Беларусь и развивающиеся страны: в поиске новых «венесуэл»

Андрей Елисеев

Резюме

В 2014 году белорусские дипломаты продолжили работу по поиску новых «венесуэл» (согласно формулировке президента Александра Лукашенко) в Азии, Африке и Латинской Америке. В этом направлении произошёл некоторый прогресс, в частности речь идёт о запуске сборочного производства тракторов в Камбодже или заключении подобных договоренностей с Мозамбиком и Нигерией. Однако в целом достижения Беларуси в развитии торгово-экономических отношений с развивающимися странами 1 довольно скромные.

Слабая динамика освоения новых зарубежных рынков определяется не только низкой конкурентоспособностью белорусских товаров и инертностью государственного сектора экономики, но и различными внешними факторами. Развитию торговых отношений со многими странами Ближнего Востока препятствует военно-политическая напряжённость в регионе. Неопределённая судьба совместных проектов с рядом стран Латинской Америки обусловлена падением мировых цен на нефть, что отрицательно сказалось на состоянии экономик стран-партнёров.

В прошедшем году внешнеторговый баланс Беларуси с развивающимися странами несколько улучшился, но произошло это преимущественно в связи с ростом продаж калийных удобрений.

Тенденции:
Интенсивность внешнеполитических контактов растёт с каждым годом

В последние годы наблюдается устойчивый рост числа политико-дипломатических контактов Беларуси с развивающимися странами. Увеличение интенсивности связей Беларуси с этой категорией государств можно представить в виде числовых значений на основании методологии, которая применяется в регулярных мониторингах, выпускаемых под эгидой Белорусского института стратегических исследований (BISS) (диаграмма 1). 2

Диаграмма 1.
Индекс развития внешнеполитических контактов с развивающимися странами

Примечание. Не включена динамика внешнеполитических контактов Беларуси с Китаем.
Источник: Внешнеполитические индексы BISS, 2011–2014 гг.

Непростые отношения с Китаем: критическая ревизия

В системе отношений Беларуси с развивающимися странами Китай занимает особое место. Во-первых, объём товарооборота Беларуси с КНР превышает общий объём внешней торговли со всеми остальными развивающимися странами вместе взятыми (хотя доля КНР в общем объёме внешней торговли Беларуси остаётся сравнительно небольшой – 3.9% в 2014 году). Во-вторых, Беларусь установила с Китаем масштабное кредитно-инвестиционное сотрудничество. В-третьих, с момента провозглашения в 2006 году сотрудничества с Китаем в качестве одного из приоритетных направлений внешней политики, Беларусь значительно интенсифицировала политические контакты и взаимодействие с КНР в сфере безопасности, гуманитарной сфере и др.

Однако сохраняются неблагоприятные для Беларуси условия торгового и кредитно-инвестиционного сотрудничества с КНР. 3 Так, по-прежнему острой остаётся проблема отрицательного внешнеторгового сальдо, хотя в 2014 году соответствующий показатель (USD 1.73 млрд) несколько уменьшился в сравнении с 2013 годом (USD 2.37 млрд). 4 Как и ранее, большая часть экспортной выручки Беларуси в торговле с Китаем приходится на природное сырьё (калийные удобрения) и продукцию нефтехимической отрасли с низкой добавленной стоимостью. Вопреки ожиданиям белорусской стороны, объёмы прямых китайских инвестиций в экономику Беларуси остаются весьма небольшими, а влияние связанных китайских кредитов на экономику страны и отдельных предприятий зачастую неоднозначно.

Прошедший 2014 год стал своего рода годом истины в белорусско-китайских отношениях. Сложности и противоречия в двусторонних отношениях были очевидны и ранее, 5 но официальные лица предпочитали не говорить об этом публично и надеялись на положительные перемены. В минувшем году на официальном уровне впервые прозвучали критические высказывания по поводу чрезмерного отрицательного торгового сальдо с Китаем, равно как и относительно практики использования китайских связанных кредитов.

В феврале 2014 года Александр Лукашенко подверг резкой критике проект Китайско-Белорусского индустриального парка (КБИП). Действительно, работа по запуску КБИП, создание которого началось ещё в 2010 году, продвигается медленно, а меры по привлечению инвесторов и резидентов КБИП всё ещё мало результативны. Сомнительно, что первое производство в КБИП удастся запустить в 2015 году, как официально заявлялось ранее.

На августовском совещании у президента очередная порция критики была адресована китайским связанным кредитам. Белорусская сторона наконец публично признала наличие негативных последствий в связи с данной разновидностью инвестиционного сотрудничества с Китаем. К примеру, упоминалось о том, что не выдержаны сроки по модернизации Светлогорского целлюлозно-картонного комбината (проект, реализуемой совместно с китайскими партнёрами).

