Материалы на тему «выборы»

Молчание не всегда означает согласие

Тоскуя по короне, Путин забывает, что российская монархия при всем ее великолепии всегда была минным полем, потому что презрение автократа к закону делает его уязвимым для правосудия толпы.

Абсурд как составная часть политики

Сегодня всякие перемены, инициированные властями, будут восприняты ею самой и общественностью как явление не столько техническое (призванное оптимизировать или улучшить уже имеющиеся институты), сколько ценностное.

Будет ли меняться дизайн избирательной системы?

По оценкам независимых наблюдателей, 18 февраля явка в Минске составила не более 30%, то есть на участках мы физически не видим людей, которые электорально поддерживают действующую власть.

Производя эффект большинства

При проведении выборов власти решили привлечь россиян к голосованию, используя административный ресурс: через давление на студентов со стороны руководства ВУЗов и работников в бюджетных организациях.

Главный счетовод против главного избирателя

Вспомним основные тенденции и наиболее интересные события, непосредственно касающиеся женского участия в отечественной политике, произошедшие за минувшие почти полтора десятка лет.

Еще раз к вопросу о партийном измерении выборов в местные Советы депутатов

Прошедшие выборы в очередной раз показали маргинальное положение провластных (равно, как и любых других) партий на политической арене страны, а также желание властей и далее поддерживать статус-кво.

Чарговае расчараванне сярод удзельнікаў выбараў ад апазіцыйных партый

Нізкая зацікаўленасць у выбарах, ігнор альбо байкот не стымулюе незадаволеных сацыяльна-эканамічнай палітыкай грамадзян да легальных формаў барацьбы за свае інтарэсы і падтрымлівае палітычную апатыю ў грамадстве.

Власть не готова к созданию партийной системы

Дискуссии о партийной системе – в лучшем случае, плохо режиссированная игра.

Вышэйшае кіраўніцтва вымушана шукаць дадатковыя шляхі сваёй легітымацыі

Апошнія парламенцкія і мясцовыя выбары 2018 года сведчаць пра рост зацікаўленасці часткі кіроўных эліт у развіцці партыйнай сістэмы і парламентарызму ў краіне.

Накопление социальных изменений

Имеется четыре основных направления вызова времени – это рынок труда, это информационные технологии, это возраст элит и это общественная мораль.

Правда против популизма

Когда исчезает доверие к политикам, избиратели совершенно естественным образом начинают игнорировать их обещания. С большей вероятностью их привлечёт кандидат, имеющий репутацию борца с истеблишментом.

ЕАЭС на пороге серьезного внутреннего конфликта

ЕАЭС на пороге серьезного внутреннего конфликта и возможно кризиса. Таков предварительный итог президентских выборов в Кыргызстане.

Итоги выборов 10 сентября не облегчат оппозиции борьбу за пост мэра

Результаты голосования за оппозицию настолько неоднородны, что не позволяют сделать вывод о городской повестке и мнении горожан в целом.

Елена Мухаметшина

Улады не дэманструюць імкнення змяніць правілы правядзення выбараў

Арганізатары выбараў імкнуцца панізіць увагу грамадзян краіны да мясцовых выбараў, асабліва жыхароў сталіцы і вялікіх гарадоў, дзе адсотак незадаволенасці палітыкай улады вышэйшы за сярэднія паказнікі па краіне.

Новый глава Белого дома стал едва ли не первым за всю историю Соединенных Штатов президентом этой страны, не имеющим практически никакого политического опыта.

Вероятность демократического транзита в диктатурах, имеющих номинально демократические избираемые институты власти, ниже, чем в «не институционализированных» диктатурах, а срок жизни диктатур с номинально демократическими институтами выше. 

За свой выбор политик несет вполне конкретную персональную ответственность. Но это не грозит «диванным политикам», которые ни за что не отвечают и ничем не рискуют. Очень легко «сохранять лицо», ни в чем не участвуя.

Морализаторский подход возвращает нас к временам, когда в государствах еще не было политики (в смысле politics) как противостояния и борьбы противоположных интересов.

Востребованность в партии власти подкрепляется ростом финансовых доходов номенклатурной элиты и увеличением зависимости действующего президента от своего аппарата.

Исключение оппозиции из политического процесса (а именно к этому ведет ее неучастие в выборах) при условии ее нынешней слабости равносильно уничтожению. Причем максимально простым и эффективным способом.

Скорее всего МИДами стран-членов ЕС будет сделан выбор в пользу поддержания процесса нормализации отношений между Минском и Брюсселем, который был запущен несколько лет назад.

У властей сохраняется традиционная установка на то, чтобы не допустить активной дискуссии вокруг выборов и политического вовлечения электората, поддерживая работу механизма выборов на уровне ритуального действия.

