Материалы на тему «международная политика»

Балансирование в новой ситуации

Сегодня на Западе Беларусь воспринимают как союзное России государство, но постепенно происходит осознание различий их национальных интересов и внешней политики.

Кастинг на роль миротворца не завершен

В случае утраты инициативности и проактивности, Беларусь может быть вытеснена из миротворцев обратно в мировые изгои и «последние диктатуры».

Франция и Германия – инициаторы реформ ЕС

Сегодня происходит всё больше дискуссий о реформах ЕС, особенно в рамках переговоров о выходе Великобритании из ЕС и усиления евроскептических партий.

Техническая конкуренция Минска и Астаны за статус переговорной площадки по Украине

Сегодня не существует объективных причин для переноса переговорного процесса по конфликту на Донбассе из Минска в Астану, в то время как перспектива диалога между Западом и Россией остается эфемерной.

Клерикалы и силовики сражаются за финансирование

Если не произойдет решительных изменений жизненных условий, то беспорядки из-за текущей экономической ситуации будут только усиливаться, становясь, пожалуй, самой большой проблемой для Ирана.

Беларусь так и не продвинулась к Соглашению с ЕС

Беларусь все еще остается едва ли не единственной на континенте страной, не имеющей базового Соглашения о партнерстве и сотрудничестве с ЕС.

«Осажденная крепость» и «эскалационное доминирование»

В настоящих условиях основной задачей для белорусской внешней политики станет предотвращение втягивания страны в новый виток конфронтации между Россией и США.

США переходят в отношении России к стратегии принуждающей мощи

Нынешний закон по сути объявляет охоту на российскую элиту и развязывает руки США для введения новых санкций за те или иные действия российских элит, которые США посчитают враждебными.

Новый санкционный закон: «большая сделка» с Трампом отменяется

Из-за ужесточения санкционного режима могут возникнуть проблемы с так называемыми интеграционными проектами в сфере промышленности в рамках Союзного государства.

Понижательная фаза американо-российских отношений

Дальнейшая деградация двустороннего взаимодействия становится неизбежной, причем ущерб России может быть чрезвычайно существенным. Естественно, возникает вопрос об ответных мерах.

Тенденция ЕС к расширению не является необратимой

Противопоставляя себя национализму и популизму и создавая обновленный нарратив, отвечающий сегодняшним приоритетам европейского общества, ЕС может восстановить свою легитимность и импульс к развитию.

Пределы ответственности: Беларусь в миротворческих операциях

Отправка белорусского контингента в Сирию может существенно осложнить взаимоотношения Беларуси с региональными и нерегиональными игроками, чего официальный Минск будет всячески избегать.

Россия, которую Асад рассматривал как гаранта сохранения его власти, когда приглашал российские войска в Сирию, сейчас играет против него самого и готова разменять «сирийскую карту» в рамках геополитической сделки с США.

Хотя инвесторы и могут быть правы в том, что не рассматривают всерьез риски, связанные с обычными военными конфликтами, они все же могут недооценивать угрозу настоящего «черного лебедя».

Турция осуждает аннексию Крыма Россией, поэтому некоторые украинские аналитики одобряют усиление власти Эрдогана. Однако такая позиция не учитывает традиционно изменчивые отношения между Турцией и Россией.

Встает реальная проблема разрешения массы гуманитарных вопросов населения этих территорий. В изоляции оказываются миллионы, в худшем варианте мы будем иметь всплеск двух потоков беженцев – на Украину и в Россию.

Пока стороны конфликта фактически застыли в ожидании и поэтому нынешнее перемирие в целом выгодно всем, эта передышка носит временный и промежуточный характер.

Минск рассматривает Армению как своего «троянского коня», запущенного Россией, чтобы акцентировать и ускорить военно-политическую интеграцию в рамках ЕАЭС и в целом – ускорить полноценную интеграцию на евразийском пространстве.

В 2017 году в некоторых европейских странах пройдут всеобщие выборы, и существует риск того, что изоляционистские, анти-европейские популистские движения устроят яркое шоу.

Сначала главным образом Россия представляла Беларусь на международной арене, затем – по мере развития белорусской внешнеполитической инфраструктуры – Беларусь стала говорить сама за себя, затем, по мере заплыва РФ в изоляцию, стала пытаться представлять последнюю на международных площадках.

Новый глава Белого дома стал едва ли не первым за всю историю Соединенных Штатов президентом этой страны, не имеющим практически никакого политического опыта.

(Фрагменты раздела работы «Элементы нейтралітэту ў беларускай знешняй палітыцы і палітыцы нацыянальнай бяспекі»)

Беларусь пачала актыўна ажыццяўляць канстытуцыйнае палажэнне аб нейтралітэце. Праблема ў тым, што беларускі нейтралітэт не прымаецца і нават не прызнаецца як такі і іншымі партнерамі краіны, у тым ліку на Захадзе.

