Deja vu

Беларусь продолжает оставаться в поле зрения международных организаций. Это подтвердила завершившаяся 9 июля в Киеве очередная сессия Парламентской Ассамблеи (ПА) ОБСЕ. В ней наряду с официальной делегацией Национального собрания приняли участие четыре сопредседателя Политического совета объединенных демократических сил (ОДС). С ними должен был быть и Александр Милинкевич, однако он ранее был приглашен в качестве почетного докладчика на Летний университет демократии, проводившийся в те же дни в Страсбурге Советом Европы.

Столь широкое представительство белорусской оппозиции было вызвано тем обстоятельством, что на сессии рассматривалась специальная резолюция «Положение в Беларуси», подготовленная представителем Дании Кристианом Пилем Лорентсеном. Идея принятия данного документа была выдвинута во время встречи членов Рабочей группы ПА по Беларуси и лидеров ОДС в Минске осенью прошлого года.

В целом резолюцию можно охарактеризовать как умеренно жесткую. В ней приветствуется выраженное белорусскими властями стремление активно сотрудничать с ассамблеей и Офисом ОБСЕ в Минске, а также приведение совместно с Палатой представителей в нашей стране в марте нынешнего года семинара «Изучение возможностей для Республики Беларусь в рамках Европейской политики добрососедства».

Однако этим позитивная составляющая ее содержания и ограничилась. Далее выражены сожаления, что как президентские, так и местные выборы не соответствовали стандартам ОБСЕ, что были приняты ужесточающие поправки в избирательный кодекс. Белорусское руководство призывается позитивно отреагировать на известные прошлогодние предложения Европейского союза, уважать право на свободу выражения мнений, обеспечить доступ к средствам массовой информации, не нарушать права негосударственных организаций, освободить всех политических заключенных и провести тщательное расследование дел исчезнувших политических деятелей.

Короче говоря, в резолюции не содержится ничего экстраординарного, там фактически еще раз приведен известный набор требований, которые международное сообщество предъявляет официальному Минску. Как заявила глава Рабочей группы Ута Цапф, «эта резолюция – не катастрофа». Тем не менее, реакция официальной делегации оказалась вполне ожидаемой: ее глава, вице-спикер Палаты представителей Сергей Заболотец предложил снять проект с обсуждения по той причине, что в ситуация в Беларуси будто бы в основном соответствует демократическим стандартам. Однако, несмотря на поддержку этого предложения верными друзьями – Азербайджаном, Казахстаном и, естественно, Россией, документ с некоторыми не слишком принципиальными поправками был сначала одобрен Политическим комитетом, а затем принят и на пленарном заседании.

Кроме того, по инициативе той же Уты Цапф был проведен «круглый стол», где, наряду с депутатами ассамблеи, в том числе членами официальной делегации, смогли высказать свои соображения о положении дел в стране и представители белорусской оппозиции. Это традиционная встреча на подобных мероприятиях ПА ОБСЕ, и белорусские официальные лица также повели себя достаточно традиционно, не явившись не нее. Возможно, они опасались, что в очной дискуссии с оппонентами смогут убедить своих коллег по Ассамблее в отсутствии проблем с демократией в стране.

Таким образом, все было достаточно стандартно. Посему определение случившегося в столице Украины в качестве некоего эпохального шага представляется некоторым преувеличением. В частности, с чьей-то легкой руки распространилось вводящее в заблуждение представление, что специальная резолюция по Беларуси была принята впервые в истории ассамблеи. Понятно, что большинство граждан нашей страны едва ли знакомо со всеми обстоятельствами сотрудничества Беларуси с Парламентской ассамблеей ОБСЕ. Поэтому представляется целесообразным привести наиболее существенные этапы взаимодействия с данной структурой.

Принимать участие в работе ПА ОБСЕ делегации Верховного Совета 12-го созыва начали с 1993 года. В силу своего слабого понимания основной массой тогдашних депутатов самой сущности парламентаризма большой пользы для себя тот орган из этого не извлек, хотя, безусловно, определенный опыт приобретался. Но, по крайней мере, тогда обходилось без скандалов.

Первый инцидент произошел в 1996 году, когда в период острого противостояния с Верховным Советом 13-го созыва Александр Лукашенко отказался дать указание правительству об оплате ежегодного взноса нашей страны, кстати весьма небольшого – порядка 9 тысяч долларов. В результате белорусская делегация чуть было не потеряла право голоса. Положение спас тогдашний казначей ассамблеи, британский депутат сэр Питер Эмери, заплативший эту сумму из собственных средств. Между прочим, потребовалось много усилий и около трех месяцев, чтобы ему все же вернули деньги.

После ноябрьского референдума 1996 года с просьбой о признании в ПА обратились как уже формально распущенный Верховный Совет, так и сформированная Палата представителей Национального собрания. В январе 1997 года, в соответствии с заключением специально созданной  мандатной комиссии, Постоянный комитет ассамблеи вынес заключение о сохранении полномочий за Верховным Советом Беларуси: аргументы Петра Кравченко, возглавлявшего делегацию ВС, склонили тогда европейских и заокеанских парламентариев к такому выводу. Не последнюю роль сыграл при этом и тот факт, что, по мнению ассамблеи, новоиспеченный парламент был не избран, а практически назначен.