Напэўна, улады заклапочаны станоўчым водгукам выбарцаў на дзейнасць апазіцыйных палітыкаў на фоне стомленасці грамадства ад існуючага дзяржаўнага курсу і чаканняў грамадства па яго змене.

Что касается конвертации внешнеполитических успехов в экономические бенефиты, с этим будет сложнее. Грубо говоря, если депутатов Минск может как-то «продать» американским политикам, то бизнесу продавать нечего.

Укрепление политических партий, восстановление их дееспособности могло бы стать важнейшим фактором демократизации общества и государства.

Доля представителей политических партий в окружных комиссиях составляет 13,6%, а иных субъектов – 86,4%, что, как и во время предыдущих выборов, свидетельствует о сохранении слабой роли политических партий в политическом процессе.

Регион вступил в полосу нестабильности. Глупо надеяться, что эту зону можно миновать без институциональных изменений.

Пока я, как наблюдатель, не буду иметь возможности увидеть каждый бюллетень и где в нем стоит отметка избирателя, – считать такой подсчет прозрачным нельзя.

На парламенцкіх выбарах 2016 года чакаецца высокі ўзровень удзелу  апазіцыі і афармленне чарговых кааліцыйных структур на бліжэйшыя некалькі год.

На сённяшні час ужо акрэсліваецца чатыры апазіцыйныя цэнтры, якія плануюць прымаць актыўны ўдзел у парламенцкай кампаніі і фармаваць свае перадвыбарчыя спісы кандыдатаў.

Где народные пьянки под вывеской «Мы снова всех сделали!»? Нулевой публичный эмоциональный резонанс события позволяет заключить: реального события для публики просто не случилось. Возможно, потому, что это уже не публика.

Кампанія байкоту/ігнору выбараў не прывяла да мабілізацыі актывістаў і нават, наадварот, зменшыла папулярнасць партый, колькасць удзельнікаў пратэстных акцый, як і колькасны склад рэгіянальных структур апазіцыі.

Планируемое закрытие посольства государства Израиль в Минске, столице Беларуси – непростительная ошибка. Ошибка перед тем духом союзничества, который единил евреев и белорусов на протяжении многих столетий.

Не лучше ли было объединить свои усилия, нежели «тянуть одеяло на себя» в год, когда действующий президент не справился с программой социально-экономического развития страны?

Бойкот может привлечь значительное количество сторонников только тогда, когда предлагающий ее политик обладает значительным запасом доверия, либо предлагает вместе с бойкотом понятную альтернативу, выгодную избирателю.

Методы, гарантировавшие А. Лукашенко очередной пятилетний мандат, не отличались новизной и демократичностью, на них заострили свое внимание наблюдательные миссии ЕС. На этот раз им оказывали сердечный прием, правда работать не давали.

Наиболее важный вывод, который не озвучивается напрямую, но косвенно звучит в оценках: официальный Минск начинает терять контроль над ситуацией в стране.

Фальсификации на выборах в Беларуси в первую очередь происходят постфактум во время подсчета голосов и выдачи протокола голосования, а не во время процедуры голосования (в отличие от России, где используется практика вбросов и «карусельного» голосования).

Ключевой вопрос после этих выборов, на который пока нет ответа, – предпримет ли режим Лукашенко необходимые реформы, которые могли бы ускорить болезненные для страны изменения?

Растет заметный зазор между медийным образом Порошенко и фактами его реальной политики. Многие обещания Петра Порошенко, завяленные в инаугурационной речи, так и не были им выполнены.

Цена президентского кресла существенно снизилась в сравнении с 2010, 2006 и 2001 годами, а также годами ранее. Возможно, это и есть основной итог политического сезона.

Короткевич не смогла завоевать большую поддержку, чем ее предшественники. Но природа ее поддержки – иная, чем у них. Среди сторонников кандидатки значительна доля людей с умеренными взглядами, которых ранее оппозиционные кандидаты не могли привлечь на свою сторону.

Противодействие со стороны режима – это объективная реальность, с которой сталкиваются все демократические организации нашей страны. Для того, чтобы решить эту проблему, нужно научиться действовать сообща.

Поспех актывісткі “Народнага рэферэндума” Т. Караткевіч сведчыць аб запуску чарговага працэсу змены пакаленняў у апазіцыйнай палітыцы і перафарматаванні існуючых апазіцыйных структур і кааліцый.

Основной соперник четырехкратных участников избирательной кампании – все то же (пятикратный участник). Такой постоянный состав участников не способствует оживлению интриги.

Тым не менш, беларускае кіраўніцтва зацікаўлены ва ўдзеле ў выбарчай кампаніі альтэрнатыўных кандыдатаў з мяккай рыторыкай, якія будуць прытрымлівацца вызначаных уладамі рамкаў.

