Материалы на тему «постсоветская интеграция»

Хорошо, когда интеграционных структур много

К признакам реанимации СГБР можно отнести готовящееся соглашение о взаимном признании виз, которое в очередной раз пообещали заключить в недалеком будущем.

Белорусско-казахские отношения в контексте евразийской интеграции

Казалось бы, Казахстан вновь становится идеальным партнером для Беларуси. Но стоит обратить внимание на то, что теперь все чаще востребована не готовая товарная продукция, а материалы и услуги.

Встает реальная проблема разрешения массы гуманитарных вопросов населения этих территорий. В изоляции оказываются миллионы, в худшем варианте мы будем иметь всплеск двух потоков беженцев – на Украину и в Россию.

Может ли Россия строить равноправные отношения с Беларусью, или же эти отношения основаны на асимметрии экономических и политических интересов, а потому неизбежно будут скатываться к патрон-клиентельской схеме?

Вводить ограничения для украинских товаров странам-участницам евразийской интеграции сейчас абсолютно невыгодно  в том числе из-за теряющего свою привлекательность евразийского проекта.

Вырисовываются две основных тенденции прошедшего года – очередное «потепление» отношений с Западом и активизация коммуникации с Брюсселем; возникновение предпосылок для серьезного кризиса во взаимоотношениях с Кремлем.

Для «русского мира» характерно рентное поведение. Даже не капиталистическое, а феодальное. Они поднимались либо благодаря эксплуатации природных ресурсов, либо благодаря эксплуатации дружеских отношений с правителями.

Вступление Беларуси в ВТО приведет к усилению конкуренции: изменится экономическая структура рынка труда, обострятся проблемы ряда предприятий, которые уже сегодня неконкурентоспособны.

Экономический кризис в России, ее санкционная война с Западом, взаимные торговые войны в итоге создали ситуацию, при которой реализация декларируемых целей ЕАЭС сегодня невозможна.

Захват структур ЕАЭС российскими ведомственными лобби – это очевидная угроза, но в полной степени реализоваться она может только по причине попустительства Минска.

Увеличившиеся с прошлого лета закупки Беларусью и Казахстаном лосося и форели производились именно для последующей переработки и отправки в Россию, а не для внутреннего рынка.

Украинские власти могут пока просто подождать (оккупация региона не стала для Украины критической ни по одному параметру). А вот Кремлю как раз необходимо искать выход из ситуации.

Получение контроля над «Пеленгом» позволяет российской стороне помешать перетеканию в Китай имеющихся в Беларуси технологий в военно-технической сфере, которые в ряде случаев являются уникальными.

В случае реализации сценария миротворческой миссии, потребуется существенный пересмотр минских договоренностей и запуск нового мирного процесса. Однако именно данный сценарий позволит разрешить конфликт на востоке Украины. 

Москва, похоже, уже не готова и далее щедро оплачивать интеграцию бывших постсоветских стран, не получив взамен от них твердых гарантий строго следовать в фарватере общероссийской политики.

Российские чиновники заметно подкорректировали документ, который в итоге свелся больше к плану по устранению барьеров во взаимной торговле. Что же касается самого актуального для Беларуси вопроса – финансовой поддержки, то он пока ушел на второй план.

Для Запада принцип недопустимости силовой перекройки границ жизненно важен с политической точки зрения – по сути, это краеугольный камень цивилизованного миропорядка.

Для решения конфликта на востоке Украины необходимо проведение комплексной миротворческой миссии по мандату ООН, сочетающей военно-политическую и полицейскую компоненты, а также восстановление разрушенной социальной и экономической инфраструктуры.

Едва ли не самая больная для Беларуси проблема в отношениях с Россией – это введение РФ односторонних запретов и ограничений в отношении белорусской продукции. Поэтому председательствующая в ЕАЭС Беларусь потребовала от ЕЭК проанализировать причины этой ситуации.

Теперь у белорусской стороны появился свой механизм влияния на российских импортеров – подобный тому, которым пользуется РФ, ограничивая поставки на российский рынок белорусской молочной, мясной продукции и сельхозпродукции.

В складывающейся ситуации белорусские чиновники, не связанные обязательствами перед ВТО, чаще других инициируют решения в «тройке» по защите отечественных производителей.