Белорусско-российские отношения: евразийская воронка

Татьяна Манёнок, Анатолий Паньковский

Резюме

В 2013 году Россия интенсивно продвигала евразийскую интеграцию. Беларусь, со своей стороны, исчерпала ряд связанных с этой интеграцией преимуществ, тогда как её издержки возросли. Вступление России в ВТО обострило проблемы сбыта белорусской продукции на российском рынке. Одновременно чрезмерная «пристёжка» Беларуси к российскому рынку, переживающему рецессию, способствовала увеличению отрицательного торгового сальдо.

Продолжали нарастать сложности и обостряться конфликты интересов в таможенной «тройке», которые останутся определяющими на этапе формирования Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Принципиально важная для белорусского руководства проблема перечисления нефтяных пошлин в белорусский бюджет в течение года не нашла положительного решения; этот вопрос остаётся в повестке 2014 года. Исключительная зависимость Беларуси от России всё более ограничивает самостоятельность белорусских властей, включая вопросы управления национальными предприятиями, поскольку российские банки являются их прямыми кредиторами.

Тенденции:
Евразийский лабиринт

В 2013 году Россия продолжала форсировать евразийскую интеграцию в виде комплекса из трёх «матрёшек» – Таможенного союза (ТС), Единого экономического пространства (ЕЭП) и Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Как и предполагалось в предыдущих обзорах Ежегодника, 1 сложности и конфликты интересов, имевшие место на этапе подписания соответствующих интеграционных «пакетов», неизбежно сказались на этапе реализации проектов, в то время как ситуация переводилась на новый уровень сложности. Специально заметим, что более «глубокий уровень» интеграции вовсе не снимает проблем, которые возникли на предыдущих этапах.

В минувшем году стало очевидно, что, по мере осуществления мероприятий по синхронизации внутри ТС и ЕЭП, Беларусь в результате практически исчерпала основные преимущества в виде льготной цены на газ и особых условий поставок нефти. Речь идёт о том, что, несмотря на остающиеся ценовые преимущества при поставках российского сырья, конкурентные преимущества белорусских товаров на рынке Российской Федерации оказались утраченными (а энергетическая составляющая в себестоимости белорусской продукции возросла). Вступление России в ВТО на фоне форсированной евразийской интеграции обострило конкуренцию на ключевом для Беларуси рынке. Белорусские чиновники мгновенно заговорили о вытеснении с российского рынка белорусских производителей седельных тягачей, грузовых автомобилей, шин, сельхозмашин, продовольствия. «Мы уже в полной мере хлебнули негативных моментов, оказавшись по факту в ВТО, поскольку мы находимся в Таможенном союзе», – пожаловался первый вице-премьер Беларуси В. Семашко президенту А. Лукашенко весной 2013 года. 2

Белорусское руководство, впрочем, решило, что от евразийской интеграции можно получить новые бонусы на этапе создания ЕАЭС, который должен стартовать с 1 января 2015 года. В первую очередь речь идёт об экспортных пошлинах на нефтепродукты, которые Беларусь перечисляет в российский бюджет, но хотела бы этого не делать.

На протяжении года эксперты и чиновники таможенной «тройки» работали над договором о создании ЕАЭС и пытались устранить существующие изъятия и барьеры в торговле между собой. Справиться с этой задачей не удалось: осенью 2013 года перечень изъятий и ограничений в «тройке» включал 578 пунктов. В том числе в перечне оказалось и самое принципиальное для Беларуси изъятие – экспортные пошлины на нефтепродукты, отмену которых белорусское руководство отчаянно лоббировало на всех саммитах «тройки».

События и обстоятельства минувшего года довольно отчётливо показали, что в условиях разноскоростного вовлечения стран «тройки» в ВТО всё заметнее проявляются диспропорции в экономическом и социальном развитии стран-участниц ТС. Это явилось дополнительным стимулом для спусковых механизмов защиты внутренних рынков. Весной 2013 года российская ассоциация «Росагромаш» обратилась в Коллегию ЕЭК за защитой от недобросовестной конкуренции со стороны белорусских производителей сельхозтехники. На проблемы, возникающие на белорусском рынке, пожаловались также российские производители рыбной продукции, российская ассоциация предприятий кондитерской промышленности и т. д.

Белорусская сторона, не обременённая обязательствами перед ВТО, активнее других в «тройке» пользовалась инструментами защиты рынка. Именно по инициативе Минска ЕЭК увеличила в Таможенном союзе импортные пошлины на молочные продукты, сельхозтехнику, а также инициировала повышение тарифных ставок по группе других чувствительных для белорусской экономики позиций.