Именно с этими ограничениями связана одна из самых мрачных страниц в белорусско-американских отношениях, которая не закрыта до настоящего времени.

Проведение Беларусью более самостоятельной внешней политики является необходимым, но недостаточным условием радикального пересмотра взглядов на нее Белого дома.

Существуют ли варианты таких добровольных действий Беларуси, которые склонили бы российскую сторону не применять силу в отношении белорусского государства?

Нынешнюю ситуацию можно понимать как переходную – от миропорядка, основанного на балансе сил и обеспечивающего взаимное сдерживание через угрозу гарантированного взаимного уничтожения, к миропорядку, основанному на дисбалансе сил.

Эта организация никогда в реальности не имела того влияния, которое ей обычно приписывали. Она никогда не была настоящим картелем, обладающим монопольной рыночной силой.

Позиция Д. Трампа по украинскому вопросу свидетельствует о том, что политик занимает последовательные позиции, направленные на отстаивание ценностей демократии в одной из ключевых стран Восточной Европы.

Политика Москвы в отношении Минска направлена, в первую очередь, на достижение возможности использовать белорусскую территорию в качестве плацдарма для наращивания политико-экономического давления на страны НАТО.

Когда украинские реформаторы смело продолжают формировать новые институты, они вдохновляются примером ЕС, и в особенности – примером Великобритании.

В сегодняшнем региональном контексте, именно Израиль заинтересован в том, чтобы у России и Турции были нормальные отношения.

Она могла бы компенсировать потери, вызванные Brexit, путем преодоления нынешнего кризиса за счет формирования возможностей для подлинной интеграции – того, что до сих пор блокировалось Великобританией.

Славомир Сираковски

Китай также относится с серьезным недоверием и скепсисом к действиям России в Центральной Азии и в сфере безопасности.

Москве предстоит определиться с приоритетным партнером на Южном Кавказе. Сохранение прежнего положения грозит России утратой Армении в качестве союзника. При том, что Азербайджан союзником Кремлю не был и становиться не планирует.

Украинский кризис и события, прямо или косвенно с ним связанные, стали основанием для принятия целого ряда прямо противоположных решений в Беларуси и России.

Минск становится одним из элементов геополитического пасьянса – и это главное обсуждаемое событие мая-июня.

Критикуя «блоковый подход», одновременно в доктринальных документах Россия провозглашает его в качестве основополагающего принципа своего собственного подхода к международным отношениям.

В ходе недавнего опроса 100 арабских лидеров общественного мнения, проведённого «Фондом Карнеги за международный мир», обнаружился широкий консенсус по поводу базовой причины многочисленных проблем региона – отсутствие качественного управления.

Претерпели ли изменения позиции действующего главы государства в отношении выстраивания равноправного сотрудничества со странами Евросоюза и Запада в целом?

Демпфировать белорусско-армянские разногласия постарается Москва, которой конфликт внутри ОДКБ совершенно не нужен.

В текущей ситуации не имеет никакого значения, кто первым пошел на обострение – армяне или азербайджанцы. Значение имеет лишь потенциал эскалации, возможность перерастания локальных столкновений в полномасштабную войну.

Вопрос о том, стремятся ли белорусы и русские к утраченному раю единства, или же намерены строить взаимодействие на основе приоритета национальных суверенитетов, остается открытым.

Смягчение санкций лишает ЕС и США их рычагов воздействия на Кремль, а также остатков авторитета в Киеве. Такое решение почти наверняка означает продолжение конфликта с чередованием горячих и холодных фаз.

Из двух названых Ващиковским рычагов польского влияния – экономического сотрудничества и политического вовлечения – может работать только первый.

Москва столкнулась с ситуацией, при которой союзники планировали загребать жар российскими руками: Асад и Тегеран явно намеревались воевать с исламистами и оппозицией российским войсками.

Реальный нейтралитет, независимость и суверенитет Беларуси возможен только при условии наличия современных боеспособных ВС, выступающих фактором стратегического сдерживания и не позволяющих другим государствам разговаривать с Беларусью с позиции силы.

Ранее сопоставимый с Беларусью по населению и промышленному потенциалу, а теперь ведущий войну Донбасс «стоит» около USD 1 млрд на поддержку вооружённых сил и других силовых структур Донецкой и Луганской Народных Республик.

Из восьми опрошенных стран только в Канаде и США явное большинство граждан высказалось за необходимость выполнить обязательства, вытекающие из Статьи 5 Североатлантического договора.

Нынешнее руководство Польши стало объектом несправедливых нападок со стороны некоторых европейских политиков главным образом из-за своей позиции по украинскому вопросу.

Требование «любой ценой защитить тот кусок земли, который достался нам в наследство» – явный признак того, что посягательства России на национальный суверенитет достигли пиковых показателей.