Белорусская сторона также отклонила предложение китайских компаний участвовать в строительстве второй взлётно-посадочной полосы Национального аэропорта «Минск». Сметная стоимость проекта, предложенная китайцами, оказалась завышенной, по оценке белорусской стороны, в четыре раза. Перспективы совместного проекта по сборке легковых автомобилей Geely стали ещё более неопределёнными в связи с китайско-казахстанской договорённостью о запуске аналогичного большого производства в Казахстане.

Весьма показательно, что в конце 2014 года в рамках масштабных кадровых перестановок отправлен в отставку заместитель премьер-министра Анатолий Тозик, в прошлом – посол Беларуси в КНР (2006–2010), считавшийся главным лоббистом белорусско-китайских отношений в белорусском правительстве. Впрочем, это не означает, что скепсис официального Минска серьёзно повлияет на дальнейшие планы сотрудничества с Китаем. Прежде всего потому, что китайская сторона попыталась уменьшить недовольство белорусских партнёров.

В сентябре Китай обязался выделить безвозмездную помощь в размере около USD 25 млн для электрификации КБИП, а в ноябре китайская военная делегация заявила о намерении предоставить безвозмездную военную помощь. Кроме этого, в сентябре 2014 года Минфин Беларуси и Государственный банк развития КНР подписали Меморандум о взаимопонимании, согласно которому КНР откроет две долгосрочные кредитные линии на общую сумму до USD 1 млрд. Наконец, осенью 2013 года председатель КНР Си Цзиньпин объявил о начале реализации проекта «Экономический пояс “Шёлковый путь”», который предполагает создание мощной логистической инфраструктуры, связывающей Китай и Евросоюз через территорию Казахстана, России и Беларуси.

Низкие цены на нефть влияют на отношения Беларуси со странами Латинской Америкой

По иронии судьбы, после июньского турне министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея по странам Латинской Америки (Никарагуа, Эквадор, Куба) перспективы развития отношений Беларуси с этим регионом лишь ухудшились. Поездка главы белорусского внешнеполитического ведомства фактически совпала с началом снижения мировых цен на нефть. Особенно существенно это снижение сказалось на экономике Венесуэлы, 96% экспортных поступлений которой обеспечивают секторы, связанные с производством и экспортом нефти.

Хотя в 2013 году Минск и Каракас согласовали «дорожную карту» развития двусторонних отношений с целью укрепления экономического сотрудничества, дальнейшая кооперация Беларуси со страной, находящейся в преддефолтном состоянии, является проблематичной. Сходные экономические сложности (хотя и менее выраженные в сравнении с Венесуэлой) переживает ещё один экспортёр нефти и важный партнёр Беларуси в регионе – Эквадор.

Между тем снижение цен на нефть может плохо отразиться и на перспективах сотрудничества Беларуси с группой латиноамериканских стран-импортёров нефти. Куба и Никарагуа – получатели венесуэльских субсидий (прежде всего в виде поставок дешёвой нефти или выгодных финансовых сделок в энергетической сфере), размер которых уменьшился с усугублением кризиса в Венесуэле. Соответственно, на карту поставлена платежеспособность этих стран и их возможности развивать производственную кооперацию с Беларусью.

Что касается Бразилии, то экспорт белорусских промышленных товаров в это государство по-прежнему минимален. Зато в 2014 году увеличились продажи белорусских калийных удобрений, в связи с чем объём экспорта в Бразилию вырос в денежном выражении до USD 709.6 млн (518.8 млн в 2013 году).

Мозамбик, Нигерия и Эфиопия – потенциальные африканские «венесуэлы»

Три потенциальные «венесуэлы» на африканском континенте, где Беларусь рассчитывает запустить свои производства, – это Мозамбик, Нигерия и Эфиопия. Именно с этими странами африканского континента, а также с Кенией и Суданом в 2014 году Беларусь развивала наиболее активные внешнеполитические контакты.

Признавая прогресс Беларуси в налаживании связей с этими странами, следует отметить, что сотрудничество по «венесуэльской» схеме здесь если и возможно, то его развитие займёт не один год. Торгово-экономические связи с Нигерией, где в сентябре с визитом побывал глава белорусского МИД Владимир Макей, осложняют кризисные явления в нигерийской экономике, сильно зависимой от цен на нефть. По этим причинам, несмотря на то что начало сборки тракторов МТЗ в Нигерии планировалось на конец минувшего года, сложно сказать, насколько успешно будет развиваться этот совместный проект.

