«Сижу за решеткой в темнице сырой…»

«Либералом легче быть вдали от дома»

Энтони Прайс, американский литератор

В конце минувшей недели в Минске появился известный российский политолог и философ-проповедник Сергей Кара-Мурза. Официальная версия приезда московского профессора в «Процветающую Беларусь» – чтение лекций перед студентами факультета международных отношений БГУ. Однако нет сомнений, что программа пребывания столь неоднозначной личности в столице Республики Беларусь гораздо шире «плодотворного» общения с будущими белорусскими дипломатами.

Между прочим, никого не удивило, что профессор нахваливал белорусский политический режим и одновременно посылал проклятья в адрес «российской шизофрении». Белорусские политические реалии его вполне устраивают.

Не вдаваясь в критику взглядов Сергея Георгиевича, стоит отметить, что для белорусского правящего режима профессор Кара-Мурза представляет поистине бесценную находку. Дело в том, что С. Кара-Мурза является ключевым звеном идейного направления, которое исключительно близко к мировоззрению официального Минска.

Между тем с идеологией у белорусских властей большие проблемы. Беда в том, что современная белорусская государственная идеология напоминает хилый скелет из идейных разнокалиберных отбросов, подобранных на идеологических свалках прошлого и даже позапрошлого столетия. Ничего нового в нашей национальной идеологии нет. Благодаря отлично смазанной государственной пропагандистской машине, белорусский народ и так прекрасно информирован о своей «богоизбранности», как, впрочем, и туркменский, корейский, зимбабвийский и многие другие народы мира. Эта болезнь рано или поздно проходит… Иногда, с помощью соседей…

Настоящая идеология должна рождаться в муках, в огне идеологической и информационной войн, в столкновении с грозными идеологическими противниками, а не под взглядом грозного «заказчика». А где солидных идеологических противников взять на наших песчаных почвах? Современная белорусская оппозиция не смогла родить нечто свое, специфическое, нестандартное, наиболее приспособленное для современной идеологической ситуации в Беларуси. В основном она использует традиционный набор идеологических догм, которые разделяет не только автор этих строк, но даже, естественно, в свою пользу и при известных идеологических извращениях, Александр Григорьевич. Это своеобразное идеологическое Lego, густо замешанное на классике либерализма и идей национального возрождения, имеет в своей основе 100% импорт (не будем же мы вдаваться в XVIII век).

Потрясти основы, выработанные в результате столетий борьбы за либеральную идею, официальный Минск явно не в силах. Нет у белорусских властей своих общепринятых всемирно известных классиков – разработчиков идеологической подоплеки «белорусской модели».

Сам глава государства вряд ли сподобится воевать с либерализмом. Для этого ему надо, как минимум, иметь за плечами собственное собрание сочинений томов в пятьдесят. Поэтому официальный Минск ничего, кроме ленивого побрехивания «P.S.», идеологическому врагу противопоставить не может.

Если не имеем своего идеологического костерка, то почему бы не погреться на чужом пожаре? В этом плане профессор Кара-Мурза являет собой испытанного ветерана идеологических «окопов», немало сделавший для подрыва корней классического либерализма в российской почве. Впрочем, Сергей Григорьевич всегда утверждал, что в России никогда и не было этих самых «корней», чем поразительно напоминает отдельные высказывания Я. Романчука. Это, конечно, можно было бы считать случайностью, если бы тема, которая их объединила, так не захватила штатных и внештатных белорусских «идеологов».

С момента появления в московской газете «Ведомости» статьи о судьбе российского либерализма, авторство которой приписано опальному олигарху М. Ходорковскому, белорусский официоз уподобился лысому грифу, регулярно прилетающему поклевать «комиссарского тела» «поверженного» либерального врага. Приученные все, что происходит в мире, а именно: сход лавин в Альпах, миграция арктических леммингов или драка в японском парламенте, трактовать в пользу правильности выбранного в 1994 году «курса», белорусские пропагандисты торопятся получить побольше идеологических дивидендов на стадии выработки окончательного сценария второго срока президентства В. Путина. Так что приезд в Минск профессора Кара-Мурзы оказался как никогда кстати.