Конфронтационная политика является центральным элементом их стратегии выживания. Каждый из них обрел (или поддерживает) власть за счет поляризации общества и мобилизации своей электоральной базы.

Столкнуть лбами европейцев и американцев – это давняя мечта российских и советских спецслужб. Однако и в случае с В. Путиным она обречена на провал.

Беларусь является членом ОДКБ и имеет стратегические соглашения в военной сфере с Россией. Однако ограничивают ли эти соглашения возможность Беларуси вести себя нейтрально? Как показывают украинский и сирийский кризисы – нет.

Режим полностью полагается на сырьевые ресурсы в момент резкого падения спроса и цен, и это наглядно убеждает, что вся нынешняя игра мускулами – тактические меры, принимаемые ad hoc, по наитию.

Алексей Цветков

Если Минск и согласится на какие-то уступки, то мораторий на смертную казнь будет первым пунктом. Напротив, что касается рекомендаций БДИПЧ, то здесь режим будет сопротивляться до последнего.

Количественные и качественные подвижки в отношениях Беларуси и ЕС позволяют говорить о том, что заключение такого базового соглашения вполне возможно в ближайшие 2-3 года.

Европе нужно больше кооперации, интеграции, солидарности и равного распределения рисков. Вместо этого европейцы, похоже, выбирают национализм, балканизацию, раскольничество и дезинтеграцию.

Вырисовываются две основных тенденции прошедшего года – очередное «потепление» отношений с Западом и активизация коммуникации с Брюсселем; возникновение предпосылок для серьезного кризиса во взаимоотношениях с Кремлем.

Для «русского мира» характерно рентное поведение. Даже не капиталистическое, а феодальное. Они поднимались либо благодаря эксплуатации природных ресурсов, либо благодаря эксплуатации дружеских отношений с правителями.

Российские геополитические авантюры нанесли гораздо больший ущерб экономике РБ, чем самой РФ, что вполне может стать инструментом экономического принуждения РБ к более глубокой интеграции уже в ближайшие годы.

В настоящее время ОДКБ представляет собой традиционное для постсоветского пространства объединение, в котором слова никак не совпадут с делами и каждый блюдет лишь собственный интерес.

Как и во время информационно-технической революции, достижения в сфере производства чистой энергии потребуют участия как государственного, так и частного сектора.

Мариана Маззукато

Сирийская авантюра не может не завершиться очередным провалом, имеющим негативные последствия не только для РФ, но и для некоторых ее соседей.

При отсутствии эксцессов, подобных тем, что белорусские власти устроили 19 декабря 2010 года, будет иметь место своего рода «прохладный мир», который, конечно, гораздо лучше «холодной войны» 2011-2013 гг.

Возможно, пришло время вернуться к букве и духу Основного закона, статья 18 которого провозглашает целью достижение безъядерного и нейтрального статуса.

И тем не менее, на наш взгляд, реформы будут. Однако они будут совсем не те, которых ждёт бизнес-сообщество, академическое сообщество или проевропейское гражданское общество Беларуси.

«Случайные» люди при нынешней конституции уже никак не смогут занять ключевые позиции в государстве. Как кажется, именно в этом суть, основные мотивы нынешних политических событий в Армении.

На первый взгляд, идея, что Россия является естественным союзником в борьбе против исламских террористов, имеет смысл. Но антитеррористический союз с Путин – иллюзия.

Москва, не демонстрируя образца исполнения договоренностей в отношениях со странами СНГ, не может требовать и от них неукоснительного соблюдения обязательств в отношении России.

Сегодня мир очень отличается от того мира, который можно было себе вообразить в конце прошлого века, спустя 10 лет после падения Берлинской стены. С исторической точки зрения 15 лет могут показаться длинным или коротким временным отрезком – в зависимости от интенсивности изменения. 

Латентных и явных симпатизантов идеологии «русского мира» среди беларусов может оказаться очень много благодаря 20-летней советизации массового сознания властями РБ и лично президентом А. Лукашенко.

Теракты в Париже дали Путину возможность представить российские военные операции в Сирии в качестве услуги Западу, как пример готовности России выполнять грязную работу против Исламского государства на его территории.

Фундаментальный выбор, с которым сталкивается Европа в XXI веке, – это выбор между самоопределением и внешним доминированием. От решения этого вопрос зависит  не только ее судьба, но и судьба Запада.

Ключевой вопрос после этих выборов, на который пока нет ответа, – предпримет ли режим Лукашенко необходимые реформы, которые могли бы ускорить болезненные для страны изменения?

По мнению европейских политиков и дипломатов, такой шаг должен простимулировать движение Минска в сторону ЕС, но одновременно он не накладывает на Брюссель никаких обязательств.

Российское руководство на данном этапе не столько заинтересовано в размещении авиабазы на территории РБ, сколько в разговорах о ней.

