ЗПризрак консолидации. Часть I.

«Правда слишком многогранна для того,
чтобы кто-либо позволял себе думать,
что он знает всю правду».
Джавахарлал Неру.

Не каждый день белорусские государственные СМИ благосклонно оценивают статьи и интервью деятелей оппозиции. Тем не менее, в последней за 2003 год передаче БТ «P.S.» были позитивно оценены два материала, авторами которых являются известные в стране политики от белорусской Объединенной гражданской партии. Речь шла об интервью Е. Лобановича и статье Я. Романчука (Е. Лобанович. «Российский избиратель готов голосовать за нацистскую идею…», «Народная Воля», 30.12.03; Я. Романчук. «Режимный ресурс», БГ, 29.12.03 г.). Интригу добавило то, что после подробного цитирования текста вышеназванных публикаций в эфире прозвучало знаковое слово – «консолидация».

Итак, в преддверии политически сложного года (парламентские выборы, нерешенный вопрос о формате продления полномочий белорусского президента, президентские выборы в РФ, завершение процедуры вступления соседних держав в ЕС, выборы в США и т.д.) в повестку дня белорусской политической жизни была сделана попытка вбросить идею «консолидации» противостоящих политических сил. Что это – реальная возможность сегодняшнего дня или призрак? Возможно ли в принципе некое согласие, пусть и ограниченное второстепенными вопросами сложившегося в республике политического статус-кво, между белорусской исполнительной властью и «непримиримой» оппозицией?

Естественно, вышеназванные публикации видных функционеров ОГП серьезной базы для консолидации расколотой белорусской политической элиты не создают. Но авторы затрагивают некоторые проблемы, по которым между оппозицией и властью расхождения взглядов минимальны или даже отсутствуют. С известной долей осторожности, это позволяет говорить, что определенные тенденции сближения между политическими полюсами все-таки существуют.

Упомянутые статья и интервью посвящены разным темам. Интервью Е. Лобановича целиком основано на оценке итогов думских выборов в РФ, а статья Я. Романчука посвящена итогам работы белорусской экономики в 2003. Но при сопоставлении выводов, к которым пришли авторы, невольно обнаруживаются определенные параллели, на что справедливо обратил внимание и ведущий «P.S.».

Итак, направим свой взор к основным идеям, заявленным в двух публикациях. С целью систематизации взглядов авторов, мы сделаем попытку свести их в своеобразные блоки.

Первый блок посвящен итогам декабрьских выборов в Государственную Думу РФ и предсказаниям политического будущего России – партнера Беларуси по Союзному Государству. Основные выводы:

•  «Россия идет по пути Беларуси, причем эти процессы носят необратимый, я бы сказал, фатальный характер». (Е. Лобанович – А.С.);

•  «Россия, на мой взгляд, стала на латиноамериканский путь развития, из которого выхода в круг высокоразвитых государств не существует». (Е. Лобанович – А.С.);

•  В России «на сегодняшний день установлен тотальный контроль над всеми ветвями власти…» (Е. Лобанович);

•  «Внутри регионов схема отрабатывается очень просто: победивший на выборах «путинский» губернатор тут же «подгребает» под себя все СМИ без исключения…». (Е. Лобанович);

•  «Правая, либеральная идея сейчас в России практически никому не нужна. (Е. Лобанович);

•  «В общем, все дело в масштабах…Беларусь по сравнению с Россией очень маленькая страна, поэтому и отношение к нашим властям в плане соблюдения демократии более жесткое» (Е. Лобанович);

•  «…российские избиратели готовы голосовать за исключительно популистскую, даже нацистскую идею». (Е. Лобанович).

