ВТО как неизбежность

Июль нынешнего года был отмечен несколькими событиями, связанными с продвижением в ВТО стран так называемого «славянского треугольника» – Беларуси, России и Украины.

Украина провела в Женеве заседание рабочей группы по приему Украины в ВТО. По итогам которого председатель группы Марио Матус отметил, что следующее заседание (а оно запланировано на октябрь) может стать последним. Иначе говоря, у Украины теперь есть все возможности вступить в ВТО до конца 2007 года. По словам Матуса, в августе-сентябре 2007 года будет подготовлена седьмая редакция доклада рабочей группы, которая должна быть «почти окончательной». Финальная редакция доклада может быть утверждена на заседании рабочей группы в октябре 2007 года. После этого Украине останется завершить двусторонние переговоры с Киргизией и закончить правку окончательных версий документов по присоединению.

Россия, в свою очередь активизировала свои консультации. В конце июля  в Женеве рабочая группа по присоединению России к ВТО официально возобновляет переговоры о подготовке финального документа по присоединению России к этой организации. В ходе переговоров России предстоит согласовать со странами - участниками ВТО уровень поддержки сельского хозяйства Россией и доказать, что российская промышленная политика соответствует требованиям ВТО – помимо прочего, в части открытия свободных экономических зон в России и в области таможенных требований. На повестку дня, по словам главы российской делегации Максима Медведкова, выносятся десять разделов доклада рабочей группы, который наряду с докладами по товарам и услугам определяет условия присоединения к организации.

Динамика движения соседей начинает задевать и уже традиционно находящуюся на периферии интенсивного международного диалога Беларусь. 14 июля во время пресс-конференции Александра Лукашенко руководителям белорусских СМИ о переговорном процессе со странами-членами организации рассказал вице-премьер Беларуси Андрей Кобяков. Основной смысл его слов свелся к тому, что Беларусь подтверждает свое  намерение присоединиться к ВТО, однако форсировать события она пока не станет.

Известно, что Беларусь направила свою заявку о вступлении в ВТО в сентябре 1993 года, практически синхронно и с Россией и с Украиной. Все эти годы процесс переговоров имел определенное развитие, однако последовательной и ясной линию белорусского правительства порой назвать было сложно.

Официальные комментарии относительно  ВТО носили весьма специфический характер и порою были прямо противоположными по смыслу. От смелых заявлений о том, что час вступления близок, или о том, что Беларусь и Россия уже договорились об одновременном присоединении, до абсолютно негативных оценок организации и признания вступления в нее ненужным, и даже опасным для собственного эксклюзивного концепта социально-экономического развития страны. Складывалось впечатление, что ясного представления о том, что такое ВТО и зачем туда надо вступать, попросту не было. В последние годы, похоже, адекватности стало больше. Как недавно выразил в кулуарах один из белорусских вице-премьеров – вступать придется «по-любому».

Спустя десять лет, после подачи заявки, в 2005 году заместитель министра иностранных дел Александр Михневич заявил, что Беларусь готова к тому, чтобы стать членом организации на 70%. В том же году не обошел внимание процесс присоединения к ВТО и белорусский президент, заявив, что «мы уже работаем в жестких условиях требований ВТО и при вступлении в эту организацию за счет работы нефтехимического комплекса, перерабатывающей промышленности, таких предприятий, как «Беларуськалий», получим дополнительно до 300 млн. долларов».

Ясности, как будто стало больше, однако разнобоя в оценках по-прежнему много. В чем же минусы и плюсы присоединения страны к ВТО и насколько это вероятно в ближайшем будущем?

Немногочисленные белорусские эксперты определяют, что от вступления Беларуси в ВТО в наибольшей степени выигрывают топливная промышленность и черная металлургия. Химическая и нефтехимическая промышленность, отрасли машиностроительного и лесного комплекса имеют достаточный запас финансовой прочности по отношению к последствиям либерализации конкурирующего импорта. Негативные последствия вступления в ВТО могут быть наиболее высоки в легкой, пищевой промышленности и производстве строительных материалов.

Для белорусского агропромышленного комплекса прогнозируется, что при сокращении государственной поддержки сельскохозяйственной продукции ее себестоимость может увеличиться на 1% в год, что не несет значительных отрицательных последствий. Видимо поэтому, органам госуправления уже настоятельно рекомендовано проводить политику поэтапного ухода от мер государственной поддержки сельхозпроизводителей, привязанных к ценам и объемам производства, при условии одновременной либерализации ценообразования в сфере продовольственных товаров. Надо признать, что в последние годы правительством были разработаны  подходы по формированию конкретных условий вступления Беларуси в ВТО в области сельского хозяйства и рекомендованы направления сокращения мер так называемой «желтой корзины» в соответствии с правилами ВТО.