Если соцопросы верны, то лояльные и покорные граждане находятся в явном большинстве – по крайней мере, так было до сих пор. Это объясняет поддержку сепаратистов в Донбассе и интервенцию Путина в Сирии.

Андрей Колесников

Была просто использована одна из немногочисленных возможностей продемонстрировать сразу всему миру незыблемость своей точки зрения.

Экономический кризис в России, ее санкционная война с Западом, взаимные торговые войны в итоге создали ситуацию, при которой реализация декларируемых целей ЕАЭС сегодня невозможна.

Сравнительно недавно Москва демонстративно приглашала к себе лидеров «Хамас» и наотрез отказывалась признавать «Хизбаллу» террористической организацией. Впрочем, как известно, раскаявшийся браконьер – лучший лесничий.

«Гибридная политика» Лукашенко резко понизила цену инкорпорации Беларуси со стороны России. От президента РФ теперь в значительной мере зависит судьба его основного союзника в регионе.

Белорусское руководство будет выглядеть, мягко говоря, непоследовательным, если, только-только освободив всех политзаключенных, практически сразу же создаст новый прецедент.

Только тогда, когда мировые лидеры признают общий источник и взаимосвязь текущих международных кризисов, они будут в состоянии эффективно решать их.

Джереми Адельман

Расширение российского военного присутствия – очевидный знак Западу по поводу того, чья здесь зона влияния и о чьих интересах Брюсселю и Вашингтону не следует забывать, ведя переговоры с беларускими властями.

Вполне вероятно, что не желая оттолкнуть Беларусь в сторону «русского мира», Евросоюз пойдет на пересмотр санкций, не дожидаясь результатов президентских выборов.

В дополнение к ответственности за ущерб, нанесенный в ходе конфликта в Украине, России грозят правовые санкции на общую сумму 4% ВВП – примерно столько, сколько она тратит на образование.

ЕС должен использовать торговую войну России против Украины в качестве основного аргумента в любых торговых переговорах с Кремлем. Ему также следует отменить оставшиеся строгие квоты на импорт украинских товаров.

Когда же чаяния Запада не сбывались, следовала более или менее жесткая реакция – в зависимости от уровня брутальности действий белорусских властей. И насчет того, чья была подача, есть серьезные разногласия.

Российский фактор в данном случае будет иметь ничтожное значение хотя бы в силу того, что в обоих этих объединениях Москва в лучшем случае на вторых ролях (как в ШОС) или проходит четвертым номером (как в БРИКС).

Сегодня повторяется ситуация 2009 года: и Минск, и Совет Европы готовы к сближению, но Беларусь не желает выполнять какие-либо предварительные условия. Даже такие минимальные, как введение моратория на смертную казнь.

Экономика при президенте Бараке Обаме поправляется, и это делает ее менее привлекательной политической целью. Глобальная турбулентность, напротив, дает республиканцам больше возможностей для атаки Обамы и демократов.

Советский Союз был занимательным, хотя и малоприятным, анахронизмом, поскольку существовал уже в эпоху государств-наций и мимикрировал под них, не меняя своей глубинной имперской сущности.

Украинские власти могут пока просто подождать (оккупация региона не стала для Украины критической ни по одному параметру). А вот Кремлю как раз необходимо искать выход из ситуации.

Устойчивый рост товарооборота обеспечить не удается. Оказывать же конкретную помощь за красивые слова ни Индия, ни Пакистан, судя по всему, не готовы.

На данном этапе официальному Минску удалось добиться полноценного включения в ВП, не пожертвовав при этом ни одним из принципов и положений своей внутренней политики.

Восточное партнерство также рассматривалось как способ сбалансировать подход ЕС «Россия в первую очередь». Огромные ресурсы были вложены в отношения с Россией, но очень мало ушло на оказание помощи странам в регионе, которые граничит с ЕС и Россией.

Сразу после войны США направили странам, получавшим помощь по ленд-лизу, предложение вернуть уцелевшую военную технику и погасить долг для получения новых кредитов.

На короткое время, многие выдающиеся люди – в частности Альберт Эйнштейн – сошлись в том, что только мировое правительство сможет обеспечить глобальный мир.

Все крупные игроки в российской энергоцентричной экономике быстро подчинились политической «линии партии», что дало возможность Путину использовать нефтяной и газовый экспорт страны как геополитическую дубину.

Разработка и внедрение стратегии, которая позволит сдержать ревизионистское поведение Путина, но в то же время не повредит долгосрочному международному участию России, является одной из самых важных задач, стоящих перед США и их союзников сегодня.

В случае реализации сценария миротворческой миссии, потребуется существенный пересмотр минских договоренностей и запуск нового мирного процесса. Однако именно данный сценарий позволит разрешить конфликт на востоке Украины. 