Дамінуючым інстытутам стала асабістая лаяльнасць чыноўнікаў да А. Лукашэнкі, што дазваляе нам патлумачыць адносную працягласць існавання рэжыму і яго адносную стабільнасць.

Антыэлітны папулізм палітыкі А. Лукашэнкі стаў перашкодай на шляху інстытуцыялізацыіі (палітычнага развіцця), створанай ім палітычнай сістэмы, што магло прывесці да сур’езнага крызісу ў доўгатэрміновай перспектыве.

Калі б кіруючая эліта абрала, ў якасці канстытуцыйнай мадэлі, не прэзідэнцкую рэспубліку, а парланцкую форму кіравання, якую выкарысталі краіны Балтыі, шлях Беларусі быў бы іншым.

Цяжка сказаць, ці здолее А. Лукашэнка перамагчы нават слабую апазіцыю на прэзідэнцкіх выбарах 2015 г. без істотнай расійскай падтрымкі? Хутчэй за ўсё не.

У Рэспубліцы Беларусь само слова “апазіцыя” пры А. Лукашэнку стала набываць рэзка адмоўны сэнс. Дзяржава мусіла весці з ёй непрымірымую барацьбу, а не заключаць кампрамісы.

Отказ осуществлять наблюдение за выборами является международным скандалом,свидетельствующим либо о недемократичности избирательного законодательства страны, либо о недемократичности самого процесса выборов, а по большей части – о недемократичности всех избирательных компонентов одновременно.

Наступствы мінулага парадку не з’яляюцца адзіным чыннікам, які вызначаў траекторыю трансфармацыі палітычных рэжымаў на пастсавецкай прасторы. Змены адбываліся ў атачэнні рэжыма.

Соцопросы прочат республиканцам контроль над Конгрессом

Республиканцы пока не могут представить свою позитивную программу – они выигрывают только за счет критики демократов и, прежде всего, Обамы. Шансы у республиканского Конгресса понравиться рядовому американцу минимальны.

Александр Ратников

Белорусские руководители в итоге сохранили за собой право, которым они, впрочем, располагали и в прежние времена, – право просить денег, а у кремлевских руководителей – право деньги давать. Или не давать.

Ключевые игроки Юго-Востока в быстрых досрочных выборах в Верховную раду пока не заинтересованы. Здесь становление новых политпроектов пока только на начальной стадии.

Порошенко не бросается острыми заявлениями в адрес России, но при этом четко дал понять, что Украина не смирится с аннексией Крыма, а диалог с российскими представителями возможен только при участии посредников.

Во многих странах не просто пропала уверенность в европейских институтах, но пропал также и основной либеральный/левый консенсус, который возник после катастрофы двух мировых войн.

Отправка наблюдателей на украинские выборы хоть и является шагом в правильном направлении, еще не служит свидетельством подлинной независимости белорусской политики в данном вопросе.

Мясникович говорит о существенной корректировке, в конечном счете призванной соображения экономической эффективности поставить выше презумпции контроля над основными ресурсами (включая электоральные).

Выхолащивание модели, когда «кнута» становится все больше, а социализма все меньше, провоцирует в обществе рост запроса на перемены. Но альтернативная модель не предлагается.

Опираясь на 40% электоральной поддержки (реальной, а не придуманной) оппозиция могла бы, наконец, стать политическим фактором, с которым будут вынужден считаться власти и внешние игроки.

Стратегия «мягкой силы» предполагает не «жесткое» навязывание своих интересов соседним государствам, а создание таких условий, в которых партнеры самостоятельно и добровольно пойдут на выгодное сотрудничество.

Судя про хронологии инициатив, возможно, на эти шаги власти были вдохновлены избирательной кампанией в Украине, которая была признана европейскими структурами приемлемой с точки зрения демократических требований.

Cкорее всего, мы сможем узнать, какая же модификация системы будет выбрана, только после ее утверждения Палатой представителей.

Бліжэй да мясцовых выбараў можна чакаць інтэнсіфікацыі перамоўнага працэсу, у тым ліку і наконт вызначэння адзінага кандыдата ці лідара дэмакратычных сіл.

Разлік на тое, што статус адзінага можна будзе здабыць у выніку кулюарных межпартыйных перамоваў быў разьбіты сапраўдным дэмакратычным характарам гэтага мерапрыемства.

На этапе плянаваньня кампаніі і вызначэньня стратэгіі перамогі апазыцыя была сканцэнтраваная на пытаньні “хто” замест пытаньня “якім чынам”.

Аб’яднаньне гэтае вымагала не проста дэкляратыўнага пагадненьня, якое ўжо было дасягнутае, але і рэальнага аб’яднаньня дзеяньняў на глебе ўзгодненай агульнай стратэгіі.

Беда с выборами, прошедшими в США в начале этого месяца, в том, что они сохранили status quo, и это статускво достаточно печально.