Второй блок связан с оценкой состоявшихся выборов в Государственную Думу. К этому блоку относятся следующие выводы:

•  Российские власти на думских выборах активно использовали административный ресурс;

•  Российская исполнительная власть во время выборов практически руководила судебной системой;

•  «.. вмешательство губернаторов в результаты выборов (?) носило, я бы сказал, беспрецедентно брутальный характер ввиду подавления всех и вся» (Е. Лобанович);

•  «Главная их ошибка (правых сил – А.С.) – они не объединились перед выборами, не нашли правильного политического позиционирования …они не нашли социальной базы для себя» (Е. Лобанович);

Третий блок связан с оценкой потенциальных социально-экономических и политических возможностей развития Республики Беларусь. В частности, отмечается, что

•  «…мы еще не утратили возможность провести нормальные политические и либеральные экономические реформы, честную приватизацию…» (Е. Лобанович);

•  «…главным структурным и институциональным позитивом 2003 г. является дальнейшее улучшение стартовых возможностей для рыночных реформ, рационализации национальной экономики с учетом богатого опыта и большого количества ошибок, за которые заплатили налогоплательщики других стран» (Я. Романчук);

•  «Сергей Сидорский, неоднократно демонстрировавший несогласие с российской экспансией капитала, наверняка будет лоббировать реструктуризацию с предоставлением пакетов акций для менеджеров высшего звена…Директорам послали четкий «мессидж»: вы можете стать участниками большой имущественной игры, а не просто сторонними наблюдателями на пиршестве иностранных, преимущественно российских дядек» (Я. Романчук);

•  «Блокировка (?) приватизации предприятий нефтехима в 2003 г. – неудача с точки зрения выполнения доходной части бюджета, но победа будущих белорусских капиталистов, которые пока не отдали ни пяди родных активов». (Я. Романчук);

Четвертый блок связан с оценкой перспективы интеграции России и Республики Беларусь. Это оценочный блок, и он прямо связан с общим фоном, который был создан выводами трех предыдущих блоков. Здесь мы найдем следующие мнения:

•  «Самое страшное для Беларуси, что может произойти, – это если мы попадем в их орбиту (российскую – А.С.). И тогда наша страна из нее не вырвется лет 50–70, и будем тогда вместе с Россией барахтаться в этом латиноамериканском болоте …нас ждет абсолютно коррумпированный капитализм латиноамериканского разлива, огромный разрыв между олигархами, которых единицы, и абсолютным большинством нищих. Это на десятки, десятки лет. Это болото засасывает» (Е. Лобанович);

•  «Они (российские ставленники – А.С.) возьмутся не за Лукашенко, они возьмутся за Беларусь. Они ее навсегда включат в свою орбиту, а методы будут самые жесткие» (Е. Лобанович);

•  «На сегодняшний день спасение независимости Беларуси… в первую очередь зависит от Александра Лукашенко … В вопросе отстаивания суверенитета Беларуси перед кремлевской угрозой мы должны Лукашенко поддержать» (Е. Лобанович).

Так и хочется добавить – «что и следовало доказать».

«Муха, которая не желает быть прихлопнутой,
безопасней чувствует себя на самой хлопушке»

Георг Кристоф Лихтенберг, немецкий писатель-сатирик

Приступая к анализу данных публикаций, необходимо признаться, что последние 3-4 недели автор этих строк ожидал появление подобных масштабных материалов в белорусской оппозиционной печати. Дело в том, что почти сразу после 7 декабря они стали публиковаться в форме небольших по формату и поверхностных по содержанию заметок. Но только на рубеже 2003/2004 годов появились серьезные и вполне продуманные публикации. Учитывая то, что пропагандистская волна, направленная против путинской России, накрыла Западную Европу еще 12–14 недель назад, а в Восточной Европе она никогда не стихала, то такую задержку можно объяснить все-таки гораздо большим экономическим и политическим влиянием, которые имеют внутренние российские проблемы на Республику Беларусь, чем на ту же, к примеру, Республику Польша. Публикации Я. Романчука и Е. Лобановича находятся не только в рамках пока слабо намеченной тенденции поиска единой платформы с белорусскими властями, но и в общем русле европейской кампании против Кремля.