Наблюдатели отмечают, что вступление Беларуси в ВТО также вызовет существенные изменения в сфере информационных услуг. Это, в частности, прогнозируют эксперты Института экономики Национальной академии наук. По их мнению, при вступлении в ВТО необходимо будет обеспечить равные условия конкуренции отечественных и зарубежных поставщиков информационных услуг. Кроме того, урегулирования потребуют вопросы налогообложения информационных услуг, так как необходимо определить, какому налоговому законодательству – страны-происхождения или страны-назначения – должна соответствовать та или иная услуга. Уровень готовности Белтелекома и более мелких коммерческих провайдеров к конкуренции в области информационных услуг с иностранными предприятиями очевиден. Их попросту сомнут конкуренты из других стран. И может быть в первую очередь из России. Белорусские поставщики услуг неконкурентоспособны изначально по причине гораздо более высокой стоимости доступа в Интернет по сравнению с большинством стран – членов ВТО. 

Кроме того, при вступлении в ВТО одним из основных препятствий для успешного развития экспорта электронных услуг на мировой рынок является практически полная невозможность осуществления электронной торговли, направленной на зарубежного потребителя, поскольку ее параметры никак не закреплены на законодательном уровне. В связи с этим, считают специалисты, предстоит разработать и принять ряд законов, которые бы урегулировали деятельность в сфере предоставления электронных финансовых услуг, определили бы порядок заключения электронных сделок. Необходимо также рассеять ту двусмысленность, которую демонстрирует белорусское правительство по отношению к сети Интернет в целом.

Совокупность таких шагов, по мнению специалистов белорусской Академии наук, может реально поспособствовать выходу отечественных предприятий на новые мировые рынки сбыта, поможет им более оперативно реагировать на изменение рыночной ситуации, существенно повысить конкурентоспособность своей продукции, в силу снижения издержек.

Важным сюжетом в отношениях Беларуси и ВТО является тема отмены дискриминационных нетарифных, антидемпинговых и других специальных ограничительных мер стран-членов ВТО в отношении белорусских товаров. Общая расчетная сумма потерь белорусских производителей от действующих антидемпинговых и иных защитных и нетарифных мер стран ВТО оценивается в размере 230-250 млн. долларов США ежегодно. Существует мнение, что вступление в ВТО, в этом смысле может дать заметный эффект. Хотя это не совсем так. Скорее всего, после присоединения к ВТО, отмена этих мер даст лишь краткосрочные выгоды Беларуси. К примеру, при оценке последствий снятия количественных ограничений на экспорт белорусского текстиля в ЕС установлено, что среднеарифметическая выборка Беларусью квот ЕС в последние годы составила менее 40%. Это свидетельствует лишь об одном – по конкретным позициям экспортный резерв надо искать в первую очередь в диверсификации производства и экспорта, поиске и реализации конкурентных преимуществ.

Одна из самых существенных угроз, по мнению многих специалистов и чиновников, состоит в возможности вытеснения белорусских товаров с традиционных рынков. С российского в первую очередь. Хотя, как показывают события, их оттуда, в последние полтора года, вполне успешно вытесняют и без ВТО. Однако, часть независимых экспертов считают, что реальной угрозы потерять рынок России в результате присоединения этой страны к ВТО в среднесрочной перспективе для Беларуси не существует. Беларусь должна стать полноправным членом ВТО не вследствие присоединения к этой организации России (или вместе с Россией), а в результате необходимости реализации долгосрочной и адекватной стратегии развития национальной экономики.

В сфере транспортных услуг прогнозные расчеты показывают, что вступление в ВТО приведет к дополнительному приросту грузооборота, экспорта и импорта транспортных услуг. При этом дополнительный прирост экспорта транспортных услуг значительно превышает прирост импорта, что можно рассматривать как чистый позитивный эффект от вступления в ВТО. Положительное сальдо торговли транспортными услугами в 2010 году прогнозируется на уровне 1260,7 млн. долл. США, из них 93 млн. долл. США – прирост, достигаемый благодаря вступлению в ВТО. Вступление в ВТО приведет к росту объемов оказания транспортных услуг субъектами хозяйствования республики на 5% по сравнению с трендовым уровнем 2010 года.