Алексей Цветков

Существующая власть в электоральном и политическом контекстах уязвима, как никогда ранее. Она даже более уязвима, чем в пик прошлогоднего кризиса.

Кожны з двух умоўных блокаў беларускай апазіцыі можа выконваць сваю ролю ў “гульні” з беларускім рэжымам і праводзіць паралельныя кампаніі, паслабляючы апору беларускага кіраўніцтва ў грамадстве.

Нужно движение, которое ставит своей целью не участие в выборах, а коренное преобразование страны. Это возможно сделать в рамках работы над проектом конституционной реформы.

Замена действующей мажоритарной системы выборов на пропорциональную в Беларуси потребует если не полной отмены, то значительного уменьшения барьера для признания выборов состоявшимися.

Если для сохранения личной власти – пусть и в усеченном варианте губернатора Северо-западного края – Лукашенко пойдет на сдачу суверенитета, то большая часть «большинства» и меньшая часть «меньшинства» поддержит такой разворот на 180?.

Самым главным ресурсом, контроль над которым обеспечивает успех политической кампании, остается процесс управления выборами подсчет голосов и наблюдение.

Теперь власти (и избирательные комиссии) лишь сглаживают и нивелируют те островки либерализации и смягчения нравов, которые возникли в течение 2008-2010 годов.

Проблему бойкота можно было решить правовыми методами давно и бесповоротно. Для этого необходимо было отказаться от пятидесятипроцентного проходного барьера как для признания выборов состоявшимися, так и для выигрыша кандидата.

Па меры развіцця выбарчай кампаніі і ўзмацнення палітызацыі грамадства павялічваецца верагоднасць больш жорсткіх дзеянні ўладаў у дачыненні да сваіх апанентаў, асабліва актывістаў кампаніі «байкота».

Основная задача парламентских выборов у них – формирование стратегии развития страны на ближайшие годы. Основная задача парламентских выборов у нас – пролонгация полномочий группировки, находящейся у власти.

Исходя из текста заявления президента можно предположить, что местные органы власти будут запрещать проведение любых агитационных мероприятий, если заявленное место не будет совпадать с разрешенными ими.

Взаимодействие политических субъектов происходит по линии либо сохранения, либо пересмотра архитектуры наблюдения за выборами, которая сложилась к настоящему времени и отражает реалии предыдущего цикла парламентских выборов.

Рекордно низкий порог входа в новую Палату дает основания верить заявлению президента о том, что политическая система РБ будет модернизирована, а публичное подключение к делу КГБ только усиливает эту уверенность.

Влияние оппозиции  на процессы перераспределения реальной политической власти настолько мало, что им можно пренебречь.

У каждой части расколотого белорусского общества – свое представление о Правде. Поэтому ни власть, ни ее политические оппоненты не способны ничего донести на чужую электоральную территорию, и объем медийных ресурсов при этом не играет заметной роли.

Стоит ли тратить ресурсы на то, чтобы «выпрыгнуть из оппозиционного гетто», если его пространство освоено оппозиционными политическими партиями в лучшем случае на одну треть?!

Драки между оппозиционерами – это не интрига. Это шоу. Шоу, которое и должно замаскировать отсутствие реальной интриги.

Как показал опыт предыдущих политических кампаний 2004 и 2008 года, договоренности о съеме политическими партиями своих кандидатов в депутаты реализованы в полной мере не были.

Таким образом, бойкот – это не некая стратегия, которую может избрать или не избрать оппозиция. Это жесткая необходимость. И ответственность за отсутствие выбора лежит на властях.

Главный нерв дискуссии – ввязываться ли в игру, предложенную властью, и участвовать в выборах, выставляя оппозиционных кандидатов, или же устраивать активный бойкот.

В ходе парламентских выборов оппозиция может либо достичь позитивных результатов, либо ухудшить своё положение – но в обоих случаях динамика будет связана с изменениями внутри оппозиционной структуры, а не с изменениями в стране.

Понятно также, власть боится реального бойкота выборов, ведь это снижает стоимость «товара» практически до нуля.

Попытки изменить здешнюю ситуацию будут продолжаться при любом развитии событий, за исключением, конечно, чего-то экстраординарного.

Очередные дискуссии по поводу «чэсных», «демократических» «выборов» 2012 года – удачный повод забыть 19 декабря 2010 года, забыть фактически проигранную властью партию.

Слухи о возможном досрочном назначении выборов парламента, наряду со старательно подогреваемыми властями надеждами-опасениями о введении элементов пропорциональной системы, выполняют своеобразную компенсаторную функцию.

Сегодня независимые экономисты наперебой пытаются убедить нас в том, что «белорусская экономическая модель» исчерпала свой ресурс. Но экономическое исчерпание – лишь следствие исчерпания ресурса идеала крайнего авторитаризма.