В 2013 году продолжилось обсуждение пяти интеграционных проектов, символизирующих глубину белорусско-российской интеграции, а именно: «Гродно Азот» – с «Газпромом», «Пеленг» – с «Роскосмосом», «Интеграл» – с «Росэлектроникой», МАЗ – с КамАЗ, «Минский завод колесных тягачей» (МЗКТ) – с госкорпорацией «Ростехнологии». Ни один из проектов предсказуемо не финишировал, однако ускорилась подготовка к приватизации «Интеграла» (в 2013 году стороны подписали меморандум о взаимопонимании и провели оценку рыночной стоимости акций «Интеграла»), ОАО «Пеленг», «Гродно Азот» и МЗКТ.

Торговля: некоторые плоды интеграции

В 2013 году состояние внешней торговли Беларуси товарами резко ухудшилось по сравнению с 2012 годом: экспорт упал на 19.2% (до USD 37.2 млрд), тогда как импорт снизился всего на 7.3% (до USD 43 млрд). Россия, разумеется, сохранила роль основного торгового партнёра Беларуси по итогам года. Товарооборот между странами составил USD 39.7 млрд (43.8 млрд в 2012 году) (табл. 1). На долю России пришлось 49.5% общего объёма белорусской внешней торговли.

В свою очередь Беларусь входит в шестёрку крупнейших торговых партнёров Российской Федерации. Россия вновь вернула себе позиции главного экспортного рынка Беларуси, поскольку в 2012 году таковым являлся Евросоюз – за счёт «растворительного бизнеса». В 2013 году экспорт из Беларуси в Россию вырос на 3.2% – до USD 16.8 млрд. В то же время торговля с Россией внесла основной вклад в отрицательное сальдо внешней торговли товарами Беларуси: минус USD 6 млрд (минус 11.26 млрд в 2012 году).

  2008 2009 2010 2011 2012 2013 в % к 2012
Товарооборот 34 059 23 445 28 034 39 439 43 824 39 717 90.6
Экспорт 10 552 6 719 9 954 14 509 16 283 16 829 103.2
Импорт 23 507 16 726 18 081 24 930 27 541 22 888 83.1
Сальдо –12 955 –10 007 –8 127 –10 421 –11 257 –6 058  
Таблица 1. Динамика внешней торговли товарами Республики Беларусь с Российской Федерацией в 2008–2013 годах, USD млн 3

Импорт товаров из России сохраняет сырьевую направленность, при этом энергетические товары составляют 52.6% (по итогам 2013 года) от всего объёма импорта из России. 4 Экспорт в Россию представлен большей номенклатурой товаров по сравнению с импортом: 10 товарных групп формируют около 70%, а 15 товарных групп – 80% всего объёма экспорта в Россию.

Машины, оборудование и транспортные средства, в том числе сельхозтехника, грузовики, седельные тягачи, автопогрузчики, стоят на первом месте по экспорту из Беларуси в Россию. Второе место в структуре экспорта занимают продовольственные товары и сельскохозяйственное сырьё. Далее следует продукция химической промышленности, в том числе лекарства и шины. В 2013 произошло существенное падение по важнейшим экспортным позициям: продукция машиностроения, изделия из чёрных металлов, шины. Вместе с тем другие товарные позиции топ-10 белорусского экспорта в Россию выросли – это продукты питания, пластмассы и продукция деревообработки.

Итоги торговли с Россией за 2013 год внушают тревогу прежде всего потому, что Россия была и остаётся основным рынком сбыта для несырьевой белорусской продукции (табл. 2). Падение спроса на белорусскую продукцию не привело к замещению российского рынка другими рынками по большинству товарных позиций. Это означает, что в отсутствие диверсификации экспортной политики дальнейшее сужение российского рынка для белорусских товаров приведёт к кризису всей белорусской промышленности.

