Стратегия «догоняющего совершенствования» научной и инновационной сфер

Андрей Лаврухин

Резюме

В отчётные первые два месяца 2014 года в публичном пространстве так и не появилось традиционно оптимистичных отчётов Государственного комитета по науке и технологиям (ГКНТ) за 2013 год, зато опубликованы ещё более оптимистичные планы по совершенствованию научной сферы Национальной академии наук Республики Беларусь (НАНБ). В 2013 году период реформирования научной сферы перешёл в открытую фазу: в конце года на сессии общего собрания НАНБ представлен на обсуждение и утверждение проект Программы совершенствования научной сферы Республики Беларусь.

В течение года наука переживала период кадровых сокращений и перестановок. Кроме того, в этот же период принят 31 нормативно-правовой акт, регулирующих научную и инновационную деятельность. Однако, взятые в совокупности, все эти меры производят двойственное впечатление и актуализируют проблему согласования реформ в образовании и науке.

Тенденции:

Для белорусской науки 2013-й стал годом кадровых сокращений и перестановок. К концу года Национальная академия наук Беларуси (НАНБ) сократила на 12% численность работников, выполнявших научные исследования и разработки. Пятнадцатого октября Александр Шумилин сменил Игоря Войтова на посту председателя Государственного комитета по науке и технологиям (ГКНТ), а НАНБ после 12-месячного «безвластия», наконец, обрела в лице Владимира Гусакова своего нового председателя президиума. Подготовка и проведение кадровых перестановок позволили обнулить ответственность управленцев и увеличить их кредит доверия у главы государства.

Специфика совершенствования нормативной правовой базы: создавать трудности, чтобы успешно их преодолевать

2013 год отличался обилием принятых нормативно-правовых актов (31 акт), регулирующих научную и инновационную деятельность, в том числе: закон «О коммерческой тайне», пять указов президента, двенадцать постановлений Совета министров, приказ министерства финансов, постановление Национального статистического комитета, постановление министерства здравоохранения, постановление министерства экономики, постановление министерства жилищно-коммунального хозяйства и восемь постановлений ГКНТ. Палата представителей Национального собрания также приняла проекты законов: «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь “О патентах на сорта растений”» (17.05.2013); «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам предпринимательской деятельности и налогообложения» (16.12.2013); «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам предпринимательской деятельности и налогообложения» (16.12.2013); внесены изменения и дополнения в ряд указов президента, прямо или косвенно касающихся научной и научно-технической деятельности (НТД).

Специального внимания заслуживает принятый 5 января и вступивший в силу 11 июля 2013 закон «О коммерческой тайне». Необходимость его принятия вызвана утратой силы постановления «О коммерческой тайне» в связи с истечением более 20 лет с момента его принятия (1992 год). Позитивным моментом нового закона является дефиниция понятия «коммерческая тайна», ориентированная на определение коммерческой тайны в качестве информации (сведений), как это закреплено в большинстве европейских законодательных актов со схожим предметом регулирования. В то же время, в сравнении с положением «О коммерческой тайне» (1992), бросается в глаза значительно расширившийся перечень сведений, относящихся к коммерческой тайне. Несмотря на наличие объективных причин (развитие института патентования, прав интеллектуальной собственности и др.), расширение такого перечня не всегда является оправданным. Речь, в частности, идёт о заработной плате, сведения о которой являются открытыми в большинстве развитых стран мира.

Двойственное впечатление производит указ президента Беларуси от 4.02.2013 № 59 «О коммерциализации результатов научной и научно-технической деятельности, созданных за счёт государственных средств». С одной стороны, он вводит нормы, позитивно стимулирующие НТД путём освобождения от налогообложения (налога на добавленную стоимость и налога на прибыль) в отношении имущественных прав на результаты НТД, сведения о которых содержатся в соответствующем Государственном реестре. С другой стороны, указ устанавливает обязательную коммерциализацию «результатов научной и научно-технической деятельности, созданных полностью или частично за счёт средств республиканского и/или местных бюджетов, в том числе государственных целевых бюджетных фондов, а также государственных внебюджетных фондов». В случае необеспечения обязательной коммерциализации результатов НТД в течение трёх лет после их создания, выделенные средства подлежат «взысканию в бесспорном порядке в соответствующий бюджет с начислением процентов в размере ставки рефинансирования, установленной Национальным банком на дату взыскания».