Доступная статистика позволяет сделать вывод, что Национальное собрание РБ находится в глубоком кризисе доверия и, скорее всего, не успеет сыграть позитивную роль в разрешении политического кризиса 2011 года.

Я не слишком озабочен тем, чем закончится этот суд для меня лично. Меня гораздо больше волнует то, что через год, через два или три года будет с Беларусью. Судьба Беларуси для меня важнее моей личной судьбы - и в этом я могу поклясться перед судом и перед Богом.

Из приведенного следует вывод, что сам институт отзыва депутатов можно безболезненно удалять как из Конституции страны, так и из Избирательного кодекса.

Начало первого послевыборного года А. Лукашенко стало серьезным испытанием для населения страны. Курс власти для него оказался непонятным, а неразбериха в экономике вызывает опасения, что будет еще хуже.

Михаил Вязынский

Чаму ж беларусы ўсё ж вераць у справядлівы, хай і часткова, поспех Лукашэнкі на мінулых выбарах. На думку 40,4% насельніцтва, у Беларусі проста няма іншых асобаў, якія маглі б заняць гэтую пасаду.

Сегодня в политической оппозиции и гражданском обществе Беларуси наметились две достаточно четко ощутимые, но не во всем ясно артикулируемые позиции. Первая – это "диалог", вторая – "революция".

Политолог Вадим Гигин и экс-кандидат в президенты Виталий Рымашевский дискутируют о том, что такое конструктивная оппозиция в Беларуси, нужна ли она, и какие политические силы могли бы претендовать на эту роль.

События 19-20 декабря минувшего года, вероятно, имели главным итогом для белорусской оппозиции осознание бесперспективности построения политической стратегии на основе мифов.

Заслуга Лукашенко перед Европой, – заслуга, которую трудно переоценить, как раз в том, что впервые он смог ввести в активный оборот нематериальные активы, сделав значимость и актуальность «белорусской проблемы» своего рода общепризнанной ценностью для ЕС и, похоже, для России.

Данным текстом редакция «Нашего мнения» совместно с Агентством политической экспертизы открывает публичную экспертную дискуссию «После 19», посвященную проблеме возможных путей трансформаций «белорусской модели» после событий 19 декабря 2010 г. Приглашаем к участию к обсуждению выхода из нынешней ситуации неопределенности экспертов с различных сторон.

Улады паставілі Цэрквы перад сур’ёзным маральным выбарам, зрэшты, гэты выбар стаіць ужо даўно, але цяпер у гэтым полі пачынаюць з’яўляцца новыя гульцы.

Сёньня, пасьля падзеяў 19 сьнежня адмовіцца ад плошчы – азначае перастаць спадзявацца на словы боса пра тое, што “ўсё ідзе па пляну”. Адмовіцца ад плошчы –  гэта першы крок у бок “бязлідарскага” (leaderless) руху.

Белорусы стали более осведомлены об акциях протеста, при этом возросло число осуждающих эти акции. С другой стороны, сразу после выборов 2010 г. резко возросло число граждан, которые считают себя в оппозиции к власти.

Что касается фактора страха, то он в Беларуси, безусловно, имеет место быть. Это страх «меньшинства», осознавшего, что оно находится в меньшинстве. Ну, а дальше все происходит по Фрейду.

19 декабря своими действиями наша власть не положила конец, а дала начало цепочке событий весьма для нее неблагоприятных. С чем нашу «вертикаль» и поздравляем.

В ходе выборов в стране произошла принципиально важная перемена, которая будет главным фактором развития Беларуси в ближайшие годы: уменьшение электоральной поддержки А. Лукашенко.

НИСЭПИ приходит к выводу, что А. Лукашенко вновь выиграл президентские выборы (что предсказывали и все предвыборные опросы социологов) и, в принципе, мог бы обойтись без «перераспределения» почти 1.350.000 голосов и массовых репрессий.

На МАЗе таких «автозаков» можно сделать тысячи, а если еще задействовать исптывающий периодические трудности со сбытом БелАЗ, то мест хватит, чтобы в два-три приема обработать весь несогланый элеткорат.

С каждым арестованным студентом или иным молодым человеком Александр Лукашенко отдаляется от Европы не меньше, чем на год. А их-то – шесть сотен.

Итак, 19 декабря случилось то, чего никто не ждал: власть выбрала  жесткие репрессии. В итоге, переменная нашей политической жизни под названием «площадь» неожиданно оказала серьезное влияние на политическое поле.

Ключ к изменению ситуации в Беларуси лежит совсем не в форме воздействия на Лукашенко, а в форме воздействия на белорусское общества. Так что, витков маятника по маршруту «диалог-санкции» может еще быть несколько.

