Материалы на тему «приватизация»

Что можно реформировать до приватизации

Внедрение международной практики управления предприятиями потребует реального разделения функций государства как регулятора и собственника, что в существующих условиях представляется проблематичным.

Возвращаясь к вопросу приватизации

Акционерные общества, контроль над которыми сохраняет государство, остаются вотчиной чиновника, игнорирующего права миноритариев и не только.

Что происходит с госсобственностью

Превращение распорядителей различных активов в полноправных собственников – логически неизбежный этап в процессе разгосударствления и приватизации.

Работает такая схема просто: государство «инвестирует» деньги в предприятие через допэмиссию, в результате чего доли крупных собственников уменьшаются, а госдоля – наоборот, вырастает.

Да, идут-таки инвестиции и к нам. Но инвестиции и в Сирию идут, и в Ливию. И вообще есть люди, которые ради повышенной нормы прибыли демонстрируют высокую склонность к риску.

Новая программа приватизации может стать важным шагом на пути к сокращению избыточных объемов госсобственности в России, где правительство контролирует командные экономические высоты в ключевых отраслях.

Нынешнюю девальвацию рубля можно рассматривать и в качестве подготовительной меры для реализации новой программы МВФ по аналогии со ступенчатой девальвацией национальной валюты в начале января 2009 г.

Если новые рабочие места не создаются, повышать пенсионный возраст нельзя. Особенно же это губительно для экономики, в которой количество рабочих мест сокращается, как у нас сегодня.

Государство по-прежнему является крупнейшим собственником в стране, и текущая экономическая политика открыто демонстрирует, что в ближайшее время изменений не предвидится

Государство фактически убрало любую возможность для неконтролируемого передела собственности в стране. И весьма сомнительно, что оно сделает это под давлением взятых обязательств в ЕАЭС.

Получение контроля над «Пеленгом» позволяет российской стороне помешать перетеканию в Китай имеющихся в Беларуси технологий в военно-технической сфере, которые в ряде случаев являются уникальными.

Правительство может строить любые приватизационные планы, но полномочий по продаже активов у него нет: все сделки с собственностью свыше 10 тысяч базовых величин в стране контролирует президент.

Присутствие иностранного капитала в компании значительно повышает эффективность предприятия, особенно по сравнению с государственным сектором.

Но поскольку публично декларируемая «стратегия» относительно приватизации состоит в том, чтобы продавать только убыточные предприятия, то есть большой риск, что их будут целенаправленно доводить до банкротства.

Если последние договоренности А. Лукашенко и В. Путина будут выполнены в полном объеме, то Беларусь может дожить до президентских выборов без приватизации. Однако, пока в планах правительства значится привлечение 2 млрд. USD за счет приватизации госсобственности.

Возвращение к советской экономической практике помечается этикеткой «экономическая реформа», после чего предлагается считать, что вскоре мы реально «запроцветаем».

Можно ожидать, что в апреле 2015 г. Беларусь завершит погашение текущего кредита МВФ и одновременно не будет привлекать новый кредит у фонда, по крайней мере, до выборов президента в следующем году.

Похоже на то, что Беларусь не дождется большого объема ПИИ из Китая. Впрочем, не блестящим образом обстоят дела и с реализацией проектов за счет связанных кредитов.

Для Беларуси риски от сохранения поквартального режима торговли с «волошинскими либералами» вполне сравнимы с рисками от вероятной монополизации поставок нефти «сечинскими силовиками».

Отечественные аграрии утверждают, что коллективизация была в своей время необходима стране. А ныне необходима приватизация.

Несмотря на благосклонность белорусского руководства и желание И. Сечина иметь свой завод в Беларуси, сделка по покупке этого актива вряд ли будет быстрой.

Чрезвычайные ситуации и продолжение нагнетания руководством страны девальвационных настроений посредством обвинения населения в возможной девальвации могут уменьшить период расходования средств до 2 месяцев.

По сути, отсутствует единая, цельная программа по проведению приватизации, причем не только у государственных органов, но и у различных политических партий.

Можно предположить, что между акционерами БКК в последнее время обострились внутренние противоречия, связанные с видением работы на экспортных рынках.

Белорусское руководство уверено, что Кремль не пойдет на резкое обострение отношений в таможенной «тройке» на важном этапе строительства Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Такое решение в разрезе приватизационного процесса является своего рода сигналом внешнему инвестору об улучшении ситуации и повышение инвестиционной привлекательности экономики.

Если со стороны Беларуси во всех крупных проектах контрагентом выступает государство, то со стороны России – как правило, частные компании. Конфликт интересов предсказуем.

Потенциальный покупатель не понимает, куда ему лучше вложить свои чеки, в итоге и без этого невысокая инвестиционная активность физических лиц снижается и оптимальным вариантом становится получение компенсации за чеки в будущем.

Российских «инвесторов» наши шарахания не остановят – что они наметили взять, то и возьмут. Но конкурентов у них уже не будет, они смогут диктовать любые условия.

Реальных возможностей для обеспечения экономического рывка у правящей группировки нет, преобразований она не желает, инвесторов разогнала, а «спонсор» выделяет средства только на «прокорм» и не более того.

Ликвидация институтов, способствующих концентрации пакетов в руках крупного собственника, по сути консервировала процесс коллективизации предприятий, вела к созданию «промышленных колхозов».