Понятно, что смириться с этим белорусские власти не могли. Практически каждый год представители НС пытались опротестовать принятое решение, но всякий раз получали отказ. В октябре 1998 года была сформирована Рабочая группа ПА ОБСЕ по Беларуси, которую возглавил бывший министр иностранных дел Румынии, хорошо известный ныне Адриан Северин (которого в 2000 году, после избрания президентом ассамблеи, на этом посту сменила Ута Цапф). Посещения группой Минска совершались 3-4 раза в год, при этом практически обязательно – накануне зимней и летней сессий ассамблеи. Их задача заключалась в мониторинге ситуации в Беларуси и информировании об этом руководства и депутатов ассамблеи.

В начале 2001 года срок полномочий ВС формально истек, вследствие чего статус его делегации был понижен до уровня наблюдателей. Но, хотя в августе 2000 года состоялись выборы в Палату представителей, ПА не признала их соответствующими международным стандартам. Делегация НС получила такой же статус и регулярно участвовала в мероприятиях ассамблеи, постоянно поднимая проблему своего полноправного членства. Однако, несмотря на весьма активную поддержку российской стороны, вопрос признания полномочий НС еще около трех лет оставался в подвешенном состоянии.

Основные разногласия заключались в том, что следует признавать более важным при принятии решения: букву закона или его дух. Законом для ПА является ее регламент. А в регламенте не предусмотрено признание выборов честными и справедливыми как непременное условие членства. Ассамблея была создана в 1992 году, когда казалось, что демократия триумфально шествует по Европе, и, вероятно, в тот момент подобное требование казалось анахронизмом. Когда же словацкая делегация попыталась внести в регламент соответствующее изменение, что сделало бы ситуацию более определенной, усилиями России и ряда других стран СНГ эта попытка была успешно провалена.

С другой стороны, практически все отчеты Рабочей группы о состоянии дел в стране свидетельствовали о наличии серьезных противоречий с обязательствами, зафиксированными в основополагающих документах ОБСЕ, подписанных в том числе и Беларусью. Кроме того, действия белорусского руководства в отношении Консультативно-наблюдательной группы ОБСЕ в Минске также вызывали негативное отношение у многих депутатов ассамблеи. Поэтому значительное большинство делегаций долгое время считало неправильным поощрение страны в такой ситуации. Поэтому НС получило статус полноправного члена лишь в феврале 2003 года.

Так вот, ПА ОБСЕ с завидной регулярностью – в 1999, 2000, 2002 и 2003 (уже после признания НС) годах – принимала резолюции, неизменно имевшие критическую направленность в отношении белорусской действительности и отличавшиеся друг от друга лишь большей или меньшей степенью жесткости. Между прочим, в 2004 году в Эдинбурге должна была быть принята еще одна, однако тогда ее заменило совместное заявление Рабочей группы и делегации Национального собрания в ПА ОБСЕ – так называемый «Пакт Цапф-Орды».

В нем стороны продекларировали свое желание, чтобы предстоявшие парламентские выборы в Беларуси соответствовали стандартам ОБСЕ, выражалась надежда, что Центризбирком и белорусское руководство выполнят рекомендации недавней специальной миссии БДИПЧ ОБСЕ и, в том числе, «обеспечат справедливый доступ к средствам массовой информации для всех кандидатов, сбалансированное освещение избирательной кампании в государственных СМИ и обеспечение участия разных политических сил в избирательных комиссиях всех уровней».

В результате, как заявила в день выборов сама Ута Цапф, в Минске ее с коллегами дважды фактически выбросили из избирательных участков. По ее мнению, в ходе последних выборов для официальных наблюдателей от ОБСЕ было создано значительно больше препятствий, чем раньше. Как следствие, в пресс-релизе Рабочая группа заявила, что «выборы не соответствовали целому ряду обязательств ОБСЕ», а посему «Национальное собрание не может представлять истинное волеизъявление белорусского народа».

Так что ничего принципиально нового в Киеве не произошло. Поскольку к каким-либо позитивным сдвигам упомянутые резолюции и «круглые столы» не привели, трудно ожидать, что это произойдет и сейчас. Уже неоднократно отмечалось, что ни ПА, ни даже сама ОБСЕ не обладают действенными рычагами воздействия на авторитарные режимы. Крайне полярный с точки зрения уровня развития демократии состав участников вкупе с правилом принятия решения консенсусом не позволяют применять к нарушителям общепринятых стандартов какие-то решительные меры воздействия, и практически единственным ее «оружием» являются подобные резолюции.

Вместе с тем, отсюда вовсе не следует, что подобные действия являются совершенно бесполезными. Прежде всего, они свидетельствуют о сохранении интереса к нашей стране и желании изменить здесь ситуацию. Для белорусского демократического сообщества такого рода моральная поддержка очень важна. И наоборот, это держит в напряжении белорусское руководство, иначе вряд ли его посланники так активно пытались бы исключить из повестки дня «белорусский вопрос». Не случайно постоянный представитель РБ при международных организациях в Вене неделю спустя заявил, что Беларусь будет настаивать на продолжении реформирования структур и методов работы ОБСЕ, включая, вероятно, и ПА.

Наконец, не исключено, что в отсутствие таких акций положение дел в Беларуси могло бы быть еще хуже.

 

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.