«Благотворное» влияние идеолога «не очень образованных людей… крестьян, а также студентов» (двоечники!) сказалось почти мгновенно. Стоит только обратить внимание на статью Нины Шелдышевой «Манифест раскаявшегося олигарха», опубликованную 09.04.04 в печатном органе белорусского правительства – газете «Республика». Отвесив ритуальный поклон идеологическому «гуру» (С. Кара-Мурза), госпожа Шелдышева «победоносно» грозит «пальчиком»: «Белорусским либерал – и национал – демократам, критикующим Александра Лукашенко, остановившего победное шествие либерализма у белорусских границ, почитать эти откровения Михаила Ходорковского крайне полезно».

…Почитали, даже перечитали. Ну и что? Откровения тюремного «сидельца» не дают никаких оснований белорусскому официозу в лице Н. Шелдышевой и печально известного Ю. Ледника («P.S.» БТ, 09.04.04), потирая руки в стиле «сколько веревочке не виться…», заявлять, что «можно поставить крест на идеях либерализма». За две недели радостных шаманских танцев белорусского официоза на «могиле» российских «либеральных реформ» определились основные «полезные советы», которые были извлечены из опыта кризиса российского либерализма. Список, между прочим, не длинный. Открывает его анафема российскому опыту приватизации. Затем следует критика рыночной российской экономики и либеральных российских реформ в целом. С удовлетворением констатируется усиление в РФ государственного регулирования экономики, что является признанием ошибочности ранее выбранного политического курса. В завершении списка мы найдем гимн всенародной благодарности власти, которая по примеру восточного соседа «прозорливо» не бросилась в «омут либеральных фантазий» и не позволила либералам «растащить» всенародное достояние, которое теперь уж точно достанется нашим «деткам» – БРСМовцам.

В данном случае трудно удержаться от «детских вопросов». В частности, было бы любопытно уяснить следующее: учитывая, что Минск преподносит письмо олигарха как своеобразный отчет о проделанной работе на либеральной ниве, то хотелось бы понять: либеральные взгляды являются генетической предрасположенностью российских олигархов или это приобретенное свойство? Проще говоря, насколько верно предположение, что подследственный СИЗО № 4 является несомненным Апостолом российского либерализма?

Народившееся в середине 90-х годов племя российских олигархов долгое время было озабочено только расширением своих активов и выстраиванием вертикально интегрированных холдингов. Найти в этом «средневековье» первоначального накопления капитала среди постоянно враждующих между собой новых «князей» российской экономики «генераторов» либерализма было практически невозможно. Когда же произошла «смычка» олигархов с либерализмом? Она произошла тогда, когда встал вопрос о защите приватизированного имущества. Защита частной собственности – одна из основ либеральной идеологии. Вот только защищали эту собственность российские олигархи весьма своеобразно, зачастую одновременно финансируя как правый, так и левый политические фланги российского политического спектра, что произошло в очередной раз и на последних думских выборах.

Трудно понять, кого имеет в виду Михаил Борисович, говоря, что «те, кому судьбой и историей было доверено стать хранителем либеральных ценностей в нашей стране, со своей задачей не справились. Ныне мы должны признать это со всей откровенностью». Если он видит в роли «хранителей» господ Абрамовича, Аликперова, Дерипаску и даже Мордашова, то ему ли не знать, что даже консолидированная поддержка российских олигархов переизбрания на второй срок Б. Ельцина не проистекала из-за неукротимой приверженности вышеперечисленных уважаемых в обществе господ либеральным ценностям.

Если подразумевались иные «хранители», в частности бывшие лидеры СПС, то, при всех добрых чувствах к этим одержимым страстями людям, трудно представить их в столь библейской роли.
Может быть, речь идет о «либеральных правителях», но к ним можно отнести только двоих – Е. Гайдара и А. Чубайса. Первый был у кормила власти почти год, второй периодически выныривал у «трона», чтобы в конце концов заняться делом на своем «свечном заводике». Если М. Ходорковский считает «либеральными правителями» господ Черномырдина и Примакова, то тогда с тем же успехом З. Позняка можно объявить русофилом. Но именно при Черномырдине и была создана империя «Юкос». …

Если Михаил Борисович, опираясь на неплохо выстроенную систему поддержки развития гражданского общества в формате «Открытой России», сам себя считает хранителем «либеральных ценностей», то озвученная самокритика сродни скромному отказу от шапки Мономаха Борисом Годуновым, который, как мы помним по истории, все-таки дал себя уговорить и, буквально рыдая, взошел на престол. Большего политического удара по В. Путину, мгновенно превращающемуся в коварного тюремщика Апостола российского либерализма, и представить себе трудно.