Для Запада принцип недопустимости силовой перекройки границ жизненно важен с политической точки зрения – по сути, это краеугольный камень цивилизованного миропорядка.

Аналогичная ситуация, но с точностью до наоборот, сложилась после безвременной кончины ОВД, когда его бывшие члены гуськом потянулись к вчерашнему непримиримому врагу.

Для решения конфликта на востоке Украины необходимо проведение комплексной миротворческой миссии по мандату ООН, сочетающей военно-политическую и полицейскую компоненты, а также восстановление разрушенной социальной и экономической инфраструктуры.

Новые соглашения мало чем отличаются от тех, которые были достигнуты в Минске в сентябре 2014 г. за исключением одного момента – теперь украинским властям предписано к концу 2015 г. провести конституционную реформу.

Два десятилетия «пророссийской» политики не гарантировало А. Лукашенко защиты от обвинений в предательстве интересов Великой России и втягивания Беларуси в орбиту «русскомирности», где ей суждено окончательно раствориться и погибнуть.

Если он не изменит свою позицию в выгодном для России направлении, то, может быть, впервые за 18 лет Москва остановит свой выбор на другой персоне, которую, правда, еще нужно найти в авторитарной Беларуси.

Сегодня лишь 6% жителей России готовы терпеть снижение доходов из-за присоединения Крыма, а использование российской армии в Украине теперь одобряют только 30% против 74% на пике патриотической эйфории.

И если послание Путина к Федеральному собранию провозглашает новую «модель хозяйствования», то его пресс-конференция негласно провозглашает новую антикризисную программу. Суть ее в том, что все устаканится само собой, а если нет – «потом разберемся».

Очевидно, что решение проблемы санкций имеет политический характер. Но было бы наивно полагать, что отмена санкций решит все проблемы отрасли. Проблемы энергетического сектора в России связаны прежде всего не с санкциями.

Петр Казначеев

Обстановка на восточном фронте складывается, мягко говоря, не особенно благоприятно. Соответственно, можно предположить, что ведется поиск содействия на западном направлении.

Национальную идею нельзя победить переговорами; но дипломатия может снизить ее агрессивные проявления. Для лидеров России и Запада пришло время выработать условия крупной сделки ради мира в восточной Украине.

Российские дипломаты неустанно повторяют, что Вашингтон дал это обещание в обмен на вывод советских войск из Восточной Германии — а затем нарушил его, когда к НАТО в три последовательных этапа были присоединены 12 восточноевропейских государств.

Мэри Элис Саротте

Что касается Соединенных Штатов, то там дебаты вокруг России и Украины идут отнюдь не по поводу санкций, которые поддерживают и Конгресс, и администрация, а по поводу поставок Киеву летального оружия.

Нынешняя ситуация, при которой между Беларусью и Россией отсутствует пограничный контроль, но страны не имеют единого визового пространства, порождает некоторые лазейки.

Кроме того, республиканцы выступают за снятие ограничений на нефтедобычу на американской территории и строительство трубопроводов, что вполне может стать еще одним фактором понижения цен на нефть.

Кроме того, не исключено, что таким образом была выражена признательность официальному Минску за его усилия по прекращению кровопролития в Украине.

Даже если бы добрая воля Кремля к урегулированию была бы налицо, не факт, что он сумел бы ее реализовать: если помощь РФ в поддержании самопровозглашенных ЛНР и ДНР является определяющей, то ее контроль над регионом – вовсе нет.

Умеренный официальный консерватизм вынужден был отступить под напором радикалов и разделить с ним как минимум три весьма существенные установки: национализм, антиглобализм и миссионерство.

«Политика России все больше и больше уподобляется американской, которую они ежечасно осуждают. Без всяких на то оснований РФ уже записала себя в ведущие центры силы в мире. Появились некие имперские замашки» (А. Лукашенко, 2003 г.).

В расчете на душу населения «легких» денег мы получаем не меньше, возможно, даже больше России. Соответственно, и трудности наши близки к трудностям нефтеналивных государств.

Всякое кризисное обострение ведет к активизации интеграционных проектов, в то время как периоды роста характеризуются определенным политико-экономическим обособлением Беларуси и России.

За два десятилетия лукашенковской «модернизации» Беларусь утратила целый рял производств и отраслей. А теперь серьезно  забуксовало сельское хозяйство, с которым были связаны очень большие деньги и большие надежды.

Единственным ресурсом, который работал на сохранение независимости белорусского государства, было то, что Россия встретила упорное сопротивление в Украине, и планы Путина на быстрое присоединение этой страны или ее восточных областей провалились.

Значение «гуманитарной корзины» никогда нельзя недооценивать. И особенно – в связи с неожиданным перераспределением ролей в регионе, которое начало происходить после весенних событий в Крыму.