Дело в том, что у белорусских властей появился некий «шлюз» на Запад. И связан он с продолжающейся переоценкой роли России на Западе. Возможно, А. Лукашенко попытается встроиться в этот пропагандистский поток с далеко идущими политическими последствиями лично для себя. Не зря же он поручил 8 декабря белорусскому МИДу приступить к «нормализации» отношений с Западом. Пример Ливии в этом плане показателен, а ведь белорусские спецслужбы, слава Богу, никакие «Боинги» над Шотландиями не взрывали.

Несмотря на то, что в понимании официального Минска такая потенциальная «нормализация» не имеет никакого отношения к «размораживанию» политической ситуации в стране, у белорусских властей на этом пути могут появиться попутчики из белорусской оппозиции. Они могут сойтись на почве борьбы с Востоком… Но к этому интересному вопросу мы еще вернемся в рамках этой же статьи.

Дело в том, что здесь необходимо сделать некоторое отступление. Восточная Европа десятилетиями консолидировано противится налаживанию экономических и, тем более, политических связей Москвы с Парижем, Лондоном и Берлином. Варшаву, Прагу, Софию, а также Балтию крайне беспокоят темпы роста российской экономики, участие российских корпораций в приватизации и покупке предприятий на территории Восточной Европы, доминирование России в ряде важнейших секторов, прежде всего энергетического, восточноевропейского рынка. Для примера, бывшие участники Варшавского Договора в свое время приложили немало усилий, чтобы не допустить Россию на Балканы. (Дошло до того, что миротворческие силы России пришлось высаживать в портах натовского государства – Греции.) Список таких «примеров» можно продолжить до бесконечности. Фактически, Балтия и западные славяне ведут против России свою, малую «холодную войну», стремясь втянуть в нее и Западную Европу.

Кризис наступил в конце зимы и начале весны 2003 года. Ирак фактически расколол единую Европу. Возникший на определенное время антиамериканский политический альянс Париж – Берлин – Москва привел правительства стран Восточной Европы в состояние политической комы. Отголоски тех открытых и закулисных политических схваток до сих пор гуляют по брюссельским коридорам.

Тем не менее, осенью 2003 года восточноевропейцам почти удалось втянуть Западную Европу в пропагандистский поход на Москву.

Итак, современная платформа восточноевропейской пропаганды против РФ опирается на следующие «столпы»:

•  Дело М. Ходорковского;

•  Личность В. Путина – бывшего офицера КГБ;

•  Криминальное происхождение российского капитала (что причудливо переплетается с осуждением действий российских властей в отношении корпорации «ЮКОС»);

•  Рост национализма в массе российского электората, успех среди российских избирателей националистических ЛДПР и блока «Родина»;

•  Ответственность России за положение с демократическими свободами и правами человека в Беларуси и Молдавии;

•  Чечня.

Восточная Европа страстно стремится вернуть себе статус «европейского пограничья» – вечного «фронта» с враждебной восточной «империей». Между прочим, такой воинственный статус позволяет надеяться и на солидные финансовые привилегии. Поэтому западные славяне в союзе с прибалтами прилагают серьезные усилия для того, чтобы сдвинуть традиционный европейский антиамериканизм в сторону не менее традиционной европейской, скажем дипломатично, настороженности к Москве.

Это сложная и тяжелая работа, на которую решились наши западные соседи. Во многом это связано с тем, что зачастую россияне идут буквально следом за восточными европейцами.

В частности, не менее злободневные вопросы в отношении происхождения крупных состояний можно задать некоторым крупным собственникам приватизированного имущества в Польше, Чехии и в той же Болгарии, где скандалы, подобные «ЮКОСУ», начались на несколько лет раньше, чем в Москве. Стоит вспомнить, что «приватизационные» вопросы задавались даже некоторым восточноевропейским президентам…

Трудно будет отрицать, что ряд националистических политических лозунгов блока «Родина» и ЛДПР являются ни чем иным, как практически непрямым переводом на русский язык лозунгов крупных, влиятельных и уважаемых политических сил, которые в свое время находились у власти или продолжают держать ее в своих руках в странах Балтии и Восточной Европы. Во всяком случае, национализм в этих странах воспринят обществом как естественная и всеми уважаемая идеология. Тем забавнее смотрятся обвинения россиян, отдавших свои голоса «Родине» и ЛДПР, в том же национализме. Вроде, однако, братья по разуму… Или это не национализм, а нечто другое, давно знакомое? Но к этому вопросу мы еще вернемся в рамках этой статьи.

