Александр Френкель

Мой папа

Суть нашей социальной болезни состоит в том, что единственная форма дискурса, представленная у нас – это универсальный дискурс, выносящий абсолютистские суждения.

Отсутствие значимых идей и инноваций в белорусской аналитике

Спрос на академическом рынке есть на более «генерализированные» выводы, гипотезы, исследования. Не может быть широкой рыночной ниши на сугубо локальные тексты.

Бизнес в Беларуси: особенности ключевых решений

Скорее не приватизация способна изменить тип мышления, а более высокая активность государства в международных экономических отношениях.

Принятие решений в белорусском обществе: специфика механизмов

Ни одна страна, которая ставит перед собой задачу развития, не может обойтись без отлаженной гуманитарной инфраструктуры.

Европейские ценности в Беларуси: история мутаций и расколов (II)

В этом основная проблема: раскол не в обществе, а в белорусских элитах, которые не могут и не хотят найти какую-то точку для взаимопонимания.

Гетерархия, Или можно ли белорусов научить быть европейцами?

Генеалогически данный прагматизм восходит к психологическому типу смекалистого крестьянина, компенсирующего низкий уровень образования хитростью и здравым смыслом.

Постсоветская социальная аналитика: нужен ли нам собственный Хабермас?

Почему вся русскоязычная социальная аналитика представляет собой неоленинизм и неосталинизм?

Григорий Перельман: в защиту ценностного дискурса

Без подлинного ценностного дискурса наше общество превращается в общество кривой морали и двойных стандартов.

Большой Брат и его коллективный разум

Инертная сеть коммунальных отношений делает невозможными любые социальные преобразования.

Потемкинские деревни белорусской науки

Наука не имеет национальной окраски, поэтому изоляционизм губителен для развития научной среды.