Материалы на тему «безопасность»

Девальвация статуса особого союзника

Москва больше не рассматривает Минск в качестве особого партнера в сфере обеспечения безопасности Союзного государства, как это было изначально предусмотрено его архитектурой.

Если купят не у нас, то у других

Таких глобальных интересов, как у Москвы, у официального Минска в регионе нет, но определенные меркантильные соображения, безусловно, присутствуют.

Политика балансирования между враждующими сторонами близка к исчерпанию

«Кремль посредством данных учений демонстрирует западному сообществу полную подчинённость и подконтрольность Беларуси целям и задачам стратегии эскалационного доминирования в контексте противостояния с Западом».

Все это в действительности про НАТО

Какие основные уроки мы сможем извлечь из учений «Запад-2017» к тому моменту, когда российские войска покинут Беларусь?

Кремль пытается подорвать евроатлантическую солидарность

Посредством данных учений Кремль демонстрирует западному сообществу полную подчинённость и подконтрольность Беларуси целям и задачам стратегии эскалационного доминирования в контексте противостояния с Западом.

Россия готовится к проведению собственных масштабных учений «Запад»

Российская сторона пытается ещё раз поставить под сомнение реальный военный и политический суверенитет Беларуси в глазах мирового сообщества и заложить почву для недоверия к ней.

США слабо используют рычаги решения корейской ядерной проблемы

Вызов Северной Кореи – это не просто ядерный кризис. Это кризис качества госуправления США. Многие видят проблему, но никто не знает, как ее преодолеть.

Кристофер Р. Хилл

«Скромное» военное присутствие России на территории Беларуси

Легенда учений косвенно ставит под сомнение единство Беларуси, обозначая в качестве условного противника конкретный регион Беларуси и воспроизводя тезисы российской пропаганды относительно вероятности дестабилизации обстановки в стране.

Могут ли военные учения спровоцировать кризис в регионе

Беларусь может стать стороной противостояния благодаря размещению исключительно, казалось бы, оборонительных вооружений на собственной территории.

ЕС должен принять идею европейской стратегической автономии

К сожалению, отсутствие какой-либо последовательности в американской политике в отношении России или Европы создаёт новые неопределённости.

Судя по тому, что Минск вплотную решил заняться перевооружением белорусской армии, вопрос российского военного присутствия на территории Беларуси опять возник в повестке дня в белорусско-российских отношениях.

Дискурс о мире, диалоге и партнерстве – даже если он является постановочным и неискренним – намного продуктивней, чем миф об островке благополучия во враждебном мире.

Белорусской стороне следовало бы подумать об организации дискуссии на тему восприятия угроз, военного баланса сил, механизмов укрепления взаимного доверия и транспарентности в военной сфере.

Говоря о региональных игроках необходимо отметить, что фактически трещит по швам вся система отношений между членами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива.

Наличия одной лишь переговорной площадки недостаточно, и белорусской стороне предстоит еще большая работа над устранением политических практик, несовместимых со статусом глобальной переговорной площадки.

Россия, которую Асад рассматривал как гаранта сохранения его власти, когда приглашал российские войска в Сирию, сейчас играет против него самого и готова разменять «сирийскую карту» в рамках геополитической сделки с США.

Вполне возможно, что власти планируют вернуться к политике, основные контуры которой обозначились в январе-феврале 2017 г. (консолидация на основе национального единства, экономические реформы с популистскими оговорками и т.д.).

Хотя в настоящее время отношение Беларуси к сирийской войне ограничивается отправкой небольших партий гуманитарной помощи и весьма вялой политической поддержкой режима Б. Асада, маленький американский удар может создать большие проблемы для беларуской внешней политики.

Остаются острыми проблемы структурного характера, в частности плохое сопряжение национальных интересов (или их интерпретацию национальными правительствами) с общерегиональными.