Норвежские поставки в большей мере могут сыграть роль «красной тряпки» для Кремля и стать поводом для снижения поставок газа в Европу в целом.

Расчеты, что «Газпром» сможет продавать в КНР ежегодно более 60 млрд. куб. м., не основаны на анализе реальных потребностей и служат лишь оправданием архизатратного проекта.

Михаил Крутихин

Пока ситуация выглядит как продолжение торга между официальным Минском и Москвой. При этом аппетиты белорусской стороны растут, а возможности российской – снижаются.

Можно допустить, что идея заключалась в сближении между двумя организациями – ЕС и ЕАЭС. В пользу этой гипотезы говорит тот факт, что на этапе зарождения ЕАЭС всеми тремя ее лидерами высказывались надежды на «интеграцию интеграций».

Украинские власти получили повод отложить важные, но болезненные реформы, связанные с гармонизацией украинского законодательства с законодательством ЕС.

«Если факты никак не укладываются в теорию – надо ее менять», гласит старая пословица. Но часто оказывается, что легче придерживаться теории и изменить факты.

Джозеф Е. Стиллиц

В целом, старые малые страны опережают средние и крупные страны с точки зрения экономических и социальных показателей, открытости для международной торговли, и энтузиазмом для глобализации.

Майкл О’Салливан, Стефано Нателла

В одном только Минске порядка 40 химически опасных объектов. В случае аварии может быть заражено до 40% территории столицы.

Проблема с террористами не в том, что мы считаем их низшими относительно себя, но, наоборот, в том, что они втайне считают себя ниже Запада. Вот почему наша снисходительность, политкорректные уверения, что мы не считаем себя лучше их, только ожесточают их и подпитывают в них ресентимент.

Спокойствие в Украине (если, разумеется, та сохранит свое стремление двигаться к цивилизованному миру) для Кремля категорически неприемлемо.

Напрашивается аналогия с похожей структурой – Минской группой ОБСЕ по Нагорному Карабаху. Она существует уже более двадцати лет, но ситуация там ближе к разрешению за это время не стала.

Новым мировым лидером, вероятнее всего, станет Китай, который в нынешнем кризисе пока не участвует, причем вполне сознательно.

Определенной деэскалации ожидать все-таки можно: деэскалации отношений между Брюсселем и официальным Минском.

Как международные организации вырабатывают политические рекомендации? Являются ли они самостоятельными субъектами производства политических идей или же только открытыми площадками согласований? Этому вопросу посвящено публикуемое исследование.

Дэниел Беланд, Митчелл А. Оренстайн

Чем выше военный потенциал и сильнее миссионерские геополитические притязания, тем ниже поступления в бюджет от товарооборота с РФ.

Возможно, Россия пошла бы и на такой шаг, но только в результате полной военной победы, желательно бескровной, как в Крыму.

Вторжение России в дружественную Украину заставило напрячься все постсоветские автократии. Особенно те из них, где русские военные базы уже имеются.

Cобытия в Украине можно понимать не только как катализатор, симптом, но и как яркий пример действительных, а не спекулятивных следствий, проистекающих из попыток РФ утвердить новый «многополярный» мировой порядок.

Украина уже приступила к реформированию своей газотранспортной системы – на ее базе будут созданы  компании по добыче, транспортировке, хранению и поставкам газа. Это позволит Украине войти в единый энергорынок ЕС.

При реализации планов транспортировке энергоресурсов неизбежно возникнет угроза господствующим позициям России на этом рынке.

Насколько вся эта странная смесь постмодернизма и архаики релевантна состоянию российского общества в целом? И готова перейти от бла-бла-бла к реальной затяжной войне с миром? На мой взгляд, вся эта гигантская медиапанель совершенно расходится с реальным состоянием российского общества.

Александр Морозов

Как это не парадоксально, но именно демократия, всеобщее избирательное право и гонка за рейтингами заставило российские элиты в очередной раз свернуть проект европейского цивилизационного переопределения страны.

Коль скоро Россия не может вытолкнуть Украину и Молдову из ЗСТ СНГ, то она, как можно предположить, постарается сама выйти из ЗСТ Содружества и потребует этого от партнеров по «тройке».

По оценкам экспертов, одностороннем снятие европейских торговых барьеров может принести Украине до EUR 500 млн. дополнительно от торговли с ЕС.

В целом я сомневаюсь в перспективах передислокации натовских войск на восток ЕС. Европа опасается любого рецидива Холодной войны.


 

Гиперболейцы обречены жить по праву сильного и раз за разом выбирать стратегию, которая запирает их в тюрьму, построенную из их собственных предпочтений.

Несмотря на украинский пример, похоже, что на сегодняшний день в качестве основного источника опасности по-прежнему видится Запад.

Если Комиссию не удовлетворят обоснования Москвы о необходимости введения ограничительных мер в отношении определенной категории украинских товаров, то Россия все же может ввести их в одностороннем порядке на срок не более шести месяцев.