«Национализм – это проявление слабости нации, а не ее силы.
Заражаются национализмом по большей части слабые народы...»

Д.С. Лихачев

Пройдемся дальше по списку восточноевропейских претензий к России. Чечня. После демонстрации по всем мировым новостным видеоканалам зачисток польского спецназа в Басре – выбивание дверей, заламывание рук, приставление автоматов к головам иракцев – стало труднее аргументировать особую позицию Праги и Варшавы по оценке действий российской армии в горах Кавказа.

Стоит отметить, что все вышеперечисленные основные шесть пунктов претензий Восточной Европы к России в обязательном порядке присутствуют в заявлениях и публикациях белорусской оппозиции по проблемам белорусско-российских отношений. Более того, не менее трех-четырех тех же пунктов традиционно задействованы в контексте антироссийских медийных «цунами», периодически провоцируемых белорусскими государственными СМИ. Иногда совпадения приобретают поистине трогательный характер. Невольно вспоминаются слова Н. Машеровой: «…мы должны прийти к осознанию того, что вступить в европейский интеграционный процесс уже другого уровня мы можем, только объединив свои усилия. Причем – не только двух государств, но и в самой Беларуси, объединив усилия власти и оппозиции» (Кур'ер, ноябрь 2003 г.). Нет нужды объяснять, на какой почве это «объединение усилий» возможно.

Во всяком случае, белорусская национально-демократическая оппозиция, которая приняла активное участие в российских парламентских выборах в качестве экспертов и советников одной из российских политических партий, тем не менее, пошла дальше своих друзей и товарищей из Восточной Европы, обвинив российского избирателя в приверженности к нацизму. Если учесть что СПС частично использовала во время предвыборной борьбы лозунги концепции «российская либеральная империя», то их советникам-белорусам пришлось совершить настоящее политическое сальто-мортале. Вопрос о приверженности россиян нацизму – тема для большого разговора, который также не стоит откладывать.

Остаются вопросы, связанные с самим характером российского капитализма. Белорусская оппозиция, акцентируя на себе роль разведчика в стане «врага», попыталась внести в эту проблему свой достойный вклад, пропагандируя одновременно(!) два взгляда на российский капитализм – латиноамериканский вариант и «государственно-олигархическая экономика». Между прочим, как говорят в Одессе, «это две большие разницы».

Обвинение российских властей в строительстве капитализма по южноамериканскому шаблону в свое время пришло все-таки из Восточной Европы, а не из Минска и было немедленно подхвачено российскими левыми. «В России воцарился латиноамериканский капитализм уголовного образца, где ничего никому не гарантировано, кроме криминального беспредела и насилия» (Г. Зюганов, Правда, № 114, 2003 г.) Но мы, естественно, не будем беспокоить прах российских коммунистов, а обратим свой взор на теоретические упражнения наших коллег из белорусской оппозиции.

В данном случае, без теории не обойтись. По политологической традиции, обращаясь к проблеме латиноамериканского варианта развития капитализма, мы имеем в виду знаменитый замкнутый политический круг: псевдодемократический режим, базирующийся на «оголтелом» популизме и обещаниях перераспределения собственности сменяется союзом оголодавшего населения с военщиной (хунта). Хунта официально отменяет демократию, «железной рукой» наводит «порядок», призывы к перераспределению собственности становятся основанием для тюремного заключения. Первое время массы забывают о голоде и наслаждаются «порядком», но потом в очередной раз оголодав, снова начинают обращать свой взор к местному новоявленному харизматику – «защитнику народа». И никого не удивляет, что зачастую новый лидер в свое время был ординарцем нынешнего военного диктатора. Тем не менее, колесо делает очередной поворот. Все остальное: коррупция, местные олигархи и экономический произвол ТНК, повальная бюрократизация – неотъемлемые, но вторичные признаки латиноамериканского варианта.