Если в докладе 2012 года Россия была охарактеризована как «нация в упадке», то в новом документе американские аналитики прогнозируют существенное усиление России и ее дальнейшую экспансию в соседние регионы.

Отныне именно эти государства должны задавать тон во всех международных структурах и, прежде всего, в ООН.

Если Белый дом согласится с желанием Кремля вернуть мироустройство к ялтинско-потсдамской системе, то Россия фактически получит карт-бланш на любые действия на большей части экс-СССР.

Сегодняшние реалии требуют обновлённой операционной системы, основанной на идее «суверенных обязательств»: суверенные государства должны иметь не только права, но и обязательства перед другими странами.

Пока стороны конфликта фактически застыли в ожидании и поэтому нынешнее перемирие в целом выгодно всем, эта передышка носит временный и промежуточный характер.

В конце концов Россия поймет, что в ее же собственных долгосрочных интересах разрушить этот исторический шаблон, сосредоточиться на внутреннем развитии и выстроить мирные и уважительные отношения со своими соседями.

Лидеры обеих сторон должны рассмотреть имеющиеся и новые предложения по снижению рисков, повышению прозрачности и предупреждению опасных военных инцидентов – пока не стало слишком поздно.

Узбекистан рассматривается Вашингтоном как стратегический партнер в регионе, но сохранится ли этот курс при администрации Трампа? Если нет, то Ташкенту придется балансировать между РФ и КНР.

Украинцам и белорусам следует запастись терпением и с пониманием встречать те шаги друг друга, которые не отвечают пожеланиям или лучшим ожиданиям каждой из сторон.

Было бы настоящим бедствием для всего мира, если бы Америка в акте самоубийственного декаданса выбросила этот благородный, практичный и вдохновляющий проект на помойку истории.

Учения «Запад» традиционно воспринимаются западными военными аналитиками как реальное подтверждение того, что Беларусь не является суверенным государством в военном плане.

При подготовке к учению «Запад-2017» антинатовская риторика из Москвы будет нарастать. Одновременно возрастет и интенсивность коммуникации Минска и западных столиц.

(Фрагменты раздела работы «Элементы нейтралітэту ў беларускай знешняй палітыцы і палітыцы нацыянальнай бяспекі»)

Беларусь пачала актыўна ажыццяўляць канстытуцыйнае палажэнне аб нейтралітэце. Праблема ў тым, што беларускі нейтралітэт не прымаецца і нават не прызнаецца як такі і іншымі партнерамі краіны, у тым ліку на Захадзе.

Ожидать даже частичного выполнения хотя бы одного из требований, выдвинутых Кремлем, можно только находясь не в очень здравом рассудке.

Разговоры об отработке отражения возможного вторжения со стороны России скорее следует отнести на счет влияния событий последних двух лет на психологическое состояние части белорусского социума.

После периода паралича и неуверенности в состоятельности европейского проекта, ЕС должен обратить внимание на проблемы в области безопасности и предложить соответствующие инициативы объединения.

Хавьер Солана

Пройти через все три-четыре «минных поля» власти – вот истинный вызов для будущего/будущих руководителей Узбекистана.

Кардинальные изменения системы международных отношений в целом способны разрушить устойчивые союзы и, возможно, именно система тактических союзов идет на смену «раз и навсегда» выбранным геополитическим ориентирам.

В определенном смысле эта «театральная мизансцена» является частью спектакля «растущего влияния России в Евразии». Поэтому визит Эрдогана преподносился как «исторический».

Существуют ли варианты таких добровольных действий Беларуси, которые склонили бы российскую сторону не применять силу в отношении белорусского государства?

Действия России в отношении армянского общества в рамках отношений Москвы с Баку и Анкарой полностью укладываются в логику эскалации конфликтной динамики и управления ей.

Нынешнюю ситуацию можно понимать как переходную – от миропорядка, основанного на балансе сил и обеспечивающего взаимное сдерживание через угрозу гарантированного взаимного уничтожения, к миропорядку, основанному на дисбалансе сил.