Между тем «взяли» Михаила Борисовича Ходорковского за «дела давно минувших дней» – приватизацию. Бывший глава крупнейшей российской корпорации во многом олицетворяет специфический этап развития российского капитализма, который был непосредственно связан с итогами знаменитых приватизационных конкурсов. В рамках весьма несовершенных законов и явно заниженных цен (но не за 1 дойчмарку, как в бывшей ГДР) в России в период приватизации прошло 2100 приватизационных конкурсов. Из них 350 с течением времени были признаны недействительными (16%). Акции подлежали возврату в руки государства. Не вернули 1% акций. В принципе, за этот процент уже второе десятилетие и костерят почем зря идеолога российской приватизации – Анатолия Чубайса. Все остальное является ни чем иным, как мифом о «распроданной» Родине, так как изначально не ставилась задача насыщения бюджета деньгами от приватизации. Цели были более масштабные. Стратегические: приватизация должна была привести к скачку в эффективности менеджмента и потянуть за собой всю экономику и инфраструктуру. Тактические: на этапе формирования российского класса капиталистов не допустить продажу ресурсов страны за рубеж по дешевке. В большей степени это удалось.

Между прочим, даже белорусский президент не раз картинно поднимал руки к потолку, взывая: «Где же этот эффективный собственник?» Ищет, одним словом…

Тогда возникает второй попутный «детский» вопрос: «Можно ли отождествлять российский либерализм исключительно с олигархами?» Только частично. Олигархи подхватили либеральную идею тогда, когда она им понадобилась для использования в качестве щита от национально-классового наступления силовиков. Могла ли Россия вообще миновать олигархический этап своего развития? Нет, олигархия присуща не только определенному этапу капитализма. Ее корни, если использовать привычное классическое марксистское деление на социально-экономические формации, имеются как в феодальном обществе, так и в развитом социализме. На базе разрушенной социалистической системы управления появление ФПГ было неизбежно, так как они идеально приспособлены для деятельности в условиях, когда экономические отношения разрушены\обновляются, законодательные основы только закладываются, государство открыто жаждет поддержки от капитала, опасаясь почти неминуемого банкротства из-за разрушения налогооблагаемой базы.

Минует ли Беларусь этап олигархического капитализма? Нет, не минует. Мы обречены на еще более жесткую, по сравнению с Россией, приватизацию и на появление нескольких могучих ФПГ. Порукой этому является не только перегруженность белорусской экономики «флагманами», но «осатаненность» давно отмобилизованной белорусской номенклатуры, которая буквально кусает локти, наблюдая за ростом персональных автопарков у своих коллег по СНГ. Процесс белорусского разгосударствления будет осложнен еще тем, что белорусская экономика, в принципе, уже давно приватизирована одним человеком с хорошо знакомой для миллионов избирателей фамилией. От этого суперолигарха никакого либерального ренессанса в Беларуси не дождешься в принципе.

Другое дело, что время российских олигархов прошло. Россия перешла в иную стадию развития капитализма. Страна вступила в этап жесткой конкурентной борьбы за место на мировом рынке. Так что губит ФПГ не нашествие «отмороженных» силовиков (от них можно было бы, в конце концов, откупиться), а то, что и назвал В. Путин 12 февраля в качестве российской национальной идеи, – конкурентность. Конкурентность – это степень удовлетворения потребителя, собственника, наемного рабочего и государства. Они все участники рынка, и только тогда, когда они все довольны выставленным на рынке товаром, что подразумевает: потребитель доволен соотношением качества и ценой, собственник прибылью, рабочий заработком, а государство налогами и высоким уровнем занятости электората, можно считать, что конкурентность достигнута. Развитые монополистические олигархические структуры не удовлетворяют ни одного из участников рынка, даже собственника.