Данная норма является абсурдной и репрессивной, поскольку фактически устанавливает запрет на неизбежные риски, связанные с коммерциализацией результатов НТД. Угроза взыскания выделенных средств с процентами скорее всего оттолкнёт потенциальных субъектов НТД от республиканских и местных бюджетов, а также спровоцирует различного рода имитации коммерциализации НТД. Возможно, основная цель указа как раз и состоит в стимулировании снижения уровня освоения бюджетных средств и дальнейшего сокращения их удельного веса в расходах на НТД. Но тогда не понятен замысел указа президента от 20.05.2013 № 229 «О некоторых мерах по стимулированию реализации инновационных проектов», а также постановления Совета министров Республики Беларусь от 29.05.2013 № 423 «О создании в Национальной академии наук Беларуси пилотных инновационных объектов» и ряда других нормативных правовых актов, специально ориентированных на государственную финансовую поддержку граждан и юридических лиц при реализации инновационных проектов. Следует, правда, отметить, что репрессивный характер Указа № 59 несколько смягчается постановлением Совета министров Республики Беларусь от 2 августа 2013 года № 680 «Об определении перечня существенных объективных обстоятельств, не позволивших государственному заказчику обеспечить обязательную коммерциализацию результатов научной и научно-технической деятельности в установленный срок».

Реформа научной сферы: диссонанс прогрессивных планов и регрессивных методов их реализации

На сессии общего собрания НАНБ (12 декабря) представлен на обсуждение и утверждение проект Программы совершенствования научной сферы Республики Беларусь. Несмотря на незавершённость Программы (данный проект содержит лишь видение реформы представителями НАНБ), документ позволяет понять, в каком направлении и как далеко может зайти в реформировании сама Академия наук. Программа основывается на пяти концептуальных компонентах и предполагает реализацию в три этапа – в краткосрочной (2014–2015), среднесрочной (2016–2020) и долгосрочной (2021–2025) перспективах. Концептуально Программа направлена на решение ключевых проблемных моментов белорусской науки, связанных с: 1) демотивацией учёного, отрицательным имиджем и низким социальным статусом науки; 2) деформацией квалификационной и возрастной структур, угрозой разбалансирования всего механизма воспроизводства кадрового потенциала белорусской науки; 3–4) неэффективностью организационной структуры, модели управления и экспертизы результатов НТД; 5) анахроничностью модели финансирования.

Сам факт официального признания ключевых проблем национальной науки, на которые последние годы неоднократно обращали внимание как инсайдеры научного сообщества Беларуси, так и независимые эксперты, является позитивным сигналом, свидетельствующим о достаточно адекватном и трезвом диагнозе актуальной ситуации. С другой стороны, «терапевтическая» часть Программы отражает ретроградные умонастроения научного сообщества Беларуси, полностью зависимого в принятии решений от влиятельных политических акторов. Этот диссонанс прогрессивных планов и регрессивных методов их реализации неизбежно скажется на глубине, уровне инновативности и комплексности планируемых реформ.

Показательна в этом плане идея интеграции образования и науки путём создания Академического университета. Будучи адекватной современным тенденциям в образовании и науке, эта идея ретроградна по запланированной модели реализации. Помимо анахроничного названия, отсылающего к временам Петра I, не внушают также доверия принцип верховенства номенклатуры («ректорами станут ведущие государственные деятели нашей страны») и пример для подражания (опыт Российской Федерации). 1 Несмотря на впечатляющие финансовые возможности и несопоставимые с Беларусью кадровые ресурсы, инновационные научные, образовательные и экономические проекты Российской Федерации оставляют желать лучшего. Также очевидно, что белорусская копия будет неизбежно уступать российским оригиналам, прежде всего в силу несоразмерности финансовых ресурсов.

Уровень финансирования является здесь определяющим фактором, поскольку именно от него зависит, приедут ли в университет именитые профессора и будет ли в состоянии сам университет заинтересовать ведущие вузы мира в действительном, а не формальном межинституциональном сотрудничестве. Надежды на то, что дефицит финансов может быть компенсирован благоприятными нематериальными факторами (моделью управления, эффективным менеджментом, структурой мотивации и пр.), разбиваются о принцип «верховенства белорусской номенклатуры». Судя по анонсированным планам, в новообразованной научно-образовательной структуре неизменной останется та модель управления, которая инициировала актуальные проблемы в сфере НТД и привела к необходимости реформировать научную сферу Беларуси. При этом «дело профессоров» 2 свидетельствует о том, что сама эта централизованная модель управления постепенно утрачивает эффективность и подвергается эрозии ввиду роста партикулярных интересов и усиления лоббистских групп на локальном уровне.

Финансирование науки и инноваций: скромно, но не безопасно

В 2013 году расходы республиканского бюджета на научную, научно-техническую и инновационную деятельность в процентах к ВВП выросли незначительно (с 0.26 до 0.29%). Тем не менее они по-прежнему остаются крайне низкими не только в сравнении со странами ОЭСР, но и с ближайшими соседями по СНГ (в России – 1.4%, Украине – 1.2%). Беларусь наряду с Мальтой и Македонией имеет одну из самых низких долей государственных расходов на НИОКР (в процентах к ВВП) в Европе. 3 Однако даже этот объём бюджетных средств осваивается не полностью.

Как и в 2012 году, самая высокая неизрасходованность бюджетных средств пришлась на обновление материально-технической базы, подготовку и аттестацию научных кадров и развитие Государственной системы научно-технической информации (ГСНТИ). Попытка модернизировать и расширить формы господдержки науки и инноваций, связанная с подписанием указа президента от 13.09.2013 № 425 «О грантах Президента Республики Беларусь в науке, образовании, здравоохранении, культуре», оказалась дискредитирована «делом профессоров» и шире – репрессивной мотивацией учёных.