Сегодняшний региональный, внутри- и внешнеполитический контекст, в котором находится Турция, самым непосредственным образом благоприятствует реализации сценария Turexit.

Политика Москвы в отношении Минска направлена, в первую очередь, на достижение возможности использовать белорусскую территорию в качестве плацдарма для наращивания политико-экономического давления на страны НАТО.

Из всех постсоветских стран у Беларуси самый низкий уровень отношений с НАТО. В НАТО такое положение дел считают следствием зависимости Минска и белорусских ВС от Кремля, блокирующего интенсификацию отношений Беларуси с Альянсом.

В сегодняшнем региональном контексте, именно Израиль заинтересован в том, чтобы у России и Турции были нормальные отношения.

Китай также относится с серьезным недоверием и скепсисом к действиям России в Центральной Азии и в сфере безопасности.

Москве предстоит определиться с приоритетным партнером на Южном Кавказе. Сохранение прежнего положения грозит России утратой Армении в качестве союзника. При том, что Азербайджан союзником Кремлю не был и становиться не планирует.

Украинский кризис и события, прямо или косвенно с ним связанные, стали основанием для принятия целого ряда прямо противоположных решений в Беларуси и России.

Развертывание в Польше, Литве, Латвии и Эстонии еще по одному мотострелковому батальону НАТО является вынужденной реакцией на агрессивный внешнеполитический курс России.

Минск становится одним из элементов геополитического пасьянса – и это главное обсуждаемое событие мая-июня.

Критикуя «блоковый подход», одновременно в доктринальных документах Россия провозглашает его в качестве основополагающего принципа своего собственного подхода к международным отношениям.

Демпфировать белорусско-армянские разногласия постарается Москва, которой конфликт внутри ОДКБ совершенно не нужен.

В текущей ситуации не имеет никакого значения, кто первым пошел на обострение – армяне или азербайджанцы. Значение имеет лишь потенциал эскалации, возможность перерастания локальных столкновений в полномасштабную войну.

Смягчение санкций лишает ЕС и США их рычагов воздействия на Кремль, а также остатков авторитета в Киеве. Такое решение почти наверняка означает продолжение конфликта с чередованием горячих и холодных фаз.

Из двух названых Ващиковским рычагов польского влияния – экономического сотрудничества и политического вовлечения – может работать только первый.

Существенно изменился и характер ведения войны: современные военные конфликты (ливийский, сирийский, украинский, йеменский) все больше соответствуют характеристикам так называемых необъявленных (тайных), прокси- и гибридных войн.

Москва столкнулась с ситуацией, при которой союзники планировали загребать жар российскими руками: Асад и Тегеран явно намеревались воевать с исламистами и оппозицией российским войсками.

Реальный нейтралитет, независимость и суверенитет Беларуси возможен только при условии наличия современных боеспособных ВС, выступающих фактором стратегического сдерживания и не позволяющих другим государствам разговаривать с Беларусью с позиции силы.

Ранее сопоставимый с Беларусью по населению и промышленному потенциалу, а теперь ведущий войну Донбасс «стоит» около USD 1 млрд на поддержку вооружённых сил и других силовых структур Донецкой и Луганской Народных Республик.

Из восьми опрошенных стран только в Канаде и США явное большинство граждан высказалось за необходимость выполнить обязательства, вытекающие из Статьи 5 Североатлантического договора.

Требование «любой ценой защитить тот кусок земли, который достался нам в наследство» – явный признак того, что посягательства России на национальный суверенитет достигли пиковых показателей.

Конфронтационная политика является центральным элементом их стратегии выживания. Каждый из них обрел (или поддерживает) власть за счет поляризации общества и мобилизации своей электоральной базы.