События 19-20 декабря в Минске были профессионально продуманной и технологически организованной акцией. Однако эти эпитеты можно адресовать лишь в адрес спецслужб, которые действительно к акции подготовились и являлись ее главными архитекторами.

Дзеянні ўлады 19 снежня і пасля даты выбараў падкрэслілі тое, што А. Лукашэнка не здатны для ўнутрыпалітычнага дыялогу з сваімі апанентамі і мяркуе, што гэты шлях згубны для яго персанальнай улады.

Скорее, Россия воспользуется ситуацией и вынудит «самого суверенного» президента на всем постсоветском пространстве к позорной капитуляции (вначале в экономической сфере, потом в политической).

Практически на всех наблюдаемых участках определить подлинность проведенных выборов было невозможно. К огромному сожалению, события вечера 19 декабря лишь усугубили ситуацию, что явилось дополнительной причиной предварительного непризнания ОБСЕ итогов выборов.

Складывается устойчивое впечатление, что спекулятивные качели «Брюссель-Москва» раскачивает уже не тот, кто на них качается, но те, кто оплачивает этот захватывающий аттракцион.

Можно ли считать, что жестокий разгон мирной демонстрации перед Домом правительства стал результатом войны экзит-полов при подвешенном Избирательном кодексе?

Белорусские выборы оказались прекрасным тестом на то, к какой категории относится тот или иной режим – евроцивилизованных или иных.

К вопросу о либерализации политической среды вообще и прогресса в электоральных кампаниях в частности. К вопросу о прогрессе, который нам всем хотелось видеть – экспертам, наблюдателям, обычным гражданам и властям, которые этот прогресс охотно за собой фиксировали.

И вот на тебе подарок на Новый год! Еще 5 долгих лет без международной легитимности. Вряд ли эта воображаемая белорусская элита удовлетворится традиционной картинкой сильного государства в шлеме и с дубинкой.

С перемещением вопроса о признании белорусских выборов ЕС в разряд неопределенных становится интересной позиция России, которая получает неожиданный подарок.

Потом – либерализация, диалог с Западом и прочая (будут надежды и на парламентские выборы, и вновь последуют обещания, что «на этот раз мы уж точно…»). Потом опять – реакция.

Mожет быть, именно разочарование, связанное с якобы уже наступившей «определенностью» итогов избирательного сезона, служат хорошим мотивом приглядеться к изложенному в работе материалу внимательней.

Стремясь всеми силами сохранить власть, Лукашенко старался не омрачать народ горькой правдой и говорил ему в основном «приятное». Но всякий пришедший ему на смену политик, если он обладает ответственностью, должен будет это сделать.

Президентская кампания 2010 принесла нам двух новых ярких харизматиков В. Некляева и В. Рымашевского, которые составили достойную компанию старожилам белорусской альтернативной политики.

Убогие соображения, в основе которых лежит искренне стремление сохранить экономическую систему в существующем виде (себя во власти) в обмен на обещание сделать всем остальным «жизнь не хуже», никого вдохновить не могут.

Гэтым разам перасядзець выбары не атрымаецца: спадарства, ваш чын зноўку патрэбны Бацькаўшчыне! Перакананы, што нацыянальна сведамыя грамадзяне зробяць слушны выбар – грамадзянскі выбар на карысьць Беларусі.

Аляксей Янукевіч, Старшыня Партыі БНФ

У этого самого большинства нет не предпочтений, ни политической воли, ни вкуса, ни интересов. Большинство (которое неизбежно фиктивно) – это нечто такое усредненное и малоинтересное.

Медиа-пространство, оказавшись досрочно перегретым в связи с летней публичной фазой белорусско-российского конфликта, столкнулось с нехваткой яркого, запоминающегося информационного наполнения.

На все претензии в адрес оппозиции по поводу отсутствия единства, консолидации, неспособности договорится и выставить единого кандидата, оппозиционные лидеры отвечали, что, дескать, ничего страшного, выборов все равно нет, голоса не считают, поэтому все решает Площадь.

Доносить до избирателей свою позицию – прямая обязанность политических партий, и потому любое усилие в данном направлении следует только приветствовать. Вопрос не в этом. Вопрос в эффективности «доносов». Прежде чем  «доносить», необходимо, как минимум, правильно определить конечного потребителя информационных посланий.

Очевидно, что в кругу дипломатических представителей, которым досконально известны взгляды своего руководства на «белорусский вопрос», литовский президент никак не могла говорить от имени всего Евросоюза.

Акрамя асноўнай задачы па забеспячэнню перамогі дзеючаму прэзідэнту Беларусі ў гэтай выбарчай кампаніі, БР пераследуе і іншыя мэты. Сябры арганізацыі набіраюцца досведу ўдзелу ў палітычных кампаніях і асвойваюць разнастайныя формы агітацыі і камунікацыі з грамадствам, якія дазволяць трансфармацыю Белай Русі ў палітычную партыю.