Товар Доля России в общем годовой объёме белорусского экспорта, % в стоимостном выражении
2003 2007 2009 2011 2013
Телевизоры 98.0 95.9 96.9 97.3 99.2
Мясо 99.9 99.9 99.9 98.6 95.2
Обувь 93.9 90.1 92.8 91.7 96.2
Трансформаторы - 93.9 92.1 93.5 93.2
Седельные тягачи 80.2 80.6 52.1 90.8 84.3
Молоко 98.7 87.9 82.7 89.6 96.7
Дорожная техника - 84.1 82.7 87.9 71.7
Бытовая аппаратура для приготовления пищи 88.2 79.9 82.3 84.1 86.5
Металлообрабатывающие станки 77.8 74.9 86.6 80.2 80.4
Прицепы, полуприцепы 84.8 78.1 49.0 83.8 67.3
Грузовые автомобили 75.0 65.6 60.8 74.1 82.6
Мебель 77.1 72.8 70.6 75.7 77.3
Подшипники 67.3 65.3 61.7 67.3 75.5
Плитка керамическая 80.8 55.5 74.2 79.6 76.2
Двигатели внутреннего сгорания 84.1 79.3 79.4 79.6
Холодильники 85.2 81.4 73.9 67.7 67.4
Тракторы 49.0 45.8 34.5 52.5 56.5
Шины 69.0 38.4 56.3 51.6 56.4
Таблица 2. Динамика доли России в экспорте отдельных белорусских товаров, 2003, 2007, 2009, 2011, 2013 годы
Источник: Национальный статистический комитет Республики Беларусь.
Белорусская калийная компания: развод по-российски, развод по-белорусски

В июле 2013 года последовал громкий развод белорусско-российского калийного альянса: «Уралкалий» объявил о выходе из Белорусской калийной компании (БКК). Реакция белорусской власти на калийный развод оказалась беспрецедентно жёсткой – арест гендиректора «Уралкалия» и председателя наблюдательного совета БКК Владислава Баумгертнера, которому белорусское следствие предъявило обвинение в уголовном преступлении и нанесении ущерба в объёме USD 100 млн.

В ответ Москва ограничилась точечными «ударами», заявив об имеющихся у российской санитарной службы замечаниях к качеству белорусской молочной продукции. Также было заявлено о сокращении поставок нефти в Беларусь. МИД России предупредил белорусскую сторону о том, что задержание В. Баумгертнера «может повлиять на график российско-белорусских контактов на политическом уровне». Хотя БКК, в отличие от пяти упомянутых выше проектов, не является «витриной» белорусско-российской интеграции, всё же судьба компании – отражение глубины и качества российско-белорусского сотрудничества.

Скандальный развод обескровил БКК – «Беларуськалий» оказался без собственной товаропроводящей сети, поскольку команду ключевых менеджеров БКК составлял персонал «Уралкалия». «Беларуськалий» вынужден был приступить к созданию собственной трейдерской сети, заявив при этом, что на восстановление сбытовой сети БКК уйдёт 1–3 месяца. «Уралкалий» не только отказался работать через единого трейдера, но и приступил к реализации принципиально новой стратегии продаж «объём приоритетнее цены», что обрушило цены на мировом калийном рынке как минимум на 100 USD/тонну. Александр Лукашенко заявил, что в связи с уходом «Уралкалия» из БКК Беларусь потеряла от USD 1.5 до 2 млрд, Россия же – свыше USD 3 млрд.

Для того чтобы «Беларуськалий» не потерял свою долю на мировом рынке, а государство не лишилось валютной выручки, власти вынужденно пошли на существенные меры по господдержке главного экспортёра страны в сложной экономической ситуации 2013 года. Для «Беларуськалия» обнулили экспортные пошлины (75–85 EUR/тонна), отсрочили ряд платежей, что позволило компании удержать позиции на рынке. Тем не менее 2013 год для компании не стал успешным, как, впрочем, и провальным. На экспорт поставлено 3.437 млн т калийных удобрений (в пересчете на 100-процентное содержание хлоркалия) против 3.668 млн т в 2012 году. При этом валютная выручка снизилась на USD 599.3 млн по сравнению с 2012 годом; общий объём валютной выручки снизился до USD 2.063 млрд.

Нефть и нефтепереработка

«Звёздный час» белорусской нефтянки – 2012-й, год расцвета «растворительного» бизнеса. Под давлением России Беларусь была вынуждена свернуть этот бизнес, после чего её нефтяные показатели стремительно поползли вниз. По итогам 2013 года, белорусская нефтянка поставила на экспорт на 4 млн т топлива меньше, чем в 2012 году, – 13.563 млн т, соответственно упала и валютная выручка – до USD 10.176 млрд.

В 2013 году впервые Россия декларативно привязала поставки нефти в Беларусь к реализации пяти интеграционных проектов. Стороны так и не подписали годовой баланс по нефти, и белорусские НПЗ вынуждены работать в рамках ежеквартальных графиков. Ситуацию в нефтянке обострил калийный кризис, на фоне которого российское правительство резко секвестировало в 4 кв. поставки нефти в Беларусь по «трубе».