Беларусь является членом ОДКБ и имеет стратегические соглашения в военной сфере с Россией. Однако ограничивают ли эти соглашения возможность Беларуси вести себя нейтрально? Как показывают украинский и сирийский кризисы – нет.

Режим полностью полагается на сырьевые ресурсы в момент резкого падения спроса и цен, и это наглядно убеждает, что вся нынешняя игра мускулами – тактические меры, принимаемые ad hoc, по наитию.

Алексей Цветков

Европе нужно больше кооперации, интеграции, солидарности и равного распределения рисков. Вместо этого европейцы, похоже, выбирают национализм, балканизацию, раскольничество и дезинтеграцию.

Пока кризис в отношениях между Саудовской Аравией и Ираном имеет незначительные последствия для роста мировых цен на черное золото.

Вырисовываются две основных тенденции прошедшего года – очередное «потепление» отношений с Западом и активизация коммуникации с Брюсселем; возникновение предпосылок для серьезного кризиса во взаимоотношениях с Кремлем.

Российские геополитические авантюры нанесли гораздо больший ущерб экономике РБ, чем самой РФ, что вполне может стать инструментом экономического принуждения РБ к более глубокой интеграции уже в ближайшие годы.

В настоящее время ОДКБ представляет собой традиционное для постсоветского пространства объединение, в котором слова никак не совпадут с делами и каждый блюдет лишь собственный интерес.

Сирийская авантюра не может не завершиться очередным провалом, имеющим негативные последствия не только для РФ, но и для некоторых ее соседей.

Возможно, пришло время вернуться к букве и духу Основного закона, статья 18 которого провозглашает целью достижение безъядерного и нейтрального статуса.

И тем не менее, на наш взгляд, реформы будут. Однако они будут совсем не те, которых ждёт бизнес-сообщество, академическое сообщество или проевропейское гражданское общество Беларуси.

На первый взгляд, идея, что Россия является естественным союзником в борьбе против исламских террористов, имеет смысл. Но антитеррористический союз с Путин – иллюзия.

Москва, не демонстрируя образца исполнения договоренностей в отношениях со странами СНГ, не может требовать и от них неукоснительного соблюдения обязательств в отношении России.

Сегодня мир очень отличается от того мира, который можно было себе вообразить в конце прошлого века, спустя 10 лет после падения Берлинской стены. С исторической точки зрения 15 лет могут показаться длинным или коротким временным отрезком – в зависимости от интенсивности изменения. 

Латентных и явных симпатизантов идеологии «русского мира» среди беларусов может оказаться очень много благодаря 20-летней советизации массового сознания властями РБ и лично президентом А. Лукашенко.

Теракты в Париже дали Путину возможность представить российские военные операции в Сирии в качестве услуги Западу, как пример готовности России выполнять грязную работу против Исламского государства на его территории.

Эффективность «силовых действий» России ограничена лишь регионом некоторых постсоветских государств. К сожалению, Беларусь относится к их числу.

Фундаментальный выбор, с которым сталкивается Европа в XXI веке, – это выбор между самоопределением и внешним доминированием. От решения этого вопрос зависит  не только ее судьба, но и судьба Запада.

Российское руководство на данном этапе не столько заинтересовано в размещении авиабазы на территории РБ, сколько в разговорах о ней.

Если соцопросы верны, то лояльные и покорные граждане находятся в явном большинстве – по крайней мере, так было до сих пор. Это объясняет поддержку сепаратистов в Донбассе и интервенцию Путина в Сирии.

Андрей Колесников

Была просто использована одна из немногочисленных возможностей продемонстрировать сразу всему миру незыблемость своей точки зрения.

В лучшем случае стены и заборы могут только замедлить передвижение людей, и это делает их плохим объектом инвестиций с точки зрения безопасности.

Сравнительно недавно Москва демонстративно приглашала к себе лидеров «Хамас» и наотрез отказывалась признавать «Хизбаллу» террористической организацией. Впрочем, как известно, раскаявшийся браконьер – лучший лесничий.