Анализ последствий либерализации рынка финансовых услуг Республики Беларусь в соответствии с требованиями ВТО, выполненный в 2004-2005 гг. Институтом экономики Национальной академии наук Беларуси с привлечением широкого круга специалистов, показал, что в среднесрочном периоде (5-6 лет) доля банковского рынка, контролируемая иностранными банками, приблизится к законодательно-ограниченной. После перераспределения рынка отечественные коммерческие банки в привлечении ресурсов будут охватывать примерно 85-90% вкладчиков – физических лиц, также в отечественных банках будет сконцентрировано 100% средств коммерческих государственных предприятий и порядка 50% средств предприятий частного сектора и небанковских финансовых организаций. Доля отечественных банков на кредитном рынке будет колебаться в пределах 55-60%.

Как видно, в текущий момент белорусским МИДом основной упор делается на активное продолжение двусторонних переговоров по доступу на рынок товаров и услуг.

В прошлом и нынешнем году было проведено несколько раундов двусторонних переговоров с девятью странами, по итогам которых подписаны итоговые протоколы с тремя членами ВТО. В апреле 2007 года в ходе официального визита белорусского президента в Индию был подписан итоговый протокол с этой страной,  сегодня занимающей заметные, и по общей оценке весьма перспективные, позиции в мировой торговле. Таким образом, число стран, с которыми завершены двусторонние переговоры, доведено до восьми (Китай, Индия, Турция, Куба, Болгария, Армения, Молдова и Кыргызстан), что довольно скромно.

Теперь, как можно понять из заявлений правительства, усилия будут направлены на активное взаимодействие с теми странами, с которыми двусторонние переговоры близки к завершающей стадии, а это еще примерно столько же. 

По заявлениям внешнеполитического ведомства, в рамках многостороннего формата переговорного процесса белорусской стороне удалось заручиться поддержкой большинства членов рабочей группы ВТО по присоединению Беларуси, а также руководства и секретариата ВТО.

Очевидно, что одним из главных тормозов продвижения переговорного процесса является вопрос соответствия национального законодательства правилам Всемирной торговой организации. В позитивном плане здесь стоит упомянуть, что еще в 2002 году была принята Концепция совершенствования законодательства Республики Беларусь, одной из ключевых целей которой признается  приведение нормативных правовых актов в соответствие с требованиями международных соглашений, заключенных в рамках ВТО. Надо признать, что кое-какие шаги в этом направлении Беларусью сделаны. И в принципе закон «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» сильно не противоречит правилам ВТО.

Однако законодательство пока остается едва ли не самым главным препятствием. Признают это и белорусские чиновники. Заместитель главы МИД Беларуси Александр Михневич в этом году заявлял, что в настоящее время переговоры Минска примерно с десятком стран по ВТО входят в завершающую стадию, однако ряд важных позиций еще не согласован с крупнейшими игроками глобальной экономики, такими как США и ЕС. Главная проблема – институт «золотой акции», позволяющий вводить госуправление на приватизированных предприятиях, а также проблемы, связанные с либерализацией банковского и страхового секторов. 

Сегодня квота для иностранных инвесторов в уставных фондах местных страховых компаний составляет 30%. Утверждают, что и она не выбирается. Белорусское правительство, при этом заявляло, что готово снять это ограничение. Но, понятно, что это не главное – главное в разрешении приходящим компаниям заниматься обязательным страхованием, страхованием жизни физических лиц, страховым обслуживанием государственных проектов и программ. Главное снять монополию.

Иначе говоря, вопрос не в отдельных разрешительных решениях. Вопрос, как всегда в совокупности. Главным препятствием и остается эта совокупность, точнее говоря, цивилизованная либерализация внутреннего рынка, экономической деятельности, установление одинаковых правил ведения бизнеса для иностранных и белорусских игроков. Сделать это будет крайне сложно, поскольку это способно постепенно нивелировать нынешнюю социальную сферу, и уж точно ту ее часть, которая завязана на поддержание социальной инфраструктуры крупными промышленными предприятиями. А по большому счету, это способно изменить вообще всю нынешнюю белорусскую реальность.

В сентябре 2006 г. белорусский МИД заявил, что Беларусь прошла две трети переговорного процесса. Однако сколько времени займет прохождение оставшегося пути, определить трудно. В силу белорусской управленческой специфики не берутся это делать ни чиновники, ни эксперты, не связанные с правительством.

 

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.