Перспективы налаживания сборочных производств в Эфиопии и Мозамбике до сих пор также не ясны. В 2014 году объём белорусского экспорта в эти страны оказался минимальным и составил USD 3 млн и 1.8 млн соответственно. 6

Турция становится ключевым партнёром Беларуси на Ближнем Востоке

Турция – единственное государство на Ближнем Востоке и одно из немногих в условной категории развивающихся, с которым у Беларуси наблюдается устойчивый рост товарооборота в последние годы (с USD 266 млн в 2009 до 628.7 млн в 2014 году), причём импортная и экспортная линейки товаров в двусторонней торговле довольно разнообразны. В прошедшем году Беларусь продолжила работу по привлечению турецких инвесторов в страну и существенно интенсифицировала политические контакты. В июне 2014 года Беларусь и Турция отменили визовый режим для краткосрочных поездок и запустили соглашение о реадмиссии. Следует отметить, что ранее Беларусь не имела соглашений о реадмиссии с иностранными государствами: соглашение с Турцией запущено даже ранее аналогичной договорённости с Россией.

В минувшем году Беларусь также существенно активизировала контакты с Ираном (страну дважды в течение года посетил Владимир Макей) и ОАЭ, куда в октябре с официальным визитом прибыл А. Лукашенко. Объёмы белорусского экспорта в обе страны заметно выросли: с USD 46.2 млн в 2013 до 97 млн в 2014 году в случае Ирана; с USD 41.2 млн и 59.3 млн USD соотв. в случае ОАЭ. Египет – ещё одна страна региона, объём белорусского экспорта в которую существенно вырос в 2014 году – до USD 134 млн (USD 36.3 млн в 2013 году).

Взаимодействие Беларуси с другими странами Ближнего Востока в рассматриваемый период развивалось гораздо менее интенсивно. Белорусская дипломатия предприняла серьёзные усилия по развитию отношений с Ираком. Глава МИД В. Макей провёл встречи с президентом Ирака Мухаммедом Массумом во время официального визита в Багдад в августе, а также с главой Иракского Курдистана Масудом Барзани в рамках рабочей поездки в этот регион в сентябре. Беларусь рассчитывает принять участие в восстановлении страны, однако скорое окончание военного конфликта с «Исламским государством» маловероятно. Восстановление некогда тесных связей Беларуси с Сирией, Ливией, Тунисом также протекает медленно.

Развитие отношений со странами Южной и Юго-Восточной Азии

В этом регионе Беларусь укрепила свои традиционно развитые связи с Вьетнамом, намереваясь сделать это государство, по словам А. Лукашенко, «своеобразным плацдармом для продвижения экономических интересов Беларуси в регионе Юго-Восточной Азии». 7 В конце 2014 года страны Таможенного союза договорились с Вьетнамом относительно ключевых положений соглашения о зоне свободной торговли, которое может стать первым соглашением ЕАЭС о зоне свободной торговли с зарубежной страной.

В марте Владимир Макей предпринял турне по ряду стран региона (Вьетнам, Лаос, Камбоджа). В Камбодже открылся первый завод по сборке белорусских тракторов в регионе; в планах – поставки в страны региона около 400 тракторов ежегодно.

Конкретных результатов активного налаживания сотрудничества со Шри-Ланкой пока не видно. Зато интенсифицировалась кооперация Беларуси с Пакистаном, в том числе в военно-технической сфере. Что касается новейших индустриальных стран региона (Малайзия, Индонезия), то Беларусь увеличила туда сбыт калийных удобрений – на USD 150.7 млн и 190.9 млн соответственно.

Заключение

Расчёты официального Минска на то, что удастся с успехом спроецировать опыт сотрудничества с Венесуэлой на другие страны, оправдались лишь в незначительной степени. Прогресс в сфере создания собственных производств в зарубежных странах (Камбоджа, Мозамбик, Нигерия) оказался минимальным.

В ближайшие годы сложно прогнозировать существенное увеличение сбыта белорусской промышленной продукции на рынках развивающихся стран. В 2014 году внешнеторговый баланс Беларуси с этой категорией государств улучшился, прежде всего, за счёт сокращения импорта из Китая и увеличения выручки от продаж калийных удобрений в Китай, Бразилию, Индонезию, Малайзию и Индию.

В ушедшем году отчётливо проявилось разочарование белорусской правящей элиты в выгодах, связанных с сотрудничеством с КНР. Официальный дискурс о двусторонних отношениях стал более взвешенным.

Перспективы сотрудничества с рядом стран Латинской Америки и Африки представляются мрачными в связи с экономическим кризисом в этих странах, вызванным падением мировых цен на нефть.

Турция становится ключевым политико-экономическим партнёром Беларуси на Ближнем Востоке. Хотя отношения с Ираном интенсифицировались, объём белорусско-персидского товарооборота значительно уступает белорусско-турецкому объёму. Будущее отношений со многими другими странами региона (Ирак, Сирия, Ливия) выглядит неопределённо, поскольку нормализация общественно-политической ситуации в этих странах, судя по всему, произойдёт ещё не скоро.