Захват структур ЕАЭС российскими ведомственными лобби – это очевидная угроза, но в полной степени реализоваться она может только по причине попустительства Минска.

Расширение российского военного присутствия – очевидный знак Западу по поводу того, чья здесь зона влияния и о чьих интересах Брюсселю и Вашингтону не следует забывать, ведя переговоры с беларускими властями.

Освобождение узников однозначно повышает вероятность получения финансовой поддержки Запада. Которая необходима в срочном порядке, в значительных размерах и на льготных условиях.

В дополнение к ответственности за ущерб, нанесенный в ходе конфликта в Украине, России грозят правовые санкции на общую сумму 4% ВВП – примерно столько, сколько она тратит на образование.

ЕС должен использовать торговую войну России против Украины в качестве основного аргумента в любых торговых переговорах с Кремлем. Ему также следует отменить оставшиеся строгие квоты на импорт украинских товаров.

С учетом подобных довольно щекотливых обстоятельств российском руководству едва ли стоило бы акцентировать внимание на грубейших ошибках своих советских предшественников.

В настоящий момент дрязги по поводу Нового Шелкового пути представляются для обеих держав менее болезненными, чем необходимость выслушивать лекции Запада.

Роберт Скидельски

«Новая» Украина неоднократно удивляла всех своей устойчивостью; она может удивить нас снова. Но союзники Украины – в частности, ЕС – способны сделать больше. Пересмотрев свою политику, они могли бы помочь новой Украине добиться успеха.

Экономика при президенте Бараке Обаме поправляется, и это делает ее менее привлекательной политической целью. Глобальная турбулентность, напротив, дает республиканцам больше возможностей для атаки Обамы и демократов.

Украинские власти могут пока просто подождать (оккупация региона не стала для Украины критической ни по одному параметру). А вот Кремлю как раз необходимо искать выход из ситуации.

На данном этапе официальному Минску удалось добиться полноценного включения в ВП, не пожертвовав при этом ни одним из принципов и положений своей внутренней политики.

Восточное партнерство также рассматривалось как способ сбалансировать подход ЕС «Россия в первую очередь». Огромные ресурсы были вложены в отношения с Россией, но очень мало ушло на оказание помощи странам в регионе, которые граничит с ЕС и Россией.

Безмятежного мира, в который многие люди так стремятся вернуться – во времена до Европейского союза, до Организации Объединенных Наций или даже до государств-наций – никогда не существовало.

На короткое время, многие выдающиеся люди – в частности Альберт Эйнштейн – сошлись в том, что только мировое правительство сможет обеспечить глобальный мир.

Разработка и внедрение стратегии, которая позволит сдержать ревизионистское поведение Путина, но в то же время не повредит долгосрочному международному участию России, является одной из самых важных задач, стоящих перед США и их союзников сегодня.

В случае реализации сценария миротворческой миссии, потребуется существенный пересмотр минских договоренностей и запуск нового мирного процесса. Однако именно данный сценарий позволит разрешить конфликт на востоке Украины. 

Для Запада принцип недопустимости силовой перекройки границ жизненно важен с политической точки зрения – по сути, это краеугольный камень цивилизованного миропорядка.

Аналогичная ситуация, но с точностью до наоборот, сложилась после безвременной кончины ОВД, когда его бывшие члены гуськом потянулись к вчерашнему непримиримому врагу.

Единственный путь быть последовательным и глубоким макиавеллистом состоит в том, чтобы реализовывать определенные действия для создания и поддержания необходимой репутации.

Для решения конфликта на востоке Украины необходимо проведение комплексной миротворческой миссии по мандату ООН, сочетающей военно-политическую и полицейскую компоненты, а также восстановление разрушенной социальной и экономической инфраструктуры.

Новые соглашения мало чем отличаются от тех, которые были достигнуты в Минске в сентябре 2014 г. за исключением одного момента – теперь украинским властям предписано к концу 2015 г. провести конституционную реформу.