У оппонентов действующей власти остаются сомнения, а не будут ли они реально обозревать уже сфальсифицированные результаты досрочного голосования, голосования «на дому», да и голосования на участке?

А нам всем нужно понять главное: если не бороться за то, чтобы завтра наступило 20 декабря, то завтра не наступит никогда. Наше поколение проиграло свою судьбу, свои лучшие годы.

При всех своих недостатках, Санников является лучшим кандидатом в той политической ситуации, которая сложилась.

Ничего не меняется со времен царской охранки полковника Зубатова. Вспомним, как создавались псевдополитические партии, появлялись Азефы и попы Гапоны, черносотенцы, как тиражировались лжереволюционные периодические издания…

Пожалуй, главной сенсацией выборов-2010 на данном этапе стал факт преодоления стотысячного рубежа максимально большим количеством инициативных групп за всю историю проведения выборов в РБ.

Для того чтобы, задрав штаны, успешно бежать за цивилизованным миром, требуется не просто программа экономических реформ, но программа преодоления социокультурной архаики «человека советского» в его белорусском варианте.

Сколько потенциальных кандидатов наберут не менее ста тысяч подписей в свою поддержку, пока не известно.

Наибольший ажиотаж наблюдается вокруг вопроса о том, кто из политиков пользуется у граждан наибольшим доверием. При этом в тени остается не менее важный социальный показатель – взаимное доверие граждан.

Логика белорусско-европейских отношений на данном этапе такова, что прекращение процесса нормализации не выгодно никому – ни белорусской власти, ни европейским чиновникам.

Уверенности в том, что поиск поддержки в странах «третьего мира» приведет к желаемым результатам, нет. На данный момент масштабы этого взаимодействия сравнительно невелики, и ожидать резкого скачка в ближайшем будущем сложно.

Российские задачи в отношении Беларуси сегодня сводятся в первую очередь к внутриполитическим: главным образом российскому руководству надо легитимировать в глазах собственного населения свою белорусскую политику.

Но в Кремле сочли более целесообразным не деносировать Союзный договор, а принудить к этому самого его создателя – Александра Лукашенко.

Ужо трэцюю выбарчую кампанію запар асобныя прадстаўнікі мясцовых органаў улады не могуць прыстасавацца да новых палітычных рэаліяў і перабудавацца на іншы, “імітацыйны” механізм правядзення выбараў, адрозны ад папярэдніх жорсткіх сцэнароў выбарчых кампаній.

Оказавшись в состоянии конфликта с Россией, лукашенковский режим не оставил себе поля для маневра в Европе, а значит и поля для маневра для прагматичной оппозиции с ее идеями долгой подготовки к политическим преобразованиям.

Чего не скажешь ради электората. Лукавый характер таких заявлений очевиден. Продай мы весной по двойной цене хоть все свои «излишки», богаче от этого не станем.

Риторика Площади ширится в среде оппозиционной публики. Аргументы в стиле «но в итоге всё решится на Площади» (именно так, с большой буквы) используются для объяснения любых стратегических и организационных просчетов, допускаемых в ходе предвыборной кампании.

14 сентября белорусский парламент назначил дату президентских выборов и внес ясность во внутриполитическую повестку дня на ближайшие три месяца. Выбирать нового президента большая часть наших граждан будет 19 декабря 2010 года.

Если есть человек, шансы которого кажутся мне самыми высокими, то может мне и следует помогать ему, а не тратить время на вычисление самого правильного единого?

На днях Польша разрешила провести у себя Всемирный конгресс чеченского народа, по московским меркам – «сепаратистов». Для Кремля этот поступок более оскорбителен, чем гипотетическое «создание конкуренции» некоему пророссийскому кандидату.

Они – власть белорусская – просто не ожидали, что позиция Кремля будет настолько резкой. Поэтому не успели всех нас зачистить.

А. Милинкевич был самым узнаваемым и рейтинговым оппозиционным политиком в Беларуси. После его отказа участвовать в выборах в качестве кандидата, на этом месте образовывается определенная пустота.

Четыре года движение «За свободу» черпало смысл своего существования в ориентации на президентские выборы. И вот, они уже на горизонте – а потенциальный кандидат движения делает заявления о намерении отказаться от участия в выборах.

Но не было сказано ничего, что действительно бы указывало на то, что  готовится покушение. У этого выступления совсем другая цель.

Итог прояснит многое – в том числе и то, существует ли РБ как суверенное государство, можно ли еще в принципе успеть приступить к его строительству (которое – по моему убеждению – еще не начиналось), а также кто конкретно имеет право на это претендовать.

Возможно, политическим оппонентам режима дают понять: стоит подбирать слова. Очевидные истины, которые следует постоянно напоминать, потому что очень уж все как-то расслабились в последнее время.