Над белорусскими НПЗ нависла угроза остаться на голодном пайке, однако глава госкомпании «Роснефть» Игорь Сечин вовремя протянул руку помощи Минску. На встрече с А. Лукашенко (сентябрь 2013) он сообщил, что «Роснефти» удалось убедить российское руководство сохранить поставки нефти в Беларусь в полном объёме. 5 С одной стороны, И. Сечин руководствовался сугубо прагматичными соображениями, пытаясь минимизировать убытки собственной компании (порядка USD 3 млн в случае сокращения поставок нефти в Беларусь). С другой стороны, недавний куратор ТЭК в российском правительстве выступил в роли миротворца в калийном конфликте.

Кроме того, И. Сечин примерился к роли неформального куратора экономических связей двух стран – напр. в отношении планов российских инвесторов по покупке белорусских предприятий. Причём здесь он может показать пример всем, поскольку имеет стратегические виды на некоторые активы в Беларуси, и прежде всего на Мозырский НПЗ, в акционерном капитале которого «Роснефти» принадлежит более 12.5% через «Славнефть». В конце 2013 года в белорусских правительственных коридорах всерьёз обсуждалось намерение «Роснефти» стать генеральным поставщиком нефти в Беларусь. Кроме того, белорусское руководство обсуждало с «Роснефтью» планы о поставках природного газа на предприятия «Белнефтехима», в том числе для ОАО «Гродно Азот». До сих пор эти планы так и не дошли до стадии реализации.

Кредитная поддержка

Тридцатого апреля 2013 Беларусь получила пятый транш кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭС. Напомним, что 4 июня 2011 года Совет АКФ одобрил финансовый кредит для Беларуси в объёме USD 3 млрд, который, как предполагалось, будет выделяться шестью траншами в течение 2011–2013 при условии выполнения белорусским правительством этапов кредитной программы. Минфин Беларуси ожидал, что шестой транш кредита (USD 440 млн) поступит в страну в ноябре 2013 года. Но в конце 2013 года совет АКФ принял решение отложить на полгода рассмотрение этого вопроса ввиду невыполнения Беларусью условий кредитной программы. В частности, Беларусь не выполнила свои обязательства по уровню валовых и чистых международных резервов, по приватизации, а также по приросту кредитов в экономике. Не выполнено также условие по сближению с российскими ставками акцизов на алкогольную и табачную продукцию.

В то же время в марте 2013 года, по итогам заседания Высшего госсовета Союзного государства, Владимир Путин заявил о том, что в 2014 году правительство Российской Федерации предоставит Беларуси дополнительные заемные средства в размере до USD 2 млрд. Министр финансов Российской Федерации Антон Силуанов уточнил, что этот кредит будет предоставлен на срок до 10 лет за счёт федерального бюджета и других источников. Тем не менее первый транш российского правительственного кредита в размере USD 440 млн Беларусь успела получить под самый занавес уходящего 2013 года.

В минувшем году отчётливо проявился ещё один аспект кредитования Беларуси со стороны России. Как заявил 25 сентября на встрече с А. Лукашенко председатель правления «Сбербанка» России Герман Греф, за три года банк «влил» в Беларусь USD 11 млрд. 6 Речь шла о кредитовании белорусских предприятий. Даже если допустить, что Г. Греф допустил преувеличение (напр. двукратное), всё равно получается, что долги белорусских предприятий – это долги российскому государству. Таким образом, один из важнейших вопросов будущей повестки – критическая кредитная зависимость Беларуси от России (наряду с энергетической зависимостью).

Заключение

2013 год – очередной период, характеризующийся возрастающей зависимостью Беларуси от России по группе критических параметров, включая поставки энергоресурсов, товарный экспорт и кредиты. Однако эта возрастающая зависимость перестала сопровождаться заметными экономическими эффектами в виде экономического роста, роста доходов населения, экспорта и т. д. По всей видимости, этот понижательный тренд, помимо прочего связанный с рецессией в России, будет продолжен.

В преддверии запуска ЕАЭС белорусское руководство попытается решить в свою пользу проблему пошлин на нефтепродукты (цена вопроса – USD 2–3 млрд), и такой шанс у него имеется.

В аспекте прогнозирования имеется целая группа неопределённостей, связанная с российско-украинским конфликтом. Очевидно, что белорусское руководство попытается воспользоваться возможностями, открывающимися в связи с этим конфликтом, и выторговать некоторые преференции, хотя поручиться за итоговый успех этого предприятия сложно. Даже если в 2014 году Россия предложит более щедрую помощь, белорусская сторона не сможет воспользоваться преимуществами в полной мере, поскольку белорусская модель генерирует возрастающие издержки. В перспективе неявное кредитование белорусских предприятий российским правительством способно лишь обострить проблему экономической независимости Беларуси.