Если поддерживаемые Россией сепаратисты будут оценивать оборонительные возможности Украины как очень слабые, будет трудно принудить их к отказу от дальнейших попыток реализации их амбиций.

Не извлекая никаких уроков из украинского кризиса, власти Беларуси решили двигаться проторенным курсом популизма и сохранения авторитарных порядков, рассчитывая, что и в 2015 г. за них заплатит Россия.

Большинство участников неформального саммита ЕС, состоявшегося сразу после завершения переговоров в Минске, чувства глубокого удовлетворения по поводу минских решений не испытывало.

Путин хочет восстановить международный порядок, основанный на эксклюзивных сферах влияния, подконтрольных великим державам, – такая система доминировала в раздираемой войнами Европе в XVIII и XIX столетиях.

Йошка Фишер, Генрих Эндерляйн

Там, где имело место дублирование функций спецслужб (агентурная разведка, контрразведка, борьба с терроризмом и экстремизмом, противодиверсионная деятельность), удалось в относительно сжатые сроки восстановить дееспособность структур.

С учетом чрезвычайного характера ситуации, в которой вводятся в действие нормы Закона, представляется, что жесткая фиксация ограничительных шагов – худший вариант.

А. Лукашенко, видимо, испытывает ностальгию по пограничной молодости, возможно, идеализируя практику советских времен. И при этом забывает, что добровольные дружины в то время являлись большей частью идеологическим символом.

Сегодня лишь 6% жителей России готовы терпеть снижение доходов из-за присоединения Крыма, а использование российской армии в Украине теперь одобряют только 30% против 74% на пике патриотической эйфории.

Что касается Соединенных Штатов, то там дебаты вокруг России и Украины идут отнюдь не по поводу санкций, которые поддерживают и Конгресс, и администрация, а по поводу поставок Киеву летального оружия.

Общеизвестно, что лоббистские возможности функционера в нашей стране определяются регулярностью доступа к «телу №1». В этой связи оптимальной кандидатурой на должность Министра видится кто-то из окружения Виктора Лукашенко.

Кроме того, республиканцы выступают за снятие ограничений на нефтедобычу на американской территории и строительство трубопроводов, что вполне может стать еще одним фактором понижения цен на нефть.

Применительно к нашему региону речь может идти в теории об облетах российским самолетами границ Беларуси с соседними странами, чтобы «держать в тонусе» их военных.

«Политика России все больше и больше уподобляется американской, которую они ежечасно осуждают. Без всяких на то оснований РФ уже записала себя в ведущие центры силы в мире. Появились некие имперские замашки» (А. Лукашенко, 2003 г.).

Единственным ресурсом, который работал на сохранение независимости белорусского государства, было то, что Россия встретила упорное сопротивление в Украине, и планы Путина на быстрое присоединение этой страны или ее восточных областей провалились.

Пока ситуация выглядит как продолжение торга между официальным Минском и Москвой. При этом аппетиты белорусской стороны растут, а возможности российской – снижаются.

Можно допустить, что идея заключалась в сближении между двумя организациями – ЕС и ЕАЭС. В пользу этой гипотезы говорит тот факт, что на этапе зарождения ЕАЭС всеми тремя ее лидерами высказывались надежды на «интеграцию интеграций».

Пакостить конкурентам – такая же естественная функция государства, как поддерживать (относительный) порядок внутри своих границ, отбирать у подданных деньги в виде налогов и забривать их в армию. Все остальное более или менее факультативно…

В одном только Минске порядка 40 химически опасных объектов. В случае аварии может быть заражено до 40% территории столицы.

Чем выше военный потенциал и сильнее миссионерские геополитические притязания, тем ниже поступления в бюджет от товарооборота с РФ.

Возможно, Россия пошла бы и на такой шаг, но только в результате полной военной победы, желательно бескровной, как в Крыму.