Система наблюдения за выборами – это оружие, которое может быть использовано только сильным субъектом в условиях «институциональной усталости» власти. Пока наше общество не в состоянии использовать это оружие по назначению.

На этом фоне сезонного прилива публикаций сценариев и версий удивляет только одно. Складывается впечатление, что с белорусским режимом уже в принципе все ясно.

Некоторые политики, партии, увидели в конфликте правящих команд России и Беларуси не новые возможности, а угрозы, и объявили, что у них появился новый политический противник – пророссийский кандидат в президенты.

Газовый конфликт с Россией в конце июня 2010 г. ознаменовал собой начало избирательной кампании Лукашенко. Ситуация, в которой проводится эта кампания, является уникальной. Впервые за долгие годы отсутствует активная поддержка главного спонсора белорусской модели – Российской Федерации.

Проблема в том, что пока ни один из оппозиционных кандидатов в президенты не предложил свой проект отношений с Россией, который был бы альтернативным проекту Лукашенко.

Оппозиционные политики исчезли давно, прошло 11 лет. Даже в 2001 году по свежим следам событий обнародование сенсационных фактов не вызвало большого общественного резонанса. Тему обсуждала только политизированная публика.

На практике это будет означать отказ от противодействия авторитарному режиму на следующих выборах и концентрацию усилий на поисках «кремлевских агентов» в демократических партиях и организациях.

Расклады среди оппозиционных кандидатов в президенты пока можно прогнозировать лишь приблизительно. Представляется, что уже сейчас разлом проходит по линии отношения к тому гравитационному центру, которым стала для белорусской оппозиции гражданская кампания «Говори правду».

Изначально на нашей земле создавалось государство исключительно в формате «туземной администрации»: из людей принципиально не способных мыслить и понимать реальность.

Действия старого руководства могут привести к тому, что решать вопрос о партийном кандидате в президенты будут чиновники министерства юстиции.

Создается впечатление, что для значительной части оппозиции, особенно молодой ее части, политические игры в оппозиционной тусовке принимаются за реальную политику и иногда заменяют ее.

Среди типичных предвыборных проблем кандидата А. Лукашенко появляется еще одна – успеть договориться с собственными подчиненными, пока те не договорилась между собой.

Приходится привлекать внимание и «активизировать диалог» по образцу Северной Кореи. Но это плохой способ привлечения внимания и провальный способ ведения диалога.

Перспектива президентских выборов, сегодня ощутимо превратившаяся из политически «среднесрочной» в самую что ни на есть ближайшую, привела подавляющую часть отечественной оппозиции в привычное состояние «тяжелого ступора».


Успех любых действий демократической власти после Победы во многом будет зависеть от экономического фона, а он с большой долей вероятности будет неблагоприятным.

В 2008 г. власти соглашались выпустить Козулина из заключения только при условии, что он уедет за границу и не будет участвовать в политической жизни страны. Судя по всему, этот вопрос сильно беспокоит Лукашенко и сейчас.

Именно ощущения надвигающегося дефицита легитимности, вынудило режим работать на устранение любой, даже призрачной альтернативы, самого минимального риска. И этот нажим дорогого стоил, параллельно повысив уровень рисков.

У нас в обществе идеи консолидации вообще придается какое-то мистическое значение. В результате все забывают осмыслить главное: что именно должно получиться после консолидации и хорошо ли это.

Местная власть под контролем центра сделала все, чтобы гарантировать выполнение разработанного Лукашенко и Ермошиной плана и обеспечить попадание в Советы только людей из «списка президента». У оппозиции не было единой стратегии во время этой кампании.

Нягледзячы на крызісныя з’явы ў эканоміцы уладны механізм, які забяспечвае элегантныя перамогі цяперашняга прэзідэнта, спрацаваў бездакорна, і гэта асноўны вынік мясцовай выбарчай кампаніі.

Европейцы доверяют в большей степени региональным и местным властям (50%), рейтинг доверия национальной власти существенно ниже – 34%. В Беларуси же наблюдается обратная зависимость. Это свидетельствует не только об иной природе белорусской власти, но и об ином ее восприятии общественным мнением.

Президент буквально за две недели сформировал свою предвыборную программу. На сегодняшний день она состоит, как минимум, из подписанных соглашений с КНР и Венесуэлой и гарантий их выполнения.

По существу, ряд партий, принимая двусмысленные и неоднозначные решения по вопросу участия в выборах, пытается снять с себя ответственность за стратегические ошибки в выборе собственной миссии.

Наибольшие расхождения белорусского избирательного законодательства и правоприменительной практики и международных стандартов проявляются в области обеспечения состязательности избирательного процесса.

Социальные сети представляют исключительный интерес, т.к. из инструмента электоральной поддержки они легко могут трансформироваться в инструмент гражданского действия.