Два исключения

На протяжении последнего времени произошли два события, отчетливо характеризующие эволюцию статуса лукашенковской Беларуси на международной арене. Совет Европы исключил наше государство из Генеральной системы преференций при экспорте ряда отечественных товаров в Старый Свет, а ООН исключила официальную Гавану и Минск из списка стран, имеющих проблемы с правами человека, аннулировав мандаты специальных докладчиков по этим вопросам.

Первый результат явился результатом согласованных действий местных независимых профсоюзов, поставленных режимом за черту закона, ряда активных оппозиционных политиков и действительно принципиальных европейских чиновников. Второй – итогом компромисса между блоками государств Азии, Африки и Латинской Америки (числом 35) и стран Евросоюза (12), входящими в Совет по правам человека ООН. Известные авторитеты в области гражданских свобод (Китай, Иран, сама Куба и др.) порадели Фиделю Кастро и за компанию – его «младшему геополитическому брату» А. Лукашенко в обмен на устраивавший Запад механизм принятия решений в этой международной структуре.

Решение Евросоюза принесет белорусской экономике и, соответственно – режиму вполне конкретные головные боли (специалисты лишь спорят о степени их тяжести). На фоне прежнего нефтегазового донорства России такие взбрыки Старого Света прошли бы незамеченными. В настоящее же время – когда В.В. Путин очевидно закусил в контактах с Лукашенко геополитические удила – любая дополнительная соломинка экономических санкций способна сломать спину даже такому матерому верблюду (и по скорости соображения, и по неприхотливой привычке населения к употреблению колючки, сводящейся к «чарке и шкварке») как современный политический режим Минска.

Что касается ООН, то с рекомендациями соответствующего Совета этой организации и ранее никто особенно не считался. Поскольку же в ответ на вышеуказанную дипломатическую «хитрость» США решили лишить эту контору своей доли финансирования (порядка 1/3 – 1/4 ее бюджета), последствия данного решения могут серьезно впечатлить его участников и повлиять на их дальнейшие умонастроения. В отличие от электората Лукашенко, ооновские эмиссары афро-азиатских диктатур не привыкли отказывать себе в материальных удовольствиях и, возможно, белорусскому батьке придется – сняв льготы со своих пенсионеров – перевести сэкономленное на поддержку своего ооновского лобби.

Считаю, что последние два события – исключение Беларуси из системы торговых преференций ЕС и «черного списка» ООН – способствуют тому, что «ключи от Минска» еще в большей степени переносятся куда-то в закрома Кремля. Отечественная оппозиция должна была бы сейчас молиться на то, чтобы в 2008 году Путин остался на посту российского президента. Поскольку в случае какого-то глобального ЧП Путин немедленно не ринется подкладывать белорусскому лидеру соломку под известное место, как это впопыхах кинулся делать Милинкевич.

В настоящее время реальный водораздел между политическими силами в Беларуси проходит отнюдь не по бортикам детских любительских песочниц «ОГП – ПКБ – БНФ и т.п.». Сегодня имеются (потенциально) две партии власти. Одна целиком завязана на Лукашенко, ее представители сами по себе представляют пустое место: батькин «кредит доверия» – их единственный политический капитал (имеющий богатейшую историческую традицию обвально обесцениваться). Другая – это публика, уже сделавшая приличные (по местным меркам) состояния и желающая сохранить и, главное, законно приумножить их в ходе тотальной приватизации страны. Их не привлекает удел придворной челяди, живущей на крохи (пусть иногда и увесистые) от батькиных внешнеполитических гешефтов (типа пресловутой «Торгэкспо» и зачетов по российским сырьевым поставкам).

Отдельную категорию образуют местные бизнесмены и высокопоставленные в прошлом номенклатурщики, перебравшиеся на протяжении нескольких последних лет в Россию. У этих генералов из спецслужб и бывших «завхозов» есть уникальные знания (в том числе и бесценный компромат на первых лиц), еще советский опыт интриг и определенные средства. В известной ситуации они способны бросить на чашу весов конкретные материальные и информационные ресурсы. Присутствуют на втором плане этой сцены и связанные в прошлом с Беларусью деятели, ныне преуспевающие на Западе и в Израиле. У многих из них намного больше подвязок в кругах влиятельных тамошних людей, чем у записных активистов местной оппозиции, торгующих своими благородно-утомленными лицами на второразрядных зарубежных политических шоу. (Хотя некоторые из последних все ж таки надеются быть востребованными в случае неизбежной перспективы легитимации «системы власти без Лукашенко» в глазах США и Евросоюза.)

Это – конкретные игроки на отечественном политическом поприще на среднесрочную перспективу. Именно их сбалансированные действия (включая вполне ожидаемых перебежчиков из первой партии власти) еще теоретически могут сохранить за Беларусью национально-государственный суверенитет.

Здесь опять на первый план выходит фигура Александра Козулина. Он был своим – до инкарнации в знакового оппозиционного политика – для первой и второй группировок, связанных с нынешним режимом. Он – вполне свой для московских эмигрантов и ряда московских политиков, его признают «классово и статусно» близким местные эмигранты на Западе. И, наконец, он способен общаться на одном языке с зиц-председателями из КДС. (О взаимном доверии кого бы то ни было к кому бы то ни было здесь речь даже не идет: структуры подобного рода являют собой вечный «террариум единомышленников».)

Именно поэтому Козулин и сидит до сей поры. Вся бросающаяся в глаза заморочка с официальным объявлением амнистии 2007 г. из переполненных и экономически обременительных белорусских лагерей обусловлена именно желанием режима удержать профессора и бывшего ректора за колючей проволокой как можно дольше (даже вопреки собственному, отнюдь не самому гуманному законодательству). Устраивает эта ситуация и многих деятелей КДС: им страшновато конкурировать с единственным политическим бойцом в этом государстве, способным отвечать за свои слова и платить за свои поступки.

Да и честным политикам на Западе пора усвоить: освобождение Козулина – это пострашнее отмены внешнеторговых преференций. Это – лишение местного режима всех внутриполитических опор, некогда предоставленных ему людьми, по сей день играющими в оппозицию и давно являющимися приложением власти, к тому же полностью бесплатным для нее.

 

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.