Не уменьшая серьезность последних действий России, следует отметить, что они происходят в контексте неоднократных нарушений международного права со стороны США, ЕС и НАТО.

Если вести речь о приоритете права населения, проживающего на определенной территории, на полный суверенитет, то почему его не предоставить гражданам всех краев и областей Российской Федерации?

Если потери, связанные с открытием внутреннего рынка, окажутся весьма ощутимыми и приблизятся к объему нефтяных бонусов, белорусская сторона, как кажется, найдет возможности, как защитить отечественный рынок.

К насилию привязан огромный ценник.  Глобальная стоимость сдерживания насилия  или борьбы с его последствиями в 2012 году достигла ошеломляющих USD 9,5 триллионов (11% мирового ВВП).

Евразийский экономический союз будет не только опираться на абсолютное неравенство участников в пользу одного субъекта, но и на авторитарные методы управления, противоположные принципам строительства ЕС.

Замахнулись на необъятную Евразию, но собрались только «на троих» и с оговорками. Причем два участника союза – Беларусь и Казахстан – взаимной торговли почти не имеют.

По ключевым для Беларуси позициям этого документа – построение общего рынка газа, нефти и нефтепродуктов и электроэнергии, а равно и по доступу к энергетической инфраструктуре в ЕАЭС с 1 января 2015 года – «тройка» не договорилась.

Такім чынам, для прадстаўнікоў беларускай дыяспары доўгачаканы закон амаль нічога на практыцы не зьмяняе. Ён амаль ніяк не ўлічвае прагненьні беларускай дыяспары, у тым ліку – ані слова пра таннейшыя/бясплатныя візы і прасьцейшы парадак іх атрыманьня.

В среднесрочной перспективе, возможно, не «среднеевропейская», но именно «китайская» цена может стать ориентиром для европейских потребителей российского газа.

Отправка наблюдателей на украинские выборы хоть и является шагом в правильном направлении, еще не служит свидетельством подлинной независимости белорусской политики в данном вопросе.

С одной стороны, белорусские власти принимают меры по ограничению миграции белорусов, а с другой, – своей же политикой ограничения мобильности населения ей способствуют.

Разноскоростная интеграция стран «тройки» в ВТО будет и далее расшатывать конструкцию интеграционного объединения. В то же время сырьевая ориентация стран «тройки» будет увеличивать риски для их экономик.

Москва мало обращала внимания на Россию, то есть на пространства, которые уже «освоены», точнее сказать, заняты. Поэтому к предложениям Назарбаева она вряд ли прислушается с должным вниманием.

Энергетический экспорт – основа внешней торговли России и одновременно ее уязвимое место, потому что ориентирован преимущественно на рынок ЕС, откуда она получает львиную долю валютных поступлений.

Михаил Гончар, Андрей Чубик

Как только власти решили радикально повысить уровень насилия — начать стрельбу по повстанцам — зная, что у Майдана заведомо нет возможностей дать сопоставимый ответ, они практически мгновенно проиграли.

Попытка компенсировать экономические и политические неудачи силовым нажимом усугубили ситуацию: под вопрос поставлена сама способность РФ быть договороспособным и вызывающим доверие партнером в любых интеграционных проектах.

По мере приближения президентских выборов Афганистан вновь оказывается на критическом распутье: на карту, после 35 лет неутихающей войны, поставлены его единство и территориальная целостность.

Каментуючы ўкраінскую сітуацыю, Аляксандр Лукашэнка круціўся нібы ўюн на патэльні. І немагчыма было зразумець, чыю ж пазіцыю ён зойме – украінскую ці расейскую. Але выслізнуць з гэтай сітуацыі немагчыма, бо канфлікт не сціхае. У «Размове Калінкінай» – гутарка з палітолагам Анатолем Панькоўскім.

Многое будет зависеть от того, возобладает ли у западных лидеров традиционное «блоковое» представление в отношении Восточной Европы – или будут реализовываться более гибкие и современные концепции.

Судя по всему, Украина уступила свое первенство Беларуси, хотя именно здесь был подготовлен пилотный проект. За ней следовали Казахстан, Армения, Приднестровье и лишь потом – Украина.

Россия нуждается в Европе и Америке, если она хочет успешно противостоять множеству своих проблем и, в частности, тем, которые создает Китай. Вместо этого Путин получает извращенную гордость от своих настойчивых усилий по отталкиванию Запада.

Означает ли демарш Кремля отказ от роли основного интегратора на постсоветском пространстве, отказ играть по тем правилам, которые до сих имелись и худо-бедно работали?

У стран-экспортеров капитала внутренние сбережения превышают внутренние инвестиции, а у стран-импортеров капитала внутренние инвестиции превышают внутренние сбережения.