Во внутренних затратах на научные исследования и разработки сохраняется тенденция сокращения доли как бюджетных (с 58.0% в 2005 до 43.6% в 2012 году), так и внебюджетных источников (с 5.0 до 0.3% соответственно). 4 При этом доля коммерческих расходов на НИОКР в процентах к ВВП по-прежнему остаётся низкой (0.46%, по состоянию на конец 2012 года). Незначительный удельный вес малых и средних предприятий (МСП), участвующих в совместных инновационных проектах (0.69% от общего числа обследованных организаций), 5 не позволяет надеяться на альтернативные источники финансирования таких проектов.

Научно-техническая и инновационная деятельность: депримирующая реальность и обнадёживающие планы

Основные показатели инновационной деятельности, достигнутые в Беларуси в 2013 году, к сожалению, не внушают оптимизма. Доля отгруженной инновационной продукции незначительно возросла, но при этом существенно замедлился рост высокотехнологичного экспорта. Если в конце 2012 высокотехнологичный экспорт вырос на USD 7.6 млрд в сравнении с 2011 годом (с USD 3.2 млрд до 10.8 млрд), то по итогам 2013 года – лишь на USD 0.2 млрд (до 11 млрд). При росте удельного веса отгруженной инновационной продукции (в общем объёме отгруженной продукции), доля новой продукции существенно снизилась: для внутреннего рынка – на 15%, для мирового рынка – на 0.5%. Коэффициент остаётся неизменным (1.8) с 2011 года. 6

Незначительное увеличение доли инновационно активных организаций не привело к существенному улучшению в вялотекущем процессе формирования нового сегмента национальной экономики – высокотехнологичных наукоёмких предприятий и производств, соответствующих V и VI технологическим укладам. В то же время продолжился рост количества организаций, выполняющих научные исследования и разработки. При этом наблюдается тенденция снижения численности персонала, занятого научными исследованиями и разработками: убыль в абсолютных величинах составила ок. 1000 чел. (равномерно по трём секторам: государственному, коммерческому и высшего образования), 7 в расчёте на 1 организацию – с 94 в 2005 до 57 в 2012 году, а в расчёте на 10 000 занятых в экономике – с 68.5 до 66.6 чел. соответственно. 8

Обнадёживают пока только планы. К 2020 году планируется создать Национальный научно-технологический парк «БелБиоГрад». Успешная реализация этого проекта сможет приобщить Беларусь к ряду высокодоходных и быстрорастущих индустрий XXI века – фарминдустрии (ежегодный рост – 5%, мировой объём – более USD 1 трлн), биотехнологиям (с объёмом более USD 400 млрд) и наноиндустрии (с объёмом более USD 1 трлн), а также вдохнуть новую жизнь в институты НАНБ и существенно повысить уровень наукоёмкости экономики.

Заключение

Несмотря на выполнение запланированных «важнейших внутристрановых показателей» по основным параметрам научного и инновационного развития, в межстрановой перспективе Беларусь по-прежнему остаётся аутсайдером среди развитых и крепким середнячком среди развивающихся стран. К позитивным итогам года следует отнести: повышение видимости результатов научной деятельности белорусских учёных в международных базах данных (рост ссылок на статьи в Web of Science – на 68.2%, в Scopus – на 70.6% в сравнении с 2012-м); сохранение достигнутого в 2012 году положения Беларуси в международных рейтингах (по индексу знаний – 45-е место; по индексу экономики знаний – 59-е место; по количеству заявок на изобретения – 6-е место в мире); динамичное развитие «Парка высоких технологий» (рост выручки от реализации товаров увеличился в 2 раза в сравнении с 2012 годом); обнадёживающие планы по совершенствованию научной и инновационной сфер.

Близость завершения Государственной программы инновационного развития 2015 ориентирует новое руководство на планирование новых программ. Вопрос, однако, заключается в том, насколько адекватным тенденциям времени будет то, что привнесут в старые организации новые руководители. Очевидно, что реформирование науки должно иметь комплексный характер, что с неизбежностью потребует соответствующих изменений в системе высшего образования. От степени и глубины согласованности реформ в образовании и науке будут зависеть итоги совершенствования обеих сфер.

Попытка ориентироваться на российские инновационные образовательные проекты свидетельствует о неготовности белорусских управленцев принимать самостоятельные новаторские решения с опорой на международный опыт. Поэтому сохраняется высокий риск создания неэффективных структур, воспроизводящих все пороки и слабости уже имеющейся научной, образовательной и инновационной инфраструктуры.

Серьёзными препятствиями в развитии науки и инноваций являются, с одной стороны, увеличение количества субъектов инновационной инфраструктуры при нарастающем стихийном партикуляризме и неразвитости горизонтальных связей, а с другой – сохранение становящейся всё менее эффективной вертикальной модели управления.