Вращает это пресловутое «колесо» не просто нетерпение полулюмпенизированных масс, а незавершенность экономических реформ и, прежде всего, земельных. Если на каком-либо повороте этого «колеса» удается довести до логического конца хотя бы часть насущных преобразований, то политическая ситуация исторически мгновенно меняется – страна получает политически стабильную систему. Ярким примером является сегодняшнее Чили. Страна бурно развивается, растет производство и экспорт. Но, чего не стоит забывать, растет и социальное расслоение населения. Это тоже побочный эффект реформ с мрачной, в формате Латинской Америки, социально-политической перспективой. Ничего не поделаешь, стерильной чистоты эксперимента достичь невозможно.

Итак, попытаемся систематизировать то, что мы знаем о латиноамериканском варианте строительства капитализма. Во-первых, это невероятно высокая степень влияния вооруженных сил (не пресловутых «силовиков», а именно армии и, иногда, флота). Во-вторых, бюрократизация всех сторон жизни общества. В-третьих, сохранение своеобразного «средиземноморского» патримониального политического стиля. В СНГ такой стиль присущ Грузии, где бывший президент страны Э. Шеварднадзе называет пришедших к власти лидеров «нашими детьми». И он не далек от истины.

Обратимся к российской реальности. Здесь мы обнаружим тоже огромную силу бюрократии и сопутствующую ей коррупцию поистине африканских масштабов. Но это вторичные признаки! Объявить В. Путина популистом-харизматиком нетрудно, но доказать истинность данного заявления невозможно. Еще больших усилий будет стоить поиск «оголтелых популистов» в правительстве М. Касьянова, среди кудриных и грефов. Стоит все-таки обратить внимание на слова А. Чубайса, который вполне обоснованно отмечал, что с 1991 года все российские правительства проводили исключительно праволиберальную политику.

Тогда, может быть, нам поможет российская армия и флот? Сомнительно. Даже с учетом того, что российская армия – единственная армия Европы, которая уже восемь лет не выходит из боев, что позволило провести селекцию командного состава, включая, естественно, генералитет, кандидата на роль российского Пиночета в ней не найдешь. Покойный генерал Лебедь в свое время воспринимался как раз в духе не право-консервативного российского диктатора, а в роли национал-популиста. Современные силовые структуры в России находятся под контролем гражданских лиц. Создать из них хунту невозможно.

Хунта невозможна еще потому, что структура современных политических кланов в Российской Федерации не просто кардинально отличается от клиентельских систем Латинской Америки и некоторых стран СНГ, но и потому, что эти кланы в последние годы оказались частично втянуты в могучие транснациональные финансово-политические элитарные группы.

Кроме того, современной, посткоммунистической России двенадцать лет, и мы не найдем за этот исторический промежуток политического события, позволяющего говорить о повороте знаменитого «латиноамериканского колеса». Не брать же для доказательства «латиноамериканизма» попытку неудавшегося левого путча 1993 года? Так, где же «латиноамериканский след» в современной России? Мы его не найдем. Вместо него мы найдем в России океан иных социально-экономических проблем, но не тех, на наличии которых настаивают деятели белорусской оппозиции. К сожалению, это только пропагандистский, слабо аргументированный, лозунг…

Тем не менее, добрую половину «латиноамериканского круга» мы отыщем в самой Беларуси. Это к разговору о том, что «Беларусь сохранила потенциал для быстрого старта» (Я. Романчук). Вот об этом «потенциале» мы и поговорим.

Продолжение следует

Метки