Григорий Гриценко

Проблема обеспечения экспортных поставок нефти может встать перед российскими добытчиками после 2019 года, на который приходится предполагаемый пик добычи нефти

Раздел «Энергетика» – фактически краеугольный камень евразийской интеграции для всех ее участников. И пока этот «камень» остается неподъемным.

Можно допустить, что будет сделана попытка увязать достижение соглашения с отменой известных визовых ограничений Евросоюза для ряда белорусских чиновников и бизнесменов.

Сближение Киева и Москвы не выгодно Лукашенко и по другим причинам: это и понижение статуса Минска как ближайшего союзника Кремля, и конкуренция за привлечение российских ресурсов.

Похоже на то, что Беларусь не дождется большого объема ПИИ из Китая. Впрочем, не блестящим образом обстоят дела и с реализацией проектов за счет связанных кредитов.

Кризис в Киеве

Ещё долгое время риторика стратегического партнёрства будет расходиться с реальностью. Сейчас её можно назвать «стратегическим соперничеством». На саммите Россия-ЕС в конце января 2014г. это можно будет прочувствовать.

Даниэль Брёсслер

На финишном этапе обозначились не только явные провалы в создании Единого экономического пространства, но принципиальные противоречия по видению самой архитектуры будущего союза.

Распространение «уникальной модели» подрывает ее же политические основы и лишает материальной базы. Так северокорейская «чучхе» давно бы умерла без помощи извне, если бы вокруг тоже было одно «чучхе».

Минск объявил о прогрессе в реализации пяти интеграционных проектов с Россией. Не исключено, что столь долго оттягивавшийся момент сдачи «фамильного серебра» все же наступил.

Украине на данном, без особого преувеличения - преддефолтном этапе как воздух все же нужен срочный заем. До недавнего времени считалось, что это заем МВФ.

Сергей Следзь, Вадим Башта

Ничто из построенного к чемпионату не окупится, если после него поток туристов иссякнет и не вернется хотя бы к прежнему, нужно признать, весьма незначительному уровню.

Притворство украинской оппозиции становится очевидным уже для всех. Статус-кво, выгодный и власти, и оппозиции, привел к тому, что я в Киеве уже буквально каждый день слышу ностальгические разговоры о том, как хорошо жилось при Кучме.

Переизбрание Януковича на следующий срок видится весьма проблематичным. В Украине в пользу объединенной Европы стабильно высказывается ощутимое большинство граждан, причем эта тенденция укрепляется.

Главным позитивным итогом этого саммита для официального Минска следует считать прагматизацию самой программы «Восточное партнерство». После украинского демарша, организаторы заметно смягчили свои требования к странам-участницам.

Проблема тем острее, что в Беларуси на сегодня нет ни одной корпорации, способной доминировать на постсоветском пространстве, особенно если принять во внимание допуск на это пространство глобальных корпораций вследствие вступления России в ВТО.

Если Соглашение об ассоциации с Украиной все же будет подписано, то упомянутые ограничения Россией непременно будут введены. При этом официальному Минску будет настоятельно предложено присоединиться к ним.

Политика Республики Польша/ Евросоюза в отношении Республики Беларусь не должна претерпеть существенных изменений, чтобы не оказаться в ловушке Путина.

Поворот событий будет зависеть от того, если украинский президент Виктор Янукович выполнит одно важное условие – помилование политического заключенного и бывшего премьер-министра Украины Юлии Тимошенко.

Россия до сих пор успешно избегала угрозы одновременной конфронтации с Украиной и Беларусью, прекрасно понимая, что кроме экономических потерь, это может вылиться и в существенные политические.

В силу глобальной разницы в потенциалах было бы явным преувеличением характеризовать нынешние отношения между Минском и Вашингтоном как «холодную войну». Скорее, это «холодный мир».

Если белорусы и украинцы сами не захотят или не смогут ничего изменить в своих государствах, то Европа легко оставит нам наши раритетные режимы, а если это будет выгодно, то и с радостью с ними «интегрируется».

Главная тактическая задача белорусской делегация на саммите сводиться к тому, чтобы получить свидетельства заинтересованности Запада в сотрудничестве с официальным Минском.

То, что Янукович не демократ, в данном случае работает как раз на евроинтеграцию Украины – как и на освобождение, я надеюсь, в скором будущем Юлии Тимошенко.

Сирийский химический арсенал, насчитывающий, по оценкам экспертов, около тысячи тонн, рассеян по нескольким десяткам военных баз, так что изъять его можно будет только при полном содействии режима.

Цена стратегического партнерства с КНР – трансферты белорусских технологий и рост внешней задолженности Беларуси «благодаря» китайским связанным кредитам.

Не исключено, что под тем или иным воздействием «большого брата» вильнюсский саммит закончится для Беларуси на столь же печальной ноте, что и предыдущий варшавский.