Вторжение России в дружественную Украину заставило напрячься все постсоветские автократии. Особенно те из них, где русские военные базы уже имеются.

Вторжение России в дружественную Украину заставило напрячься все постсоветские автократии. Особенно те из них, где русские военные базы уже имеются.

Cобытия в Украине можно понимать не только как катализатор, симптом, но и как яркий пример действительных, а не спекулятивных следствий, проистекающих из попыток РФ утвердить новый «многополярный» мировой порядок.

Украина уже приступила к реформированию своей газотранспортной системы – на ее базе будут созданы  компании по добыче, транспортировке, хранению и поставкам газа. Это позволит Украине войти в единый энергорынок ЕС.

Насколько вся эта странная смесь постмодернизма и архаики релевантна состоянию российского общества в целом? И готова перейти от бла-бла-бла к реальной затяжной войне с миром? На мой взгляд, вся эта гигантская медиапанель совершенно расходится с реальным состоянием российского общества.

Александр Морозов

Как это не парадоксально, но именно демократия, всеобщее избирательное право и гонка за рейтингами заставило российские элиты в очередной раз свернуть проект европейского цивилизационного переопределения страны.

Коль скоро Россия не может вытолкнуть Украину и Молдову из ЗСТ СНГ, то она, как можно предположить, постарается сама выйти из ЗСТ Содружества и потребует этого от партнеров по «тройке».

По оценкам экспертов, одностороннем снятие европейских торговых барьеров может принести Украине до EUR 500 млн. дополнительно от торговли с ЕС.

В целом я сомневаюсь в перспективах передислокации натовских войск на восток ЕС. Европа опасается любого рецидива Холодной войны.


 

Украинское общество все глубже и острее пропускает через себя максиму Григория Сковороды: «неправда угнетает и противодействует, но тем больше желание бороться с ней».

Энергетический экспорт – основа внешней торговли России и одновременно ее уязвимое место, потому что ориентирован преимущественно на рынок ЕС, откуда она получает львиную долю валютных поступлений.

Михаил Гончар, Андрей Чубик

Если мы находимся в начале новой холодной войны, пусть так оно и будет. Но главной сутью холодной войны является то, что она предотвращает настоящую войну.

Как только власти решили радикально повысить уровень насилия — начать стрельбу по повстанцам — зная, что у Майдана заведомо нет возможностей дать сопоставимый ответ, они практически мгновенно проиграли.

Попытка компенсировать экономические и политические неудачи силовым нажимом усугубили ситуацию: под вопрос поставлена сама способность РФ быть договороспособным и вызывающим доверие партнером в любых интеграционных проектах.

Cомнительно, чтобы Минск так уж жаждал влезть в разборки России и НАТО. Хотя, если ситуация пойдет по пути обострения, на желания и интересы Минска внимания в Кремле обращать не будут.

Нормы проекта закона о применении оружия, спецтехники и силы не представляются чем-то из ряда вон выходящими. Зато  законопроект фактически запрещает выход СМИ и другой печатной продукции в период военного положения.

Проблема обеспечения экспортных поставок нефти может встать перед российскими добытчиками после 2019 года, на который приходится предполагаемый пик добычи нефти

Диспаритет в ядерных вооружениях теоретически способен дестабилизировать международную безопасность. Если слово «безопасность» вообще применимо к текущей ситуации в мире.

В местах отбывания наказаний за женщинами «зарезервировано» менее 9% от общего лимита наполняемости. Что можно рассматривать как проявление гендерной дискриминации и сексизма.

Судя по всему, задержка с назначением как раз и была вызвана необходимостью  подыскать человека, который ранее не входил в состав высшей номенклатуры.

Ослабление НАТО создает вакуум безопасности в регионе северной Евразии, который заполнить никто не в состоянии. Положение дел в ОДКБ вообще плачевно.