Кроме того, оказалось, что ФПГ объективно не заинтересованы в развитии среднего бизнеса, а до малого им вообще дела нет. Но ведь именно средний и мелкий бизнес являются массовой базой и опорой либеральной идеи. Порождаемый им средний класс создает стабилизационную массу реформ. Кроме того, малый и средний бизнес, как правило, не регистрируется в Гибралтаре и меньше всего озабочен поиском приложения своих капиталов за рубежом. Поэтому современная российская власть пусть крайне непоследовательно и топорно, но все последние четыре года ищет пути к сердцу этой части российского бизнеса.

Российское бизнес-сообщество расколото. Либерализм 90-х годов, выразителем которого на завершающем этапе являлся СПС, долгие годы исповедовавший «дистиллированный» западный либерализм, оказался в одной лодке с другими «консерваторами» – частью КПРФ и ЛДПР. Все они являются «поколением Ельцина» (так же, как современную белорусскую политическую элиту некоторые исследователи не без оснований считают «поколением Позняка») и объективно были заинтересованы в сохранении первой стадии развития русского капитализма. «Консерваторы» были обречены. Им не помог бы даже всесильный административный ресурс, которым они не раз до 2003 года с успехом пользовались.

Кроме того, классический либерализм не смог дать ответа на наиболее мучительные вопросы, вставшие перед российской элитой: «Как сохранить управляемость огромной и слабонаселенной территории», «как добиться конкурентоспособности, когда основные производственные силы страны находятся в наименее приспособленных для жизни и работы климатических зонах планеты», «как противостоять экономическому «растаскиванию» российских регионов мировыми региональными центрами», «что необходимо противопоставить практически неизбежным росткам сепаратизма в многонациональной стране» и т.д. и т.п. Автору этих строк возразят, что Россия могла взять на вооружение опыт ЕС, забывая то, что степень централизации в Евросоюзе уже оказалась на всем нам знакомой стадии Советского Союза. Во всяком случае, немцы и французы уже стонут, что «кормят» всю Европу. Знакомо, не правда ли? Кроме того, нет уже ни Франции, ни Германии, ни других европейских стран. Они не выжили. На их месте есть огромная Европейская Империя с национально-культурными автономиями. По сравнению с ней Либеральная Империя А. Чубайса – настоящая рыночная вольница в духе запорожских казаков.

Выживет ли российский либерализм? Конечно. Конкурентность и либеральная идея – сиамские близнецы. Без конкурентности Россия не удержится на мировых рынках, произойдет экономическая и политическая дестабилизация, фрагментация ее территории. Но телегу придется поставить позади лошади, а не так, как она стояла все предыдущие годы.

К сожалению, по старой русской традиции, эту самую «телегу» будет переставлять «ямщик». Либеральная революция «сверху» – очередная проблема для российской власти, не снятая с повестки дня за последние триста лет. Следовательно, будет выстраиваться новая идейная пирамида, опирающаяся на желательную поддержку среднего и малого бизнеса, среднего класса. Будет ставиться задача делюмпенизации интеллигенции и привлечения ее к столь сложному делу. Судя по всему, навсегда уйдут в прошлое «Яблоко», произойдет перерождение правых, не исключено появление либеральной массовой партии. Это будет другая либеральная идеология, другая экономика и другая Россия – со своими проблемами и своими ошибками, за которые можно и нужно критиковать. Но, конечно, не так, как это сделал уже упомянутый Я. Романчук в интервью «Белорусским новостям», в котором он обвинил Россию в том, что она не просто не дотягивает до «четких критериев» либерализма, но вообще, как говорится, «рядом не стояла». Стоит заметить, что демократия и либерализм являются все-таки процессом. После «Декларации независимости» рабство в США процветало еще почти 100 лет. Более того, совсем недавно там еще не голосовали женщины, в армии были раздельные казармы для белых и афроамериканцев и т.д.

Александр Григорьевич из того же «поколения Ельцина». Новолиберальная Россия ему не нужна. Более того, она несет ему гибель. Белорусский президент был востребован эпохой «стреляющих» 90-х и прекрасно в нее был встроен. В новый век он не вписался. Отсюда и ожесточенный пропагандистский накат на все, что можно причислить к либеральным реформам. Так что за критикой российского либерализма, ерничеством над его проблемами и многочисленными идейными и организационными кризисами скрывается открытое неприятие курса В. Путина. Но этого мало. Минску, чтобы выжить, никуда не деться от жесткой идеологической войны. Так что может быть профессору Кара-Мурзе стоит вообще перебраться в Минск?

Метки