрышным для внутренней мобилизации. Более того, социально-экономическое положение страны стало позволять России во многом просто пренебрегать позицией Запада. Все это накладывается на сильные фобии, связанные, в частности, с рисками ухода Путина с поста президента и стремлением минимизировать внешние, неуправляемые факторы влияния, в числе которых и «вмешательство» иностранных наблюдателей.
Однако помимо решения данной, можно сказать, «локальной» задачи, Москва, похоже, ставит перед собой амбициозную цель изменить ситуацию кардинально. Речь идет о желании поставить БДИПЧ под контроль главного органа ОБСЕ – Постоянного совета. Поскольку для принятия всех решений совета требуется консенсус, это даст странам СНГ право налагать вето на отчеты БДИПЧ о выборах. Вот Россия с шестью наперсниками – Арменией, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном, Узбекистаном и, само собой, Беларусью (в таком деле без нас, сами понимаете, никак) – и внесла недавно на рассмотрение Совета министров иностранных дел ОБСЕ, который должен пройти в Мадриде 29-30 ноября, проект соответствующей резолюции.
Главная идея реформы – унификация положения демократических стран и стран с развивающейся демократией в своих обязательствах принимать наблюдателей ОБСЕ. С этой целью предлагается ограничить количество наблюдателей в миссиях на выборах до 50 человек, а также запретить им комментировать выборы до объявления официальных результатов и выхода итогового отчета. Кристиан Штрохал назвал этот документ попыткой разрушить существующие рамки наблюдения за выборами: «Было бы очень хорошо, если имелась возможность улучшить нашу работу, однако, как представляется, не это является целью данного предложения».
Запад, естественно, понимает, что принятие такого документа позволит постсоветским странам контролировать мониторинг и оценку выборного процесса. По крайней мере, Соединенные Штаты уже охарактеризовали данный план как «совершенно неприемлемый» и выразили сомнение, что он вообще будет принят к рассмотрению. А тогда, по мнению некоторых аналитиков, существует большая вероятность того, что «великолепная семерка» просто-напросто выйдет из организации.
Откровенно говоря, на данный момент такое апокалиптическое развитие событий не представляется очень уж вероятным, хотя в свете все более обостряющегося в последнее время противостояния России и западного мира полностью исключать его тоже было бы, наверное, не слишком осмотрительно. Если же, паче чаяния, подобный цивилизационный раскол все-таки произойдет, то, надо полагать, сомнений, на какой стороне окажется официальный Минск, ни у кого не возникнет.
Обсудить публикацию

Другие публикации автора

 

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.