Вопрос целесообразности передачи ряда регулирующих функций новому калийному трейдеру остается одним из чувствительных для белорусского руководства. У профильных белорусских чиновников нет единой точки зрения на этот счет.

Если белорусские власти считают, что приватизационный вопрос в контексте предоставления кредита АКФ утратил актуальность, то вряд ли такого же мнения придерживаются российские власти.

Ссылаясь на заботу о народе, государство понимает под «приватизацией» строго одно – сохранение актива в своих руках до появления волшебника на голубом вертолете с мешками денег.

Данный отчет о рекомендациях основан на обсуждении и презентациях, прошедших на конференции «Приватизация и частное предпринимательство в Беларуси – возможности международного сотрудничества» 16- 17 апреля 2012 в Варшаве. Конференция стала частью новой инициативы Европейского союза в отношении к Беларуси «Европейский диалог с белорусским обществом о модернизации».

А еще лучше государству выставить действительно интересный объем акций, пусть даже и все 100%. Возможно, тогда результаты будут более впечатляющими.

Приватизация не просто становится путем к интенсивному экономическому росту, но и шагом, эффективность которого во многом будет зависеть от скорости и масштабности его принятия.

Говорить о крупных промышленных предприятиях из Беларуси на мировых площадках можно будет, наверное, не ранее, чем в 2015 году. Если начать подготовку именно сейчас.

Собственность очевидно приобретает не директорат, а уже существующий собственник. Похоже на то, что времена, когда относительно просто было прыгнуть из директоров предприятия в его владельцы, остались в том прошлом.

Можно предположить, что речь идет о снятии ряда ныне существующих формальных ограничений и расширении приватизационного списка буквально до всех белорусских предприятий.

Беларусь стоит на пороге принудительной приватизации. Стимулом такой приватизации является необходимость заимствования внешних ресурсов, а инструментом – условия получения кредита ЕврАзЭс.

Если на стратегические активы спрос обещает присутствовать, то спрос на другие предприятия будет зависеть от того, как будет проводиться процесс подготовки предприятий к продаже.

Пераход ва ўласнасць расейскага або заходнага капітала беларускіх прадпрыемстваў аслабіць пазіцыі дзейснага прэзідэнта і магчымасці для захавання палітыкі папулізма.

Пераход ва ўласнасць расейскага капітала беларускіх прадпрыемстваў, інтэграцыя ў рамках Еўразійскага саюза на ўмовах Расеі значна аслабіць пазіцыі беларускага прэзідэнта і знішчыць магчымасці для захавання палітыкі папулізма.

В настоящей ситуации выжидательная позиция российского совладельца оказалась выгодной, потому как несостоявшиеся торги снижают цену на 20%, повторные же – на 50%.

Власти прекрасно осознают, что в ближайшее время столкнутся с трудностями и готовятся распродавать, как ни крути, общенародное имущество.

Цены 3-х состоявшихся аукционов абсолютно понятны, потому как единственным участникам нужно было сделать лишь один шаг, после чего торги состоялись.

Судя по всему, белорусская сторона постарается отложить сделку с Беларуськалием – главным активом страны, представляющим собой курицу, несущую золотые яйца, – на максимально длительный срок.

В прошлом остались времена, когда Россия помогала Беларуси безвозмездно. Теперь Кремль потребует гарантированной уступки активов – прежде всего, тех, которые интересуют российские монополии и крупные корпорации.

Но поскольку легитимизировать власть не удалось, то и легитимность приватизации под вопросом, под очень большим вопросом.

Вывести национальный бизнес из состояния угодливости и «сопения» уже частично получается. Пример – директива №4. Но дальше – море работы.

В сложившейся картине все более непонятным становится функционирование Национального агентства по инвестициям и приватизации. Данное учреждение существует на бумаге уже год, однако работать оно пока не начало.

Имея в виду статистику разгосударствления госсобственности, нужно признать, что белорусское экспертное сообщество сегодня гораздо больше готово к номенклатурной приватизации, чем сама номенклатура.

Неадекватный план не имеет концепции и, если не считать общих слов, не содержит расшифровки пути достижения поставленных целей. Он «заточен» на «цифирь».

Спустя полгода после своего создания НАИП так и не заработало. Дважды в этом году правительство вносило в Администрацию президента на согласование проекты документов по НАИП, и дважды их возвращали на доработку.

Затягивание приватизации может привести к ситуации, с которой столкнулась Болгария: она была вынуждена распродавать госпредприятия быстро и подешевле, в целях срочного пополнения бюджета и выполнения крупных проплат по внешнему долгу.

Новая редакция закона «О приватизации» исключит за ненадобностью приватизацию за чеки «Имущество» и ряд других норм и способов. Зато появится приватизация без проведения аукциона или конкурса в случаях, установленных президентом.

Вероятно появление новых очагов ведомственных конфликтов и противостояний, поскольку непонятно, как будут разграничиваться функции нового Национального агентства инвестиций и приватизации и старого Госкомитета по имуществу.

Мировое совокупное предложение превышает совокупный спрос, а значит, конкуренция обостряется и будет еще больше обостряться. Кому нужна белорусская продукция? Наши заводы не будут дорожать